Самый странный нуб

Размер шрифта: - +

Глава 13

Глава 13

 

    Утро удивило Роса непонятной многолюдностью. Обычно в поселке трудно было увидеть кого-то, кроме Гриди и охраны у ворот, но сегодня народ шастал десятками. Выходя из столовой, он столкнулся с Пупом и удивленно произнес:
    — А ты что здесь делаешь? Ведь в шахте же ночуешь.
    — Ты что, ничего не знаешь?
    — Да знаю. Мобы на поселок напали, ночью воины их гоняли. Вон от пары домов головешки дымятся.
    — Эти мобы не только в поселке повеселились, но и внизу. Обыскали все ближние штреки и таких, как я, всех на перерождение отправили. И еще, сволочи, всю одежду на лоскуты порвали.
    — Я видел, как это было. Вы возникали в круге — вас тут же убивали. И это раз за разом повторялось.
    — Угу. Похоже, десяток раз помер, а то и больше. Ничего не теряю из-за нубства, но одежде досталось, а она у меня получше местной робы. А ты чего жуешь на ходу? Нравится эта бурда?
    — Да голодный, будто пес. Гриди, сволочь, сказал, что ужина лишит, если нормы не сделаю. Я вчера не стал с ним конфликт обострять.
    — Ничего, его судьба уже наказала. Побегал он ночью в подштанниках.
    — А почему так? В подштанниках?
    — Ты ник его видел и охраны местной ники?
    — Ну?
    — Не обращал внимания, что они обычно красные?
    — И что это значит?
    — Ник игрока краснеет, если он совершает убийство вне военных зон, без черных списков и всяких там вражеских кланов. Тупо режет нейтралов или вовсе бесклановых. И при этом жертва не должна отвечать на атаки. Сечешь?
    — Их что, связывают перед смертью, чтобы себе ник покрасить?
    — Все куда проще. У Гриди левел около пятидесяти, я так думаю. Валит тех, у кого замок на тридцатке, вряд ли выше. Такие нубы редко успевают ответить.
    — Зачем?
    — Нубский клан, и все дела у него нубские. Темные, скажем так, делишки: ничем не брезгуют, я так думаю. Для темных дел иногда нужны люди особые. Вот их тут, подальше от жилья, и держат. Надо прирезать где-то кого-то — посылают. Может, даже из клана на время работы такой выводят, чтобы не подставляться. Выполнив дело, они возвращаются и сидят здесь тихо, пока ник не побелеет. Если не сильно зверствовать, то он за неделю-другую почти полностью цвет восстанавливает. Только не спрашивай, от кого они там красятся, я дел с «мечами» не имел никогда до этого, знать такого не могу.
    — А при чем здесь подштанники?
    — А при том. У игрока с белым ником в случае смерти шанс потерять вещь надетую или лежащую в сумке — не больше пары процентов. Это если он никого не пэкашил вообще никогда.
    — Пэкашил?
    — Убийца игроков.[27 - ПК — игровой сленг (от англ, players killer): игрок, убивающий других игроков без веских или законных причин. Отсюда — пэкашить.] Пэкашество портит карму, отчего шанс становится чуть выше. Но все равно не очень серьезным. А вот если ник красный, то из тебя сыплется будто из мешка Санты. Не теряются лишь некоторые вещи, но они огромная редкость — обычно это эпики, сетовые, легендарки. И еще кое-что не теряется: нижнее белье. Оно всегда с тобой, без твоего согласия снять его с тебя не получится, и сделать это можно лишь в принадлежащем тебе помещении — или арендованном, или на локации, где нет посторонних. В игре ведь и дети, бывает, бегают — сам понимаешь, это необходимость. Своего рода цензура. И в подштанниках остаются только полные нубы, оставшиеся без ничего. Теперь вот и Гриди на этом засветился… Знатно опозорился.
    — То есть его убили мобы, и он остался без вещей?
    — Думаю, не один раз убили, гоняя по поселку, пока не подошло подкрепление. Кто-то догадался поднять тревогу, телепортом прилетели серьезные клановые бойцы, но, пока их не было, Гриди унижали как последнего нуба. Растерял все. Собрал потом, конечно, но люди-то это видели и вряд ли забудут.
    — Тут ночью хотели шахты завалить. Не совсем, а дальние штреки, но Гриди их отговорил.
    — И правильно сделал.
    — А если лепры опять полезут?
    — Мобы в старые времена респились быстро, а сейчас куда дольше, так что после ночного боя их, наверное, почти не осталось. Пока появятся новые, завалы успеют рассосаться, так что толку от них никакого.
    — Как это рассосаться успеют?
    — А так. Шахту строят особые крафты, с прокачанным горным делом, строительством и еще чем-то, точно не знаю. Они сделали провал, понизу пробили штольню, от нее отвели штреки. Особые маги-архитекторы защитили построенное. Защитили дешево: нубский клан большего себе позволить не смог, так что обвалы у нас обычное дело. Однако защита против них хоть и нубская, но есть, так что они через какое-то время полностью рассасываются. Выработки как бы регенерируют.
    — Как руда?
    — С рудой все гораздо сложнее. В этих горах есть определенные запасы меди, они медленно восстанавливаются. Если вести добычу выше скорости регена, руда перестанет появляться. Нужен баланс работников и свойств месторождения. Чем выше запасы месторождения, тем, как правило, выше реген его ресурсов. За богатые рудники сражаются крутые кланы, а с такими, как Равенас, им лень связываться, вот «мечи» здесь и окопались. Да что мы стоим как два идиота, пошли вниз, работа не ждет. Вон народ потянулся, и воины из штолен выходят. Небось хорошо внизу мобов нарубили, ты, наверное, остался без своих крыс.
    — Буду, значит, долбить руду, как все. Надо срочно делать норму, а то с голоду ноги протяну.
    — Сто пятьдесят или даже двести ты и с кривыми статами должен рубить за смену, так что сильно не переживай. И вообще лучше сам готовь себе, и тогда даже выбираться не придется.
    — Как это?
    — Ты даже этого не знаешь?!
    — Откуда мне знать?
    — Форум почитай, гайды — полезное дело.
    — Пуп, поверь на слово — мне сейчас не до форумов.
    — Странный ты нуб… Ну да ладно: я в чужие дела не лезу. Ты ведь крыс бьешь?
    Рос не стал признаваться в убийстве лепра. Не хватало, чтобы кто-то очень умный связал его с нашествием мобов.
    — Ну да, по несколько штук в день убиваю.
    — Сняв с тушки шкуру или содрав клочья, если она не снимается, отрезай мясо, как с обычной дичи в реале. Потом запекай, жарь на сковороде, на прутьях. Ну ты понял.
    — Жрать крысятину?!
    — А ты что жрешь в поселке?
    — Не понял?
    — Думаешь, ту бурду из свежей осетрины готовят?!
    — Не похоже.
    — Там всякий отстой, и поверь: крысятина — далеко не самое худшее. Нормальное мясо, если правильно приготовить и не смешивать с разным силосом, как кашу в нашей столовой. Вон внизу печи руду переделывают в высококачественную. На них и жарить можно. Заодно еще плюс будет. Еда, особенно хорошая, прибавляет очки жизни. Так что держи в сумке куски жареного мяса: если после боя здоровье пошатнулось — можно чуток подлечиться. Бодрость тоже добавляется. Все как с водой: раз в час работает. Это, конечно, не как эликсиром, но нам, нубам, сойдет и так.
    — Не знал.
    — Будешь знать.
    — У меня даже ножа нет мясо вырезать.
    — Держи.  — Гном протянул короткий ножик с деревянной рукояткой.
    «Маленький нож. Бытовой инструмент и оружие колющего и режущего действия. Урон: 1–2. Требования: нет. Вес: 0,14 кг. Прочность 7/10».
    — Чего взамен хочешь?
    — Да бери так, мы, работяги, должны помогать друг другу. Мне он здесь без надобности, потом получше прикуплю.
    — Спасибо.
    — Спасибо — это хорошо, но если вдруг захочешь подкинуть крысиного мясца, то сильно отказываться не буду.
    — Намек понял. Хотя неизвестно, когда охотиться смогу. Сам ведь сказал, что эти вояки очистили шахты от мобов.
    — Преувеличил я. Там надо человек двести и неделю работы, чтобы все зачистить. И то сильно сомневаюсь. Когда шахту строили, пристойных горняков было мало, их услуги ценились запредельно дорого, «мечи» на такое разоряться не стали и что-то напутали в расчетах. В итоге шахта вышла раз в десять больше, чем это нужно для такого месторождения. Штольня и штреки ушли на километры в глубь гор, пересекли при этом кучу пещер и подземных рек. Как нарисовали на плане, так и провели, не задумываясь. Да и некому было задумываться, я так подозреваю. Пещер оказалось очень много, похоже, целую сеть вскрыли. Даже отряды воинов к ним посылали, надеялись логово найти.
    — Логово?
    — Ну я тебе уже вроде рассказывал: особый вид подземелий, с элитными мобами, боссами и ценным лутом. За такие места кланы дерутся.
    — Ночью в поселок ворвался один элитник.
    — Элитники и в обычных местах нередкое дело. В логовах их большинство, а может, и все. От логова зависит и от того, сколько оно простояло. Я сам толком не знаю, оно мне без надобности.
    — То есть шахты зачистили, но из пещер могут пробраться другие мобы?
    — Даже шахт не проверяли. Ближние и средние штреки, к дальним вряд ли ходили. Так что не переживай: никуда твои крысы не пропали.
    — На дальних штреках и днем можно нарваться на серьезного моба.
    — Ну помрешь лишний раз, с тебя не убудет.
    — Ага. И Гриди посмеется лишний раз.
    — Верно говоришь. Только и делает, что зад целыми днями протирает, смотрит, где что делается. Все ему интересно, сычу. И если наш брат на респе оказывается, веселится будто ребенок.
    Пришлось замолчать: поравнялись с поднимающейся шеренгой воинов, возвращавшихся после очистки шахт. Мужчины, как правило, были высокими «качками» с лицами киногероев, женщины — с соблазнительными формами, подчеркивающимися вычурными доспехами, с внешностью королев красоты, если не лучше. «Червяков» у ников видно не было, да и ники редко выглядели бессмысленными наборами букв, как у работяг.
    Когда воины остались позади, Пуп заговорил о другом:
    — Видал, какие красавицы? Вот она, прелесть расширенного акка: выбор внешности персонажа. Видел у некоторых возле ников маленькие лица?
    — Не обратил внимания.
    — Это значит, что внешность персонажа близка к внешности его владельца. Только нечасто таких встретишь, все мечтают выглядеть сногсшибательно. В реале старуха лет семидесяти, а то и больше, а здесь — красотка лет двадцати максимум, и глаз от нее отвести невозможно. Мне вот как-то страшновато с такими любовь крутить. Я в этом вопросе разборчивый.
    — Любовь?
    — А то. Если по согласию и акки принадлежат совершеннолетним, тебе ничто не помешает. В городах даже бордели есть, где особые нулевки подрабатывают. Платят за месяц расширенного аккаунта с услугой редактирования внешности, создают перса посмазливее, качают ему бодрость, затем переходят на рабочий акк с потерей половины набранных очков и гребут деньги со старичков-импотентов, у которых напрочь крышу сносит, когда оказываются в молодом теле. И денег у них, как правило, куры не клюют.
    — Ты так говоришь, будто завидуешь.
    — Вроде того,  — хохотнул Пуп.  — Это ведь не киркой махать в сырости шахтной. Куда проще, еще и удовольствие получать можно.
    — Так создал бы женского перса, как они.
    — Не выйдет. Даже в два-дэ не выйдет — не позволит игра. Акки ведь на конкретного владельца завязаны, плюс без браслета игры не запустить. Да и не сможешь в два-дэ «Камасутру» изображать — руду долбить в этом отношении куда проще. И вообще я просто шутил.
    — Да я чувство юмора прокачал уже немного, понял.
    — Качай его и дальше, а то мне показалось, что поверил.
    — Слушай, Пуп, вот о чем хочу спросить. Я заметил, что одни крысы дают меньше опыта, другие больше. Так понимаю, это зависит от уровня моба. А если убивать мобов гораздо больше своего уровня?
    — Тут математика такая. Чем ниже уровень моба, тем проще его убивать, но капает меньше опыта. Если моб ниже тебя уровнем, капает заметно меньше. В конце концов будешь получать единичку, меньше просто не бывает. И еще штраф пойдет на лут: шкурки, когти, зубы и прочее почти перестанут падать, предметы будут выпадать тоже реже, зачастую поломанными. Если бить мобов выше своего уровня, то опыта получаешь больше — и тем больше, чем больше разница. И штрафов по луту не будет. Только труднее придется. Для кача лучше всего бить мобов своего левела или около того.
    У Роса на этот счет было свое мнение, но он промолчал, спросив другое:
    — А на сколько левелов выше своего можно моба убить? Ну максимально?
    — И на пятьдесят, и даже больше ухитряются. Это лучники и маги, если, допустим, со скалы или дерева подстерегают добычу. За такие фокусы вроде достижения неплохие дают. Воинам и прочим контактникам куда труднее с этим вопросом. Да и дальнобойным классам не так просто. Быстро высокоуровневого моба не завалишь. А он или доберется до тебя за это время, или поймет, что ничего не выйдет, и отойдет за радиус действия оружия. И будет кругами вокруг дерева бродить, пока не слезешь.
    — Так как же они убивают?
    — Экипировка и оружие нужны хорошие, чтобы максимальный урон выдавать. Это дорого. Очень дорого. Сотни тысяч золотом, а может, и за миллион. Я думаю, в «мечах» ни одного бойца так одетого нет — слишком уж нубский клан.
    — Где народ берет такие бабки?!
    — Руководство крупных кланов зарабатывает покруче, чем топ-менеджеры серьезных корпораций. Еще можно договариваться за реальные деньги — это не запрещено. Налоговые инспекторы на дерьмо себя изводят, пытаясь отслеживать такие операции, кроме них, никому это не нужно.
    — Чтобы брать такие вещи за реальные деньги, нужно для начала иметь эти реальные деньги.
    — Мало, что ли, миллионеров и миллиардеров? Клиентов даже на раритетные вещи больше, чем игровых предложений, не говоря уже об эпиках.
    — Ты долго здесь работать еще будешь? На этой шахте?
    — Через пару недель договор закончится. Продлять не стану, уеду с первой оказией.
    — А что им стоит заставить тебя и дальше работать?
    — Они и так стригут нас сверх меры. Начнут и вовсе беспредельничать — мы станем на форуме писать во все темы о том, что собой представляет их клан. Ну и респ отвяжется, убьюсь — появлюсь возле алтаря в ближайшей деревне. И буду о них еще и в игре гадости рассказывать. Не поленюсь даже для газет объявления давать, и в гильдии горняков попытаюсь ославить. Оно им надо? Все равно нас не удержишь — так какой смысл лишний раз подставляться? А ты что, собира…
    Пуп замолк на полуслове, остановился, замер, не шевелясь. Росу даже показалось, что он не дышит, но все прошло, гном зашевелился:
    — В реале отвлекался?
    — Да нет, лаги, чтоб их. Ни в два-дэ, ни в три-дэ от них покоя нет. На днях висел минут двадцать, а может, и больше. Перс без управления так и стоял перед почти добытой рудой, и кто-то ее за это время скрысил. Там всего-то и оставалось — пара ударов. Надо переходить на погружение частичное.
    — Это как?
    — Шлем, браслеты, пояс, обручи, кольца. Там лаги если и бывают, то реже и не смертельные. Можно еще кушетку с зажимами — она дешевле капсулы и не так тело затекает, как в шлеме, но это чуть дороже выйдет, а у меня каждая монета на счету. Семья большая, кормить надо.
    — Зря ты на эту шахту пошел. Сам понимаешь, здесь не заработать.
    — Ну ты, Рос, мало еще соображаешь. Отсюда я тоже не пустой уйду, да и живут такие, как я, по принципу: «Сегодня пусто, а завтра густо». Извини, не буду выдавать своих способов заработка.
    — Все нормально. У каждого свои секреты.
    — Ну что, я, наверное, опять в этот штрек. Привык к нему, да и тянется он подольше других. Если что, знаешь, где меня искать.
    — Постараюсь притащить сегодня мяса.
    — Ты смотри, чтобы тебя самого на мясо не пустили.



Артем Каменистый

Отредактировано: 28.03.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги