Семицветная грива

Размер шрифта: - +

Глава первая, Знакомство.

- Чего она припёрлася?
В высокое окно пробивались первые солнечные лучи, гоняя разноцветную пыль. Девица спала в соседней горенке, а анчутка прятался на шкафу, забившись в самый тёмный уголок. И вопрошал при этом отнюдь не шёпотом.
- Практику у меня проходить будет, - Ратимира, напротив, говорила едва различимо, хотя и знала, что уставшую с дороги девушку сейчас не разбудит и взорвавшейся от переброда зелье.
- Это чего такось? - недоверчиво уставился на хозяйку Рыжий Чуб, почёсывая он самый задней лапой.
- Будет учиться силы правильно применять, - объяснила колдунья, - Я давно уже в Академии выпускницу просила потолковей, да вот и прислали, наконец. Старостин, её куратор, написал, что лучшая студентка. Да ещё и способная к тому ж.
- Видел я те способности! Тьфу и растереть!
Анчутка в этот раз даже крутиться вокруг себя не стал - Ратимира толкла любимые травы Чуба, и тот не спускал с размерянно двигающийся ступки жадного взгляда.
Колдунья же, услышав такой пренебрежительный отзыв, тихонько рассмеялась.
- Ох, Мохнатый! Да ты нашу первую встречу вспомни. Я ж тогда не сильно старше нашей гостьи была, и не умнее точно!
- Помню-помню! - захихикал анчутка, - Ты меня по всему полю гнала, покудась я не духом-то не воспрял, да это... Тебя гнать не надумал.
- Ох и страху мы тогда оба натерпелись!
Магиня и преклонных лет бес переглянулись и заулыбались во всю ширь лица.
- И надолго эта тут? - спросил Мохнатый, изгтовившись ловить угощение.
Ритимира и вправду закончила толочь травяной сбор о двенадцати трав и теперь пропускала зелёно-бурый порошок через мелкое сито. Самая полезная часть тут же была ссыпана в почти готовое тесто, а жмых колдунья метко забросила из сита прямо в распахнутую пасть анчутки.
Мохнатый свернулся клубочком, урча и пережовывая, и вполглаза наблюдал за суетящейся хозяйкой. Мешать ей в такую минуту запрещалось ка-те-го-ри-чес-ки ( Рыжий Чуб потратил не одну ночь, чтобы запомнить это страшной колдовское слово, очень гордился этим и вставлял куда надо и куда не особенно. Если не забывал, конечно): колдунья лепила из теста какие-то непонятные не то руны, не то символы и нараспев повторяла древний приветственной наговор.
Едва уложенные на противень загогулины отправились во внезапно вспыхнувшую печь, из соседней горенки появилась давешняя девица, позёвывая и потирая заспанные глаза.
- Доброе утро, госпожа Ратимира, - невнятно поздоровалась она, - Я не поздно встала?
- И тебе, доченька. В самый раз! Через четверть часа завтрак готов будет, так что поди пока что во двор - умойся. Полотенце на крючке у ручья. Старому болотному скажи, что ты моя гостья. И представиться не забудь.
Девица неуверенно кивнула и вышла из кухни.
- "С добрым утром, госпожа Ратимира", - передразнил анчутка, едва за гостьей захлопнулась дверка, - А со мной, небось, здороваться не надо?
- Ты бы ещё глубже в угол забился и дышать прекратил, - попеняла на него колдунья, - Авось бы тогда она тебя точно углядела!
- Могла бы и спросить, - продолжил ворчать Мохнатый.
Ратимира достала из печи румяные куличи, обмазала их тёмным маслом и быстренько сгрузила в подготовленную резную миску.
- Как пообвыкнется, так и начнёт спрашивать. Правда, только за тем, чтобы с тобой поменьше сталкиваться!
Ответить что-нибудь столь же нахальное анчутка не успел - дверка отворилась, и на кухню снова проскользнула гостья - теперь уже умытая, причёсанная и вообще приличного вида. Худющая только, что даже вурдалак бы не позарился! Ну да в этом, Мохнатый был уверен, хозяйка подсобит.
- А тот смешной водяной сказал, чтобы я ему камушек принесла, - удивлённо проговорила вошедшая, - Только я так и не поняла какой...
- Раз сказал, значит принесёшь, - не особенно понятно ответила Ратимира, - Садись, дочка. Вот сюда, на лавку. Да не стесняйся - тебе у нас долго жить. Насколько, кстати, у тебя практика?
Рыжий Чуб затаил дыхание в своём углу - а ну, как надолго?!
- Не меньше трёх месяцев, - ответила девица, наливая жирного молока в шербатую кружку и принимаясь за первый кулич-символ, - А дальше, как надоем Вам, так и отсылайте обратно...
Девица попыталась улыбнуться, но вышло у неё это худо.
- Видать, случилось чего? - Ратимира взяла из комода ещё одну кружку, сурово посмотрела на шкаф, чтобы оттуда ка-те-го-ри-чес-ки не смели высовываться, и присоединилась к гостье.
Та сделала несколько глотков и кивнула, опустив глаза долу.
- Вам ведь написали, что я лучшая на курсе? Знала бы, чем мне это грозит - училась бы как можно хуже!
- Чего это?
Колдунья пододвинула к собеседнице миску с заговорённой выпечкой и пристально посмотрела на девушку.
- Меня после практики Тёмный Властелин Кошмаров забирает! А из его владений, поговаривают, ещё никто не возвращался!
Девушка всхлипнула и снова уткнулась в кружку. А Мохнатый чуть не сплюнул по обыкновению - нашла, чего бояться! И вправду, ума, что у Пеструшки!

- Ну, не расстраивайся! Не особая беда, этот твой Кошмар, - Ратимира, также не однократно сталкивавшаяся по долгу колдовства, с сим тёмным господином, попыталась всё же приободрить девицу, - Если будешь учиться прилежно - попробую помочь твоему горю.
- Правда? - не поверила своим ушам гостья.
Колдунья кивнула на угощение и велела:
- Ешь, Агата. Дел у нас - непочатый край. Сперва знакомить тебя пойдём.
- С кем это? - всё ещё обрадованно спросила студентка, но под неумолимым взглядом новой наставницы замолкла и принялась таки за еду.

 

 

 



После завтрака девица отправилась разбирать свои пожитки, а Ратимира - рассказывать ей об окрестностях и поучать, что следует делать, а от чего - даже мысли держать в глубине душевной. Мохнатый по теневым местечкам пробрался за обеими и успел прошмыгнуть в горенку, пока дверь не захлопнулась.
Старшая колдунья отворила специальный сундучок с несколькими отделениям внутри и махнула на него новоявленный ученице - складывай, мол, чего хочешь. Вещей у Агаты оказалось чуть да ещё немножко. Да к тому - сразу видно, что в дороге ей не первый раз случилось очутиться: из котомки она только самое необходимое и достала. Тройка смен одежды - всё сплошь брюки да рубашки (у, бабы! - думалось анчутке, - как дорвались до магической власти, враз о юбках да приличиях позабыли!), единственное платьюшко на выход, накидка на осенню пору, потёртое одеяло, пара девчачьих украшений, да короткий меч с зазубринами (которых поболе, чем острых кромок, насчитывалось) - и всё - из толкового-то. Из ненужного в сундучок отправилась стопка книг с закладками почти на каждой странице, несколько кругляшков крепко связанных рукописей да с десяток скляночек разнобурдового содержания.
Последние Ратимира попросила посмотреть и после согласия ученицы поочерёдно из каждой понюхала, задумчиво хмыкнула и вернула владелице.
- Жилище у нас простое, - начала таки рассказ колдунья, - Против Академии и запоминать-то особо нечего. Мы сейчас в летнем полуизбье, зимнее прикрыто до осени, чтобы мух да бесов не плодить. Как ты уже, надеюсь, заметила, у домика нашего ещё четыре башенки есть, что на все стороны света смотрят. Вход в каждую башенку не с дома, а со двора сотворён. И к каждой особливая причина заходить нужна. Северная, самая большая башня - это библиотека. Туда заходи безбоязненно и когда хочешь. В лунную пору там, правда, приведение появляется, но ты, пожалуй что, и не такое при обучении видела...
Девица, к тому времени успевшая разобраться с вещами и аккуратно сложить сумку, задумчиво кивнула и уселась на кушетку.
- И верно, - продолжила Ратимира, - В восточной башне у реки мельница. С болотным ты уже знакома, а всех его кикиморок даже я по именам до конца знаю. С этими хохотушками будь построже - иначе вцепятся, камушкам не отделаешься. На западной стороне - лаборатория да зельеварня, хотя кой-чего я прямо в доме на кухне творю - если по-маленькую и для себя, а не на продажу. Ну а с юга сновильня. В неё обязательно сходи - там под самой крышей Кошмар Валентиныч живёт - вредный, что наш анчутка, но тебе крайне полезный.
Агата при упоминании Кошмар Валентиныча вперилась испуганным взглядом в Ратимиру, но ту так просто было не пронять - раз сказала "надобно", значит так и есть! Мохнатый сам учил любимую колдунью такой ка-те-го-ри-чес-ки (других вариаций этого слова, Рыжий Чуб, понятное дело, не знал), и был очень доволен собой. Ну и Ратимирой, немножко.
- Со всеми домашними познакомишься сама. Я их предупредила о твоём приезде, да не у всех с памятью лады. Так что первые несколько дней не забывай кланяться да представляться, договорились? Вот и ладно. Ну что, ученица, солнце уже все места обогрело, выходить надобно. К вечеру как раз воротиться успеем.
Но из дома они выбральсь только две пятых часа спустя - хозяйка чем-то шумела на кухоньке, собираясь в дорогу, а девица в ожидании ошивалась во дворе и неприязненно поглядывала на сновидческую башню.
Наконец, все склянки-свёртки очутились в заплечном рюкзачке Ратимиры, а Рыжий Чуб кикиморой нырнул в заговорённый кармашек на платье колдуньи. Теперь выглядывай - не выглядывай, а ни один солнечный лучик доброму анчутке ни капли вреда не принесёт!
Как бы Мохнатый не ворчал и не канючил (тут-то девица, наконец, и запреметила Рыжего Чуба), Пеструшку из конюшни не вывели - пешком к восточным холмам направилися.
- Что ж, лучшая студентка, расскажи-ка нам про стихии? - спросила колдунья у споро шагающей спутнице, - Какие есть, да чем славны?
Девица взглянула на наставницу так, словно та её обидеть решила да средство подейственней выбрала.
- Госпожа Ратимира, это же на первом курсе проходят...
- На первом проходят да к последнему только и выучивают! - встрял в разговор Мохнатый, - Тьфу, и растереть... Студенты...
- Тише-тише, - похлопала по карману колдунья, а после обратилась к подопечной, - Ты не ему, а мне расскажи. Может, я забыла чего - вот и вспомню.
- Как же, - продолжила надуваться, аки болотный, девица.
- Давай-давай. Идти нам ещё далече, обо всяком рассказать успеешь. Да и потом, должна же я по-тихоньку выведывать, чего ты знаешь, а в чём подсобить тебе?



Анна Янн

Отредактировано: 17.03.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги