Счастье вдруг

Размер шрифта: - +

Глава 6

*****

 

Все поле перед окопами чернело телами, окопы Третьей роты -- роты того самого Вила, что не желал менять лук на винтовку -- завалены вперемежку солдатами в коричневых и серых шинелях. После боя я прошел, вглядываясь в мертвые лица, и если бы не цвет шинелей, то вряд ли смог отличить одних от других... Что ни говори, но карлики немногим отличаются от людей -- даже рост у них, несмотря на все предрассудки, почти нормальный. У них редки те, кто выше метра восьмидесяти, но -- бога ради! -- разве у нас, у людей, таких больше? Средний рост карликов -- метр шестьдесят пять, людей -- метр семьдесят. Разве это повод для взаимного истребления?

Оказывается -- повод. Не хуже любого другого.

По прикидкам, в этом бою карлики потеряли триста -- триста пятьдесят человек. Почти батальон.

Наши потери составили чуть меньше -- восемьдесят четыре убитых, сорок два раненых.

А в нахмурившемся сером небе продолжали медленно плыть тяжелые облака, превращаясь в грозовые тучи…

Возле госпиталя, куда я заглянул вечером, мне повстречалась Елена. Сперва я ее не узнал. Чисто случайно я заметил какую-то женщину в заляпанном кровью белом халате. Она стояла лицом от меня, и ее спина вздрагивала от сдерживаемых рыданий.

Не лезь, дурак, сказало подсознание, не видишь, человеку и без тебя плохо...

- Я могу помочь? - шагнул я к ней.

- Да! - отрезала она, не поворачиваясь. - Уйдите!

Голос показался мне знакомым. Но на "нет", как говорится, и суда нет. Я пожал плечами и шагнул в сторону...

- Стойте! Подождите... Я... я... не уходите -- хорошо? - она заговорила быстро, теряя слова и проглатывая союзы, словно боялась не успеть и не высказать все, что наболело. Я замер.

- Когда я ехала сюда, на фронт , я думала... нет, я была уверена, что смогу... я все смогу! Я думала -- я храбрая, я сильная, у меня есть знания... что я выдержу все, чтобы не случилось... Но это?! Кровь, кровь, вопли, стоны, молоденький мальчик звал маму -- его ранило в живот, такая плохая рана и никакой надежды -- это хуже всего, когда нет надежды... Доктор сказал -- оставьте парня в покое, ему не поможешь. Пришел высокий, красивый, с усиками -- фельдшер, крутил пальцами, что-то шептал, бубнил и...  Мальчик умер. Но почему?! За что? Я видела, как выживают и с худшими ранами, но он...  Я не смогла помочь.

Она всхлипнула. Я подошел и обнял ее за плечи.

- Тихо, - сказал я. - Все хорошо, все кончилось... Парню никто не смог бы помочь -- вы сделали все, что в ваших силах.

Зря я это сказал. Она вдруг резко оттолкнула меня.

- Да что вы знаете?! - голос срывался на крик. - Что вы все обо мне знаете?!  НИ-ЧЕ-ГО!  Ничего вы не знаете ни обо мне, ни о моих силах!

Тут Елена узнала меня.

- Командир, сэр? - потрясение ее было велико. Мое тоже не маленьким, но внешне я остался невозмутим.

- Спокойно, Лейтенант... Вы свой долг выполнили.

- Откуда ты знаешь? Простите, сэр -- откуда  Вы знаете?!

Я солгал. Мгновенно и не задумываясь.

- Пирог прекрасно о Вас отзывается, лейтенант. Расслабьтесь. Отдыхайте. Завтра у нас много работы.

Всеволод Константинов -- "Пирог" -- главный хирург в отряде Грехэма. Я сделал ставку на то, что хирургов убивают много реже, чем простых солдат. И, похоже, угадал...

- Спасибо, сэр, - сказала она, вытирая слезы. Трясло ее уже на порядок меньше. - Но, сэр...

- Командир, - машинально поправил я.

- Но, командир, так вы знали, что я -- сестра милосердия?

Сказать, что я был потрясен -- значит не сказать ничего. Мои ощущения сходны с ощущениями человека, внезапно проснувшегося в троллочьей пещере...

Я попытался сохранить хорошую мину при плохой игре.

- Конечно. Мастер Оружия -- прикрытие.

Ее глаза василькового цвета широко распахнулись.

- Вы знали? Все это время -- знали?

Интересно, что еще я должен был знать? Ну Грейв, ну Адмирал -- параноик чертов, даже мне не доверяет!

- Знал.

- Но у меня ничего не получается! С самого приезда -- как отрубило...

- Ничего страшного... У всех бывают неудачные дни.

Я заподозрил, что ее дело заключается в банальной слежке -- с Грейва станется. Послать молодую женщину следить за тридцатилетним одиноким мужчиной... Умно. Какой мужик догадается, что девушке не просто нравится его общество?

И почему мне так больно?

МНЕ НЕ БОЛЬНО.

- Я... - начала она, но тут загремело, загрохотало, стало темно. Первые капли упали с неба...

Пошел дождь.

Я махнул рукой на прощание и побежал к гнезду. Ночью предстояло много работы -- я собирался расширить линию окопов, по иному разместить орудия. Иногда удачная расстановка играет не последнюю роль в...



Вячеслав Доронин

Отредактировано: 15.03.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги