Северное желание

Размер шрифта: - +

Глава 6

Спустя почти месяц я всё ещё не могла принять свой человеческий образ, при этом находя в своём истинном обличии многочисленные плюсы. Я была сильнее, меньше уставала и невероятно нравилась своей новой семье. Только Мир всё чаще бросал на меня тоскливые взгляды, думая,  что я не замечаю. Я ощущала это всей душой,  и даже наши щиты не спасали меня от тёмной тоски, которая его накрывала. Он привёз мне по составленному списку средства гигиены с ароматами на свой вкус. Теперь я благоухала так нравящейся ему мятой. На первом этаже отремонтировали санитарную комнату,  которой пользовалась я одна.

Каждое утро мы собирались на кухне за завтраком. В один из дней я решилась предложить мужчинам готовить для них еду. Поначалу моё желание было воспринято с недоверием, но мне удалось удивить мужчин. Откуда им было знать, что всю сознательную жизнь я готовила в экспедициях и дома для семьи и коллег родителей. Я обстоятельно подошла к своим обязанностям и упросила Гора привести мне новые ножи, приправы и зелень. Но когда я стала подчевать их своими кулинарными изысками превратилась в богиню кухни.

Наконец в один дождливый вечер мы расселись в гостиной,  и Мир протянул мне лист бумаги на котором я разобрала слова клятвы верности.

- Теперь ты наша сестра и принадлежишь клану. Эту клятву дают в день инициации. Ты прошла этот путь без нас, но сегодня мы готовы принять от тебя обещание верности и дать обещания своей.

Дрожащими пальцами я разгладила лист на коленях и вопросительно взглянула на своего ментора.

- Это сделает тебя частью нас,  и ты никогда уже не будешь одинока,- он искренне улыбнулся.

- Можно читать или надо заучить?

- Читать.

Я произносила витиеватые слова о преданности, взаимопомощи, братстве. Что-то отдаленно напоминающее мне клятву пионера, которую я прочла на обложке старой тетради и она пришлась мне по душе. Когда я закончила и вытерла взмокшие руки о штаны, удивлённо заметив,  как камень в браслете стал прозрачным, оставаясь ярко синим. Меня по очереди обняли мужчины, пожимая за запястье, а затем в особо торжественной обстановке мы ужинали. Даже Мир казался на редкость спокойным и удовлетворённым. Когда все разбрелись по комнатам, оставшийся Мир немного смущенно протянул мне припрятанный за диваном большой свёрток.

- Это тебе. Подарок. Сегодня у тебя вроде как новый день рождения,- он порывисто поцеловал меня в губы и широким шагом вышел наружу.

Развернув полотняный свёрток,  я восхищенно вздохнула: эта была шкура с вожделенным мною мехом, такая же,  как расположившаяся у камина, но с более насыщенным рыжим цветом. Блаженно закутавшись в полотно тонкой выделки я, пребывая в эйфории,  прошла в мансарду. Почти засыпая в шелковистом меху,  я внезапно распахнула глаза. В рюкзаке, что лежал под лавкой у окна, во внутреннем отделе,  лежал кусочек моего прошлого,  и мне показалось правильным и нужным идти в будущее вместе с ним. Я достала кулон и,  погладив прохладные выступы узоров,  надела его на шею. Мне почудилось,  как в кулоне что- то дрогнуло, но,  рассмотрев его внимательно,  поняла,  что это разыгралось моё воображение.

Конечно я знала, что каста,  к которой я теперь принадлежу,  является сообществом воинов, но не ожидала, что от меня потребуется владеть навыками борьбы. На мои робкие возражения, что воин из меня никакой, мне напомнили Шута. Спорить было глупо. Его тело отправили клану Ветра и ситуация расследовалась компетентными органами. Мне ничего не грозило, но скорее всего те самые органы потребуют отчёта. Про Кама молчали. Я запаниковала, боясь, что беднягу могли убить, но Гор по секрету шепнул, что его просто перевели в другую группу.

Успокоилась я рано. Нор сообщил, что меня надо подготовить к некому аналогу экзамена на пригодность возврата в свой исконный мир. Каждое утро он испытывал на прочность моё изменённое тело, заставляя тренироваться. Никогда раньше я не могла похвастаться такой выносливостью и скоростью. В своё время я занималась самообороной, но то, чему учил меня Мир,  выходило за её пределы. Мужчина заставлял меня уворачиваться и наносить внезапные удары исподтишка.

- Не стремись в поединке действовать благородно. На войне все средства хороши,  и твоя задача выжить любыми средствами.  Внуши противнику ложное чувство превосходства: притворись слабой, уставшей, испуганной. Но когда настанет удобный момент,  не позволяй твоей руке дрогнуть.

- Это подло,- пробормотала я тихо, но была услышана.

С хищной улыбкой Мир пригласил меня на спарринг,  и чуть было не выбил из меня дух несколькими хлёсткими ударами. От обиды и шока я ловила воздух открытым ртом.

- Не питай иллюзий. Ты далека от своей идеальной формы, но,  даже обретя её,  ты вполне можешь быть слабее противника или противников,- он протянул мне руку и помог подняться,- Быть смелым - это не значит  «не бояться» , но иметь способность не принадлежать страху и не бояться быть неправильным, непонятым. Главное- выжить, а иначе как ты сможешь победить? Ты заведомо слабее и потому тренируйся и хитри.

Он щадил меня,  когда я не могла увернуться,  и ограничивался обидными шлепками пониже спины, но я очень старалась заслужить его поощрение. На похвалы он был скуп, однако справедливости ради всегда сдержанно замечал мои успехи.

Гор просвещал меня в тонкости устройства миров. В каждом наша каста занимала все военные посты и управляла армиями наёмников. Так странно задолжавшая мне каста ветра были шпионами, которые официально служили советниками и дипломатами. Существовало множество других сообществ,  с которыми мне пришлось ознакомиться. В каждом мире существовали разные системы правления от царя до президента.

Каждый день я узнавала больше,  и становилось всё сложнее представить себя частью этой реальности. Кроме этих мужчин, Шута,  я знала только тех, которые являлись в тот злополучный день, кстати,  принадлежащих к касте боли. Они были аналогом дознавателей и следователей,  ввиду уникальных способностей,  о которых больше шептались,  чем знали. Было немного боязно встречаться с другими представителями миров. Но ракшасы уверяли меня, что мне ничего не будет грозить при соблюдении правил. Их было не так уж много. Основные были понятны: никому не называть своего истинного имени, не брать ничего в долг, не оговорив оплату, не давать обещаний,   если не можешь их выполнить, на давать кровных клятв никому кроме клана, не угрожать если не собираешься выполнить угрозу. Но самый большой сюрприз ожидал меня,  когда Гор вознамерился научить меня основам единого языка. Оказалось, я его знала. Даже писать на нём могла со вполне сносной скоростью. Ошарашенные этой новостью мы поделились ею с остальными.



Светлана Ледовская

Отредактировано: 03.07.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги