Семицветная грива

Размер шрифта: - +

Глава вторая, Дом.

Выходи-выходи,

Река, из берегов.

Доходи-доходи

До самого дома,

Постучи-постучи

В хрустальны хоромы,

Доберись-доберись

До самых изразцов.

 

Затопи-затопи

Под самую крышу,

Обогни-обогни

С обеих сторон,

Разгони-разгони

Чернокрылых ворон,

Отпусти-отпусти

Перепончатых мышек.

 

- Мне кажется, или в заговорах и правда так мало смысла? - проворчала Агата, с трудом удерживая две полные корзины да ещё тяжеленный амбарный замок в придачу.

- Мы заговариваем стихии, - ответила колдунья, вручную отодвигая дверь мельницы, - А, значит, предлагаем именно то, что им по нраву. Вот скажи, какая река не захотела бы пойти без всякого русла? Просто туда, куда ей заблагорассудится?

- По секрету скажу Вам, что реки по умолчанию не умеют хотеть. Это же реки!

Обе магини прошли в мельницу, поставили корзинки на лавку и принялись разбирать принесённые травы.

- И кого в этой Академии учат? - посокрушалась Ратимира, - Реки, как и всё остальное и вправду не умеет хотеть или желать. Но стихии, как живые существа, бывают неравнодушными. А нам того и нужно. Мы же угощение предлагаем, так что вода не станет сердиться или препятствовать. Поможет скорей уж.

- А что, если она действительно выйдет из берегов?

- Тю! - повторила женщина смешное слово анчутки, - Кто ж ей позволит?

Разговор сей странный происходил на следующее после похода в Долину утро. Всю ночь путники спали без задних, без передних да и без всех остальных конечностей - до того умаялись. Даже Мохнатый, что вместе с Силеоном пробуждаться должен, и тот свернулся калачиком на боку хозяйки, поджал под себя лапки, укрылся хвостом, да так и проспал до самого утра, восстанавливая силы Ратимиры и восстанавливаясь сам.

А утром, ещё до последней песни кикиморок, эти две не особо разумные ведьмы унеслись в холмы за пахучими травами.

Бродили не один час - анчутка как раз выспаться успел. И урчание в животе прочувствовать, понятное дело. Но безумицы и не подумали в кухоньку заглянуть - сразу к мельнице направились: разбирать да засушивать пахучие травы. А то, что высохло с прошлого похода в холмы — уже и смалывать можно. Для этого, правда водицу задабривать нужно!

Девица повторила наговор-просьбу и недовольно сморщилась, что Кошмар Валентиныч в солнечный день (анчутке с крыши хорошо видать).

- Мы в Академии вообще никакими наговорами-заговорами не пользовались, - продолжила кукситься Агата, - Знали несколько на всякий случай: приветствия, прощания с усопшим да парочку на вызов и восполнение сил. Но пользовались ими только на занятиях и ради шутки во дворе.

Хозяйка, развешивающая на крючках-деревяшках аккуратные пучки Каллитрика, только хмыкнула.

- А магию просто так брали, да?

- Угу, - ответила студентка, связывая те самые пучки да выбирая стебельки поровнее. - Из той стихии, что ближе или просто доступна в данный момент. Не думала, что после выпуска придётся переучиваться.

- Не попади ты ко мне, и не пришлось бы.

- Как это?

- А так. Редко кто из твоих коллег знает о наговорах больше твоего. И, уж конечно, никто не занимается такими глупостями, как разговоры с речками или камнями. А надо бы...

- Почему?

Мохнатый, скрытый от чужих любопытных взглядов, но своего при этом не пряча, с жадностью прислушивался к разговору магичек (такие близкие травки к алчному блеску в чёрных глазках анчутки были, разумеется, ни при чём!). Прислушивался и с каждым новым вопросом Агаты понимал, что эта странная Академия, где когда-то училась и его Хозяйка — какое-то нелепое и бессмысленное место. Ничего-то там полезного не знают! Ишь, удумали чего: волшбу прям откудась попало брать! Тьфу трижды по трижды!

- А потому, - продолжала терпеливо объяснять Ратимира, - Что просто беря магию отовсюду, куда дотянутся способности, колдун не только уменьшает её запас на этой территории (обратно же он ничего не отдаёт), но и разрушает свои личные способности. Но если попросить стихии о помощи — они отдадут именно столько, что для них будет излишком, но никак не затратами. Такие силы не только не станут изъедать тебя изнутри, но даже укрепят.

Рыжий Чуб, убаюканный малопонятными терминами, прикрыл глазки и просто наслаждался спокойным уверенным голосом Хозяйки. Ну и вздрагивал легонько при каждом назойливом Агатином «Почему». Лучше бы поесть дали, ей Стихии! Трындычихи...

- Если без разрешения забранная магия разрушает изнутри, почему все всё равно пользуются этим методом? Не знают?

- Или не знают, или просто наплевательски относятся. Всем же ясно — жить ты будешь ровно столько, сколько отмерено тебе на небесах. Так зачем думать о других, когда сила сама как-будто просится тебе в руки? Но с именно в твоём случае дело не только в укреплении собственной волшбы.

Анчутка даже с закрытыми глазами почувствовал, как вскинулась студентка.

- Неужели ты думаешь, что оказавшись в чужом Доме, сможешь легко использовать любую из магий Стихий? По старинке, так сказать... Нет, дочка. Подконтрольной будет только магия Кошмара, как Дома, который тебя примет. И вот тут-то тебя и спасут наговоры-просьбы. Их действия не запрещены нигде. Так что учись лучше, ученица. Как можно лучше.

- Поэтому меня отправили к Вам, - вервые не спросив, а догадавшись, проговорила Агата.

Ратимира кивнула и спокойно перевела тему, давая девице обдумать все произнесённые слова.

- Закинь-ка молочай в жернова. Старому стражнику из города опять не спится по ночам...

Мохнатый, как услыхал название травки, так и драпанул подальше от мельницы.

Ну и гадость — этот молочай! Даже желание кушать отбил. Ненадолго...

 



Анна Янн

Отредактировано: 17.03.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги