Самый странный нуб

Размер шрифта: - +

Глава 33

Глава 33

 

    Подходя к роще, игрок, над которым белел загадочный ник «ANSVT», спросил:
    — Ты алхимию открыть успел?
    — Нет, только травы собирал, не качал еще.
    — Жаль, мне элики нужны. Я бы купил.
    — Да я даже оборудование под алхимию не брал еще.
    — Свой походный столик хочешь?
    — Ага. Так удобнее.
    — Ну да, ты же не маг, маны немного, лучше без нее обходиться. Но тяжесть лишнюю таскать придется.
    — Ну как разбогатею, так возьму крутой, с облегчением.
    — Прилично выйдет по деньгам.
    — Ну это я на будущее думаю.
    — А ник чего такой?
    — Нормальный ник, что не так?
    — Да Джонов-лучников толпа целая. Вон твой занят был, раз цифру добавили.
    — Так я и в реале Джон.
    — По мне, не слишком прикольно.
    — Ну мне твой тоже прикольным не кажется.
    — Вслух меня называют просто Анс. Девчонке моей нравится.
    — Она тоже играет?
    — Да я здесь, в игре, с ней и познакомился. Красивая.
    — Здесь все красивые.
    — Нет, она лучше всех.
    — Внешность как в реале? Знак есть возле ника?
    — Нет, внешность не из реала. Да и какое мне дело, что там у нее в реале? Главное, что здесь она лучше всех. О! Гляди! Хана русским!
    Рос посмотрел вперед, различив среди редеющих деревьев окраину небольшой деревни. Домов двадцать, стоят по обе стороны от единственной улицы. По ней шагал выстроившийся в три шеренги отряд игроков явно немаленького уровня, шествие возглавлял знаменосец, из задних рядов доносилась зажигательная барабанная дробь. И отстукивали что-то вроде джаза, а не боевого марша.
    — «Черная братва»,  — сказал Анс.
    — Крутые?
    — Угу. Жаль, что расисты. Берут только персов с черной кожей.
    — А если в реале ты белый?
    — Да им без разницы, хоть фиолетовый, лишь бы здесь был черным и вел себя как черный. У них сам Тисон играет.
    — Белый репер?
    — Ага. В смысле у них реперов полно, но про него даже многие черные говорят, что он круче всех. Хана русским: если братва их догонит, улетят они в свои холодные сугробы.
    — А что, у русских все в снегу?
    — Вряд ли. Наверное, как и у нас: только на севере и в высоких горах. Это я просто для смеха сказал. Ты тоже к торгашу?
    — Да, загляну, раз делать пока нечего.
    — У него вшивая лавка, ничего никогда не бывает. Не деревня, а полный отстой. Ты если качнешь алхимию и торговать здесь сядешь, от клиентов отбоя не будет. Я тебе гарантирую.
    — Неплохая идея.
    — Я зря не посоветую. А вон кто-то уже и без меня догадался.  — Анс указал вперед.
    Возле высокого крыльца, ведущего к двойным дверям одного из самых больших домов деревни, на вытоптанной травке расселся в позе лотоса игрок десятого уровня. Перед ним на расстеленном куске грубой ткани поблескивали маленькие бутылочки с эликсирами: синие — восполняющие магическую энергию, красные — жизненную, зеленые — бодрость.
    — Закуплюсь я лучше у него, а не у непися-барыги,  — заявил Анс.  — Да и лучница говорила, что у него пусто.
    — Ну давай, а я все же зайду.
    Догадаться, что этот дом и является искомой лавкой, было несложно. Рос поднялся на крыльцо, потянул на себя створку двери. Изнутри тут же раздраженным голосом произнесли:
    — Закрывай за собой! Сквозняки мне здесь не нужны!
    Рос оглядел помещение. Большая комната, разделенная напополам высоким прилавком. За ним стоял непись человеческой расы с крайне недовольным выражением лица, а перед ним девочка лет десяти, тоже непись, копалась в коробке с нитками для шитья.
    — Ну ты выбрала?  — нетерпеливо спросил торговец.
    — Да. Вот эти, эти и эти. И, наверное, эти тоже нужны.
    — Так нужны или нет? Не задерживай, люди вон пришли.
    — Ну ладно, тоже возьму.
    — Четыре катушки льняных, за все с тебя серебрушка и двенадцать центов.
    — Но мама дала только серебрушку.
    — Вот скажешь маме, что пусть медь занесет или с тобой передаст.
    — Хорошо, дяденька Шхор, я скажу.
    НПС торгуют друг с другом и одновременно с игроками? Интересные дела. Выходит, у них еще меньше отличий от игроков, чем думалось раньше. Да и экономическая система поражала все больше и больше: ничто не делается просто так, и даже для персонажей, управляемых программами, нет исключений.
    — Ну чего тебе? Не стой на пороге. Или просто так заглянул, глаза потешить, как ваши любят?
    — Эликсиры есть? На ману и здоровье?
    — Никаких нет. Ваша братия все выгребла. Сколько ни привозят, все сметают.
    — У вас там конкурент возле крыльца устроился.
    — Конкурент? Мои конкуренты раков в реке кормят. Разве же это конкурент? Он алхимик и в придачу круглый дурак. Наделал зелий разных для тридцатых уровней, а у нас здесь игроки от десятого и до двадцать пятого носятся, выше редко бывает. Так что будет сидеть, скрючив кривые ноги, покуда зад не отморозит, и никто у него за это время ни склянки не возьмет.
    — Понятно. Отсутствие спроса.
    — Ага, верно сказано. Притащи он зелья для десяток, ну пусть даже для двадцаток — присесть бы не успел. Все забирают, сколько мне ни привезут. Спрос тот еще.
    — Мне перчатка нужна для лучника или наруч. Тетива больно бьет.
    — А чего в городе не взял?
    — Да взял. Убили меня русские сегодня, перчатка выпала,  — легко соврал Рос.
    — Ох и разбойники, достали они всех нас до печенок. Вчера две коровы сожгли магией злобной, просто так, забавы ради, мимо пробегая.
    — Перчатка так себе была, не жалко. Но стрелять без нее неудобно.
    — Нет у меня ничего. Могу ткани плотной отрезать — намотаешь, побегаешь так, пока что-нибудь приличнее не найдешь.
    — А тетива есть про запас?
    — Только из воловьих жил.
    — Сойдет.
    — Сколько?
    Рос показал лук:
    — Ну чтобы на пару раз хватило.
    — Еще чего-нибудь надо?
    Безумно хотелось показать не слишком редкую вещицу из своих трофеев на предмет обмена, но Рос не спешил их светить: тут дешевая лавка, таких предметов, как у него, торговец, возможно, никогда не видел. Ведь он на себя надел белые, битые, копеечной стоимости, для виду, а вот в сумках у него те еще сокровища.
    Кстати…
    — Сумку мне надо побольше.
    — А своя чего, забита вся?
    — Ага. Почти.
    — Чего же ты в нее напихал-то? Поди, зубы, когти, шкурки разные? Я такое куплю и заплачу хорошо. Мне много надо, я это дело в город отправляю потом, с племянником. Там их твои соплеменники подороже заберут, конечно, но зато тебе ношу облегчим прямо сейчас. Ну так что?
    — Извини, уважаемый, но мне самому пригодится. Так что там насчет сумки?
    Торговец разочарованно вздохнул и недовольно бухнул на прилавок две запыленные торбы:
    — Все, что есть, для таких, как ты, мелких.
    Первая оказалась такой же сумкой новичка, причем сильно потасканной, вторая чуть лучше — простая, на тридцать ячеек. Тоже потасканная и, что неудивительно, без снижения веса.
    — Получше ничего нет?
    — Получше в городе ищи.
    — А нет случайно алхимического набора и склянок пустых?
    — Я тебе что, алхимик?
    — Да вроде не очень похож.
    — Вот-вот, был бы алхимиком — сам бы зелья варил. Нет у меня такого набора и не было никогда. Склянки есть, немного. По случаю достались — плохо их берут, зря связался. Не хочет ваш брат алхимией заниматься.
    — Ладно, беру эту сумку, тетиву, ну и материю на руку.
    — Ладно, за все с тебя ровным счетом восемьдесят серебрушек.
    — Сколько?!
    — Ну сбавил я чуток, по доброте своей, так что не удивляйся так сильно.
    — Сбавил?! Да я за такие деньги легендарок мешок наберу!
    — Ну так бери, я разве мешаю. И…  — Торговец осекся, внимательно всмотрелся в лицо Роса, сокрушенно покачал головой: — Совсем мухи окна засидели, темно, будто в гробу у некроманта, не признал я вас. Что же сразу не представились, да еще и скромничаете, будто девица нецелованная? Может, винца отведаете? Или покрепче чего? У меня есть.
    Рос, ничего не понимая, покачал головой:
    — Нет, спасибо. Мне бы сумку, тетиву и ткани кусок.
    — Да зачем вам с тряпкой позориться. Вы вечером подходите, племянник как раз вернется, я вам его перчатку отдам для охоты. Он в городе себе другую возьмет.
    — А насчет остального?
    — Да забирайте все за двадцать четыре серебрушки. Уж простите: дешевле никак не выйдет.
    — Это с перчаткой?
    — Перчатку я вам за просто так отдам. Износилась она сильно, чинить такие ох как дорого, но недельку побегать должно хватить, а там и получше что справите. Забирайте свое, не стойте так.
    Рос начал догадываться, что непись каким-то образом видит его достижения, или начали сказываться завышенные дополнительные характеристики. Вон как тон изменил и цену сбавил аж в три раза. А то пришлось бы ему за эту рухлядь отдавать всю имеющуюся наличность.
    Интересно, а НПС способны выдать его игрокам? Если так, то ему нигде не скрыться, как ни меняй внешность.
    — Если на ночлег негде стать, то у меня и остановитесь. Хоть на террасе, что со двора, хоть на сеновале, если свежий воздух любите. И ужином накормим, и молоко у меня лучшее в деревне, можете хоть ведрами его дуть. И не возьму больше серебрушки.
    Вспомнив, что в окрестностях деревни ведутся боевые действия, Рос кивнул:
    — Пожалуй, приму ваше предложение. И вот еще: до вечера время есть, а заняться нечем. Боюсь выходить за околицу. Нет ли в деревне учителей, от которых можно мудрости набраться?
    Рос, бродя по форуму, узнал, что имеется тьма-тьмущая НПС, помогающих с открытием новых характеристик. Опытные игроки в каждой деревне и городе наводят справки насчет таких, разыскивая учителей, способных научить чему-то редкому. Так почему бы и ему не попробовать, раз уходить отсюда в данный момент опасно?
    — Ну что вы, откуда в нашем захолустье учителя. Разве что травница, но вы, мне кажется, дело это уже успели освоить.
    — Да, немножко знаком.
    — Ну так не поможет она вам ничем. Есть, правда, один старичок, недавно появился. Живет тихо, пчел разводит помаленьку, и никто так и не узнал, откуда он взялся. Как-то раз опрокинули мы с ним по стаканчику вина. Щеки у дедушки сразу раскраснелись, и предложил он попробовать его медовуху. А я человек такой: если мне чего предложат — отказываться не люблю. После медовухи отплатил ему добром за добро: опять винца попробовали моего. Ну а потом, само собой, опять за медовуху взялись. И тут, как говорится, понесло старого. Оказалось — это не кто иной, как бывший королевский ювелир. Ослабел глазами, да и устал, ушел на покой, в глушь. Хорошо ему здесь: тихо, и не теребит его никто. Много чего интересного рассказал. Может, где и приврал, пьяный язык — дело такое, но все выдумать никак не мог. Думаю, если хотите дело ювелирное освоить, следует к нему отправиться. Может, выгонит сразу, а может, выслушает и поможет чем.
    — Спасибо. Пожалуй, стоит сходить.
    — Конечно, стоит: так и так ничего не потеряете. И вот, бутылку эту прихватите. Скажите, что Шхор ему передал, со всем уважением. Может, при виде вина раздобрится, старое вспомнив. Хорошо мы тогда с ним посидели, говорят, он наутро так некрасиво выглядел, что половина его пчел от страха перемерла. А может, просто дыхнул на них неосторожно, всего знать не могу.
    — Что я должен за вино?
    — Да ничего не должны. Так и так хотел его старому передать, так что вы мне только услугу окажете.



Артем Каменистый

Отредактировано: 28.03.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги