Сентябрь её глазами

Размер шрифта: - +

Пролог + Глава 1

Пролог

Я рыл землю руками, изнемогая от жары и усталости. Чувствуя, как она забивается мне под ногти и пропитывает влагой колени школьных брюк. Я копался в грязи, забыв обо всём, не сдерживая слёз, которые, стекая по щекам и носу, капали прямо на почерневшие пальцы. Я рыдал в полный голос, ведь именно так звучит разбитое сердце.

– Как ты могла?.. – те слова, которые, слетая с моих губ, уже не могли достичь её ушей. Вместо этого они, блуждая среди густой лесной листвы, терялись в звуках стрекотания цикад.

Мои руки успели онеметь от беспрестанной работы, когда я наконец остановился и дрожащими пальцами достал из нагрудного кармана небольшой кулон. Я опустил его в свежую, пахнущую сыростью и перегноем ямку, обронив на него прощальный взгляд.

Крохотная фигурка в форме аэробуса. Вроде, ничего особенного, но этот кулон – нечто большее, чем простая безделушка. Накануне он достался мне из рук самой прекрасной девчонки из всех, что я встречал. Она вложила его в мою ладонь, принимая приглашение на первое свидание.

И на целый вечер я стал самым счастливым школьником во всём мире. Всего лишь на вечер. Следующим утром я узнал, что она улетела в Корею. Возможно, навсегда.

Такие поездки планируются сильно заранее. Так значит ли это, что она просто обвела меня вокруг пальца? Значит ли это, что она без колебаний покинула Японию, открыто посмеиваясь над моей нелепой влюблённостью? Если же всё не так, то почему не осмелилась сказать мне правду?

Я отчаянно бил по земле кулаками, утрамбовывая могилку с болезненным воспоминанием. Кусал губы изо всех сил, чтобы прочувствовать боль разлуки до конца. Мелкие комья земли, подлетая от моих ударов, бросались мне прямо в лицо, перемешиваясь с кровью и слезами. Облизывая губы, я чувствовал... запоминая на долгие годы вперёд... кисло-солёный вкус неразделённой любви.

 

Глава 1

Чик. Чик. Чик.

У меня в руке ножницы. Вокруг, пропитывая скромный интерьер небольшой каморки, витает приятный запах изысканных цветов. Я подношу к глазам очередной из них и, прицелившись намётанным глазом, отсекаю лишнюю часть длинной ножки.

Чик.

Гармония. Благодать.

Цветок послушно ныряет зелёной ножкой вглубь низкой вазочки с влажной почвой. Теперь он среди своих не менее прекрасных братьев. И это вызывает у меня лёгкую, как летний бриз, улыбку.

Чик. Чик.

Кто бы что ни говорил, но со временем исцеляется даже самое израненное сердце. Главное – найти место, в котором ты найдёшь успокоение. Именно так случилось со мной: вчера мне исполнилось двадцать два, и я окончательно оправился от былых потрясений. Больше о девочке по имени Айдзава Момоко мне не напоминало ничего. Кроме, конечно, их семейного дома, стоявшего прямо по соседству. Но это не страшно: там осталась лишь стареющая мать, брошенная доживать свои дни в одиночестве. Да и с ней мы, к счастью, почти не видимся. Так, порой, встретимся на улице, вынося пакеты с мусором. Обмолвимся словом-другим. Ничего лишнего, просто соседская болтовня ни о чём.

Чик. Чик.

Добавлю пару роскошных листьев монстеры, в этой икебане они будут к месту. Вот так. Совсем неплохо. И – несколько высоких стебельков жёлтого нарцисса, цветок которого, как ни странно, напоминает мне губы, вытянутые в ожидании первого поцелуя. Но лучше пусть эти губы ласкаются лучами заходящего летнего солнца.

Завтра наступит осень, хотя циклон заставляет томиться в ожидании. Я успел здорово соскучиться по недельным дождям. Зной выел из меня слишком много сил.

– Сэто! Довольно, рабочий день уже закончился.

Сильный мужской голос рывком вернул меня в реальность. Я, не оглядываясь, улыбнулся и пробормотал:

– Так и я ведь уже заканчиваю, Кодзима-сан! Оставьте ключи, я закрою лавку, как только расправлюсь.

– Я подожду, ничего. Заодно хоть посмотрю, как ты работаешь.

Старик уселся на скамью в двух шагах от меня, и я почувствовал на себе его добрый, снисходительный, полный мудрости взгляд.

Кодзима-сан – пожалуй, один из самых светлых людей, которых я встречал за свою недолгую жизнь. Хоть с виду он может показаться всего лишь сварливым престарелым продавцом букетов, его внутренний мир своим богатством выходит за любые рамки воображения.

Но я работаю у него не случайно. Кодзима-сан – хороший и давний друг нашей семьи. И он, пожалуй, единственный в мире человек, который с пониманием относился к моим мечтам и рвениям. В погоне за разными увлечениями, в которых, как мне казалось, я мог бы преуспеть, я нередко пускался во все тяжкие, оставляя всю работу в лавке на его худосочных плечах. Но он каждый раз принимал меня обратно, лишь укоризненно покачивая головой и потирая проступившую седую щетину.

– Не думай о посторонних вещах, пока стараешься достичь гармонии в композиции, – ненавязчиво сказал хозяин лавки и, встав, подошёл ближе. А я уже и позабыл о том, что я здесь не один. – Запомни, Сэто, с цветами нужно говорить. Нужно стараться услышать, что они ответят тебе, что посоветуют. Хотят ли они видеть по соседству лист монстеры, или... – Кодзима-сан аккуратно достал из вазочки крупные листья и, отложив их, взял в руки длинную скрученную ветвь дикой розы. – Или же им приятнее чувствовать аромат розового цвета?



Максим Анаэль

Отредактировано: 01.09.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги