Счастье вдруг

Размер шрифта: - +

Глава 12

Глава 12

 

Темнота...

Грохот, от которого, казалось, должны лопнуть барабанные перепонки...  

Вспышки...

Тупая боль.

И так постоянно, раз за разом. Мы с Кондратом и "детинушкой" попали под карлийскую артподготовку. Вокруг мятущийся ад: разрывы, летящая огромными кусками густая грязь. Бьющий по ушам грохот. Мы лежим в огромной воронке, на дне которой плещется в такт взрывам серая жижа.  Шинель "детинушки" снова на нем, от носилок пришлось отказаться.  Меня тащат под руки - я могу идти сам, но постоянно теряю направление.  Туман...

Кондрат делает воспитаннику знак, тот возмущенно распахивает глаза, голубые, как небо над Климогой.  Дядька показывает жилистый  кулак - "детинушка" нехотя соглашается.  Быстрое движение...и вот я уже перекинут через богатырское плечо.  Вперед, командует дядька.

Мы бежим...

В смысле - они бегут, а я беспомощно распластался вниз головой, глядя, как из-под ног "детинушки" убегает земля.  От каждого толчка в голову бьет пудовый молот, к глазам приливает кровь...

Больно.

Следующая воронка. "Детинушка" тяжело дышит, я лежу и смотрю в застланное дымом серое небо, озаряемое вспышками. Красными, белыми, зелеными.

Ад на земле...

Ад на небе.

И снова бег, бесконечный бег. Разламывающаяся от боли голова, ругающийся дядька, хриплое хэканье "детинушки"... Чавкающая под ногами грязь.

За спиной "детинушки" тянется двойная строчка следов, словно путеводная нить для тех, кто пройдет по полю смерти вслед за нами. Путь в никуда. Дурацкий планшет болтается на шее, едва не задевая землю. Зачем Серхио дал мне его? Что-то важное? И каким образом ему стало известно о карлийской атаке?  Впрочем, карлы атаковали бы нас в любом случае - не зря Адмирал предупреждал о трех днях, которые я должен удерживать позицию у "Извилины".  Но время начала атаки?  Семь ноль ноль - сказал Серхио. Откуда у него такие точные сведения?

Боже, как болит голова...

Взрыв.

Совсем рядом. Взрывная волна настигает нас. "Детинушка" падает в лужу, я лечу вместе с ним. Сверху обрушивается водопад грязи. Рядом, в полуметре от меня, в землю врезается осколок, исчезая в чавкающей глубине.  Пронзительный, выворачивающий внутренности свист...

Взрыв.

На этот раз много дальше.  Я почти оглох от постоянного грохота, так что разрыв 6-дюймой гаубичной бомбы кажется мне негромким, как хлопок в ладоши. Земля вздрагивает.  Нас засыпает очередной порцией полужидкой грязи.  Мы похожи теперь на трех глиняных истуканов, уже слепленных, но еще не успевших просохнуть на солнце. Грязь везде - на шинели, под шинелью, на сапогах, внутри сапог, ею пропитано все и вся. Она хлюпает под ногами и летит сверху; висит в воздухе и забивается в нос, приходиться постоянно сплевывать безвкусные темные комки. Тьфу, гадость!..

Рывок.

Я снова оказываюсь на плече "детинушки". Дядька орет, указывая дорогу, машет руками. Вперед!

Передышка.

Снова рывок.

Дыхание моего "носильщика" становиться тяжелее раз от раза, передышки длиннее.  Он все чаще сбивается с шага, порою оступается и едва не падает. Каждое неловкое движение заставляет меня стискивать зубы, сдерживая стон.  Идиот, ругаюсь я молча, понимая, что несправедлив: парень старается из всех сил. А ты мог бы быть и полегче, Контр-Адмирал!  Мог, да вот не получилось.

Передышка...

Рывок.

Снова передышка...

И снова рывок.

Очередная воронка.  Как там говорится? "Снаряд в одно и то же место дважды не падает".  Может и так.  Но на войне все относительно, особенно рядом со мной.  Черт, да я просто мечтаю о снаряде, который бы положил конец моим мучениям!  Такой страшной головной боли я сроду не испытывал.  Говорят, самая мучительная боль - зубная? Ерунда. Полная чушь.  Такое ощущение, что моя голова превратилась в один ноющий зуб.  Беспрестанная тупая боль, никаких приступов или временных облегчений.  Думать практически невозможно, постоянное чувство, что желудку тесно в животе, дурацкие приколы со зрением.  Вижу, словно бы сквозь маленькую дырочку, остальное - мутное, искаженное до полной неузнаваемости, при попытке закрыть глаза все озаряется тошнотворными  зелеными вспышками. Дерьмо. Полное и несомненное.

Вперед.

Чем ближе к нашим окопам, тем страшнее артиллерийский огонь. Карлам нет резона расстреливать пустое поле, но зато блиндажи, траншеи, огневые точки, залегшие в них люди - вот куда они метят по-настоящему.

Мы лезем в пекло.  Даже я с моим затуманенным зрением могу раглядеть неровные линии наших окопов, бревенчатые брустверы, залепленные грязью.  Поминутно вырастающие огненные столбы на фоне сереющего неба...



Вячеслав Доронин

Отредактировано: 15.03.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги