Секунда

Размер шрифта: - +

Секунда

Кир проснулся из-за неожиданного сигнала оповещения. Главный компьютер информировал его, что в системе формируется точка выхода, и неизвестный корабль вынырнет примерно через три часа. Такое событие несколько озадачило капитана, потому что вся строительная партия прибыла ещё неделю назад. Баржи уже успели расползтись по системе: какие-то Кир направил в пояс астероидов бурить и плавить, остальные к ближайшему газовому гиганту для строительства орбитального экстрактора жидких фракций. Только громадный материнский сборщик остался висеть над планетой в ожидании ресурсов, чтобы приступить к возведению первого орбитального комплекса.

Сначала Киру пришло в голову, что комитет решил ускорить строительство и посылает дополнительную инженерную эскадру, но потом его взгляд упал на татуировку хохочущего черепа на левом запястье, и неприятная догадка кольнула сердце – они послали кого-то с проверкой. Лично. Почему-то сразу вспомнился старый слоган: «Старикам везде у нас забота, старикам везде у нас почёт».

А ведь он специально выбрал самый дальний сектор на границе обитаемых миров, чтобы скрыться от долгих убаюкивающих разговоров и внимательных взглядов партийных психологов. Они же и так видят работу его нейрокорректора – имплант шлёт отчёты об эмоциональном фоне раз в секунду. За последний год у него не было ни одной вспышки агрессии. Но, видимо, старый Кир настолько интересен и непостижим для нынешних мозгоправов, что они не верят приборам и посылают какого-то юнца собственными глазами убедиться, что он не сошёл с ума в одиночестве и в целом ведёт себя прилично. Как последний живой лев в опустевшем зоопарке.

Выйдя из душевой кабины, Кир задержался у зеркала. Стоит ли побриться и не пугать гостя, исчезнувшей из современного мира мужской щетиной? Хотя, даже выбритая физиономия сорокалетнего заставляла оборачиваться на него вечно двадцатилетних соплеменников. Что уж говорить о самовольно растущих из лица волосах. «Пусть поудивляется», - проворчал про себя бывший вояка.

На самом деле Кир тоже мог омолодиться до общепринятого тонуса, но не хотел этого делать из принципа. Он ещё помнил мир, где старших можно было распознать по внешнему облику, а не только по инфо-визитке коммуникационного импланта. А с этой модой последних лет убирать данные о возрасте даже из личных коммуникаторов наступила полная неопределённость – с равной вероятностью твой собеседник мог оказаться и студентом-первокурсником, и столетним профессором.

Но справедливости ради, где-то в глубине души, несмотря на брюзжание, Кир был весьма рад, что его не мучают боли и немощь стариков прошлого. А тем более беспомощный ужас надвигающегося умирания.

После душа Кир заглянул на камбуз поесть. По здравому рассуждению он решил не шокировать проверяющего жутким зрелищем древнего способа приёма питательных элементов через рот. Хватит с него и щетины. Когда он только начинал свою реабилитацию, его первый партийный психиатр всячески поддерживал желание пациента не подвергать физиологические процессы «дикого» организма серьёзной генной модификации. Ежедневный приём пищи, действительно, стал для Кира неким ритуалом из прошлого, на который он смог опереться в новой реальности.

После завтрака оставалось ещё два часа, и единственный живой обитатель звёздной системы DUO-51, а по совместительству капитан стройотряда 657-645, вернулся к своей работе: проверять телеметрию бурения в поясе астероидов и изучать наиболее подходящие участки планеты для возведения основного купола.

Он как раз составлял список зданий первой очереди, когда в системе из струны вынырнул ожидаемый гость. Пропинговав друг друга за долю секунды, появившийся из облака квантовой неопределённости, крошечный кораблик и огромный самодостаточный промышленный комплекс автоматически согласовали режим посадки. Материнский сборщик плавно открыл шлюз 1-1, поглотив прибывшего как кашалот крохотную рыбку.

Кир не пошёл встречать проверяющего, ограничившись сообщением, что находится на главном мостике и опять вернулся к планированию застройки.

Посему, когда дверь открылась, он абсолютно не был готов к тому, что за этим последует.

На мостик стремительно вошла белокурая коротковолосая девушка в чёрном комбинезоне с пионерской эмблемой на груди и с напором, деловито отчеканила:

- Будь готов, дядя, подставляй разъёмы!

 

Она толкнула Кира обратно в кресло и села на него сверху, запечатав губы энергичным поцелуем. Её коммуникационный имплант затопил инфоканал капитана входящей информацией – за мгновение он узнал о ней всё.

Её звали Ини, но она предпочитала позывной Секунда. Она пионер-пилот дальней разведки и имеет за плечами две экспедиции. Закончила лётную академию на Луне, но предпочитает жить на Земле. Рост метр семьдесят, цвет глаз голубой, размер груди... цвет кожи... генетические модификаты... любит, чтобы ускорение от трёх до шести единиц... нравится пилотировать по приборам на экстремальных режимах... не любит массивные экзоскелеты и скафандры белого цвета... хочет крылья... Затем пошёл длинный список друзей, любимых мест, неслужебных хобби, и Кир чуть не отключился от перегрузки. Под таким напором он не мог оказать никакого сопротивления.

Ини на секунду оторвалась от его губ и выдохнула какую-то неразборчивую команду – её комбинезон моментально расползся на съёжившиеся лоскуты и опал, оставив полностью обнажённой. Затем она потянулась к застёжке комбинезона Кира, но не справившись с ней, прильнула к шее, зажав зубами утолщение на вороте. К его немалому удивлению комбинезон тут же развалился на части.



Филипп Ли

Отредактировано: 19.02.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги