Сентябрь её глазами

Размер шрифта: - +

Глава 5

Глава 5

В баре было шумно. Хмельной воздух и запах праздности мигом пропитали мою одежду, и мне показалось, что стоило двери закрыться за моей спиной, как я тут же немного опьянел. Страшно было вообразить, в каком состоянии здесь можно застать лечащего покалеченное сердце Дайске. Но, к счастью, мои тревоги оказались напрасны. Заметив меня ещё оглядывающимся на пороге, он поднялся с места и проковылял навстречу, улыбаясь во весь рот:

– Эй! Сэто! Не стой, проходи! Ты чего так задержался? Сказал, что мигом придёшь, а сам?!

– Хм, такого я не говорил. Просто надо было кое-что закончить...

– До дна! – прервал меня Дайске и, хлопнув пудовой ладонью мне по плечу, с усилием заставил сесть за скромный круглый столик.

Мой взгляд вынужденно наткнулся на огромную пивную кружку, ту самую, которая "до дна". И я невольно сглотнул слюну.

– Это обязательно?..

– До дна! – Дайске, крякнув, приземлился напротив меня и жадно глотнул из своей, такой же исполинской, кружки.

– До дна.

Пожав плечами, я взялся за ёмкость обеими руками и, подняв её, прикоснулся к пенистой жидкости губами. В рот полилась колючая горечь, которая, как ни странно, с первого же глотка разлилась по моим венам живительным эликсиром. Конечно, у меня и в мыслях не было влить в себя такую бадью, но, нечаянно задумавшись о жизни, я отпил добрую половину. Когда, облизываясь, я со стуком поставил кружку на стол, Дайске изумлённо выдохнул:

– Вот это да-а-а! Ты ж не пьёшь!

– Сейчас пью, – нахмурившись, ответил я и, вздрогнув, поморщился от выстреливших в нос хмельных газов. – Обещаю, увлекаться не буду.

– Да забудь, – махнул рукой Шериф и подал знак бармену, чтобы тот принёс ещё.

– Ну, жалуйся, – сказал я и откинулся на спинку стула, величаво поправляя очки. Кажется, пиво дало мне в голову слишком быстро, что неудивительно, ведь со спиртным нам всю жизнь было толком не по пути. – "Знакомство поближе" с Накагавой провалилось?

– Угу. Пока мы общались, она вспомнила о тебе раз сто.

– Неприятно, наверное...

– Точно.

Я посмотрел в полные грусти глаза Дайске и подбадривающе улыбнулся:

– Ничего! Вот увидишь, всё получится!

В бар привалило ещё несколько человек, и стало совсем тесно. Время близилось к ночи, и особо отчаянные смельчаки уже спешили залить в себя по бутылке-другой хорошего пива, не страшась завтрашних рабочих будней. Музыка, бившая из огромных подвесных колонок, вновь сменилась, и теперь заиграл какой-то популярный мотив – то ли рок, то ли кантри: в жанрах я понимал ещё меньше, чем в женщинах.

Под общий пьяный развесёлый гомон я залпом влил в себя всё, что оставалось в моей кружке и уставился на Шерифа. Тот, приняв от официанта новую порцию амброзии, вздохнул так тяжко, что мне стало не по себе. И тогда я, а может, моё пьяное эго, – в общем, кто-то из нас, – решил развеселить друга и дать ему огонёк надежды.

– Дружище! – начал я настолько бодро, насколько двигался мой начавший неметь язык. – Мы с Накагавой сегодня поссорились, вот как.

– Что?.. – подозрительно нахмурился Дайске, припадая губами к кружке.

– Мы поссорились. Она, значит, приходит такая, а у меня Момо... Айдзава-тян дома.

– Постой-ка, постой-ка! – заулыбался Дайске и пригрозил мне пальцем, будто застукал за чем-то непристойным. – Вы с ней зовёте друг друга по имени?

– Ну... Долгая история.

– А ты расскажи! Хочу знать всё! – икнув, чересчур громко заявил Дайске, и на него тотчас же оглянулись несколько зевак, подумавших, что сейчас завяжется драка. Нет, ребята, не в этот раз.

Наблюдая за тем, как мой друг медленно превращается в полупрозрачный сосуд с пивом, я обнял свою кружку руками и, пьянея с каждой секундой всё больше, начал в деталях вспоминать прошедший неловкий вечер. Мой развязавшийся язык выдал всё, начиная с ситуации с Момоко, заканчивая двоякими чувствами по отношению к соблазнительной Рыбке Вакин. Шериф молча внимал словам, и в процессе моего рассказа он дважды хотел меня перебить, но сдерживался, трижды стыдливо закрывал лицо ладонью, успел заказать и выпить ещё одну кружку пенистого золотистого пива, и один раз – в самом конце – грозно навис надо мной скалоподобной массой. Его глаза свалились в кучу. Он колюче улыбнулся, взирая на меня исподлобья, поднял свою огромную, под стать пивной кружке, ладонь... И когда я уже мысленно попрощался с жизнью, Дайске вдруг неопределённо махнул рукой и обронил:

– Отойду ненадолго.

И он оставил меня за столиком в одиночестве, удалившись в сторону уборной. Я с облегчением перевёл дух: не хватало ещё, чтобы в порыве пьяной ревности Дайске прихлопнул меня, как надоедливую мошку. А ведь он это мог, ведь я проигрывал ему по всем параметрам. Вот уж тогда запестрили бы газетные заголовки: "Молодой, но самый творческий человек в Японии скончался от пивной оплеухи за тайные поползновения к Рыбке Вакин". А что? Справедливо. Пиво к рыбке, как и полагается. И – несмываемый позор для всей семьи Сэто.



Максим Анаэль

Отредактировано: 01.09.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги