Счастье вдруг

Размер шрифта: - +

Глава 8

Глава 8

 

Меня здесь не ждали. В этом я уверен на сто тридцать два процента -- с чего иначе им хвататься за оружие? Не успел я скатиться в траншею, как два темных винтовочных дула уже смотрели мне в живот.

- О-о! - попытался я поразить красноречием тех, чьи пальцы лежали на спусковых крючках. - Э-э-э...

 Неплохо, одобрил я себя, еще пара высказываний, и мою шинель не возьмет в починку ни один портной.

- Не стреляйте, я свой!

Уже лучше, Контр-Адмирал, похвалил я себя. Неоригинально, но на первое время сойдет.

Тени зашевелились. Одна, что повыше ростом, пребольно ударила меня стволом винтовки под ребра. Потом что-то гаркнула.

Не понял, хотел сказать я, но не смог -- от удара перехватило дыхание. Радужное настроение от того, что я все-таки нашелся (жестоко я себя, но за дело!) сменилось злостью. Какой я к черту командир, если не могу доказать это собственному солдату?!

Я медленно выпрямился. Посмотрел в лицо своего обидчика, пытаясь запечатлеть в памяти эти гнусные черты.  Ни черта не вышло, конечно -- по причине непроглядной темени.

- Г-га-а-а!!

От неожиданности он остолбенел. Я ухватил рукой ствол  винтовки, и резко рванул на себя и вбок, выворачивая корпус по часовой стрелке...

Результат превзошел все ожидания: винтовка норовисто выскочила из рук хозяина, описала полукруг и вошла в плотное соприкосновение с плечом второго солдата.  Ложе в дребезги -- приклад в одну сторону, плечо в купе с прилагающимися к нему головой, ногами и остальными частями тела -- в другую. А еще говорят, что я не умею командовать. Неправда. Главное в этом деле что? Во-первых: привлечь внимание, во-вторых: вызвать уважение и страх, в-третьих: заставить поверить, что так было всегда... С первым и со вторым пунктами уже все ясно: и внимание привлек и страх вызвал. Осталось -- закрепить пройденное.

Я повернулся к обидчику. Пламя в моих глазах заставило его отшатнуться.

- Дост’р тобе?! - вырвалось у него. Я малость опешил -- невольный собеседник обратился ко мне на диалекте карлов. "Дост’р тобе?" означает вопрос: кто ты? 

Я было забеспокоился, пока не вспомнил, что в отряде Грехэма по меньшей мере треть: карлики, потомки карликов, полукровки, полулюди, четвертькарлы и осьмушколюди -- в общем все они говорят худо-бедно по-карлийски, а некоторые никакого другого языка и не понимают.

- Хааш’ра Тенг Доронин, - сказал я. Языком я владею в совершенстве, а мой акцент напоминает южно-карлийское произношение. - Хармаш’р тобе?

"Я Высокий Господин Доронин. Ты понимаешь?"

- Оу?! Оу, оу, Шамиш’ст Тенг да - Ронин,Фарх ла Текка'ст Магар, хааш’ра нарэ юхит...

Проделав мысленный перевод, я решил, что чего-то не понял. Медленно проверил каждое слово, и понял -- это не ошибка, а если и ошибка, то не моя. Солдат только что назвал меня "блистающим солнцем".

"Да?! Да, да, Высокий Господин Да-Ронин, чей лик подобен свету солнца, я очень извиняюсь..."

Не люблю лесть. Я деловито взрезал солдату по зубам и встал над поверженным телом, потирая кулак.

- Хааш’ра тобе’ст Лаард! - сказал я. Сзади раздался глухой стон. Ты изувечил парня, Контр-Адмирал - горько укорила меня совесть. Надеюсь, что нет...

- Встать! - приказал я по-карлийски. Они подскочили как на пружинах. Даже тот, что получил прикладом по плечу. Потом он что-то пробормотал и упал лицом вниз.

- Помоги товарищу, - указал я второму солдату. Тот испуганно отшатнулся, заслоняясь рукой. Я сплюнул от злости, подтянул солдата за шкирку -- он оказался неожиданно низкорослым, полукровки обычно не такие, что ни говори, а человеческая кровь сильнее, дети ближе получаются ближе к людям, чем к карлам -- и медленно, четко проговаривая каждое слово, приказал принести фонарь. Раненому я решил помочь сам.

Это оказалось нетрудно. Плечо не было ни сломано, ни вывихнуто, обычный ушиб, в обморок же парень упал по странной "чувствительности души", как он сам выразился. Хотя я порядком намучился, приводя его в чувство. Всю ладонь отбил.

- Хватит. - хмуро сказал я, когда солдат открыл глаза и увидел перед собой скривленное, словно в приступе зубной боли, лицо. Мое лицо. И боль была, но отнюдь не зубная, а головная.

Во всем виноват мой рост, а именно то, что я на голову выше многих из своих солдат. Гордится вроде бы нечем, но при входе в землянку я порядком треснулся "лишними" пятнадцатью сантиметрами о деревянную притолоку.  Очень больно. Аж слезы из глаз...

- Хватит, - сказал я солдату, попытавшемуся вновь потерять сознание. - Еще раз и буду бить сильнее!

Его глаза обрели осмысленное выражение. Где-то на грани между животным ужасом и собачьей преданностью.

- Как тебя зовут, солдат?

Простой, казалось бы, вопрос, привел его в полнейшее замешательство.

- Не бойся, солдат, я не собираюсь тебя есть.



Вячеслав Доронин

Отредактировано: 15.03.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги