Щавель

Размер шрифта: - +

Щавель

Это был самый обычный выходной день — воскресенье. Весна в этом году не торопилась в их южный город. И похоже, не испытывала за это угрызений совести. "Хотя, откуда у времени года может быть совесть?" — рассуждала Наташа, восседая на переднем сидении их с мужем видавшей виды пятнадцатой модели «Жигулей». Ветер за окном дул резкими порывами, и временами машину качало из стороны в сторону. Муж недовольно хмурился и сосредоточенно следил за дорогой. Хмурился он не просто так. Ему почти удалось в очередной раз накопить денег на самый дорогой телефон последней модели, но Наташе внезапно захотелось приобрести новый стеллаж в гостиную и ковер в детскую. И вот, теперь они направлялись в Икею, вечный магазин для несчастных мужей и увлеченных идеями смены интерьера жен.

Их дети остались дома, подкупленные обещанием привезти обед из Макдоналдса, и теперь можно было позволить себе немного расслабиться. Наташа украдкой посмотрела на мужа и вздохнула — хорош. Даже спустя двенадцать лет брака его недовольное бурчание по утрам не смогло вытравить ее чувства. И сейчас он недоволен, но выполнит ее очередной каприз, и снова будет копить средства на свою тайную мечту.

Вот и торговый центр, куда стекаются потоки машин, везущие таких же обреченных на муки шопинга мужчин и радующихся будущим обновкам женщин. Величественная Икея доброжелательно раскрывала им свои объятия, затягивая в свой собственный мир красивых интерьеров. Полтора часа восторженных вскрикиваний перед каждым выставочным образцом могут довести до сердечного приступа кого угодно, и муж устало закатывал глаза, испытывая нестерпимое желание выкурить сигарету.

Наконец, стеллаж выбран, белый пушистый ковер скручен и можно двигаться к кассам. По дороге Наташа умудрилась набрать еще несколько ароматических свечей, щетку для верхней одежды и даже картину с изображением непонятных разляпистых кругов. Она никогда не задумывалась, зачем ей все это добро, но в момент покупки мужественно убеждала мужа, что без этих атрибутов их семейная жизнь никак не сможет стать счастливее.

Муж раздраженно передергивал плечами, фыркал и был счастлив уже от того, что они едут домой, к новому домашнему кинотеатру. А в необъятных просторах холодильника у него надежно припрятано пиво и несколько кусков ароматной соленой рыбы. И если удастся быстро собрать стеллаж, то остаток дня он сможет провести в свое удовольствие.

И вот, с трудом затолкав запакованные части стеллажа в машину, муж с наслаждением затянулся сигаретой. Наташа побежала обратно в торговый центр, купить обед в Макдоналдсе. Заказав все по списку, тщательно выверенному сыном и дочкой, она подхватила пакеты и устремилась обратно к машине. Поискала глазами мужа. Услышала совсем рядом грязное: «Твою мать!», и заметила небольшой фургон и семейную пару, бодро загружающую стопки запакованной мебели, два светильника, основу кровати, и еще много непонятной, но нужной чепухи.

Через пару минут муж завел двигатель, и они влились в поток машин, едущих в обратном направлении. Конечно, заскочили в вечный «Магнит», сходили на базар, и в руки уже не помещались сумки с различной провизией. Наташа планировала варить красный борщ, и в последний момент вспомнила про зелень, которую не купила.

Холод на улице не располагал к бойкой торговле в это воскресенье. На краю проезжей части одиноко стояла машина. Два молодых мужчины торговали зеленью и соленьями. Возле них топталась пожилая женщина. Она робко сжимала замерзшими руками потертую хлопчатобумажную сумку и с тоской смотрела на заваленный зеленью и овощами прилавок.

— Что же, это щавель у Вас такой дорогой? — Долетел до Наташи обрывок фразы.

— Как, дорогой, бабуля? Всего-то двадцать пять рублей! Сущие копейки! — Нагловато щурился молодой продавец в очках.

— А дешевле никак нельзя? Пожалуйста…

— Если я дешевле всем подряд продавать буду, сам без денег останусь! — С презрением фыркал продавец.

Наташа нерешительно посматривала на старушку. Муж шарил по карманам в поисках мелких денег и постепенно оттеснял нерадивую покупательницу в сторону.

— Наташ, щавель брать? — Громко спросил он. — Давай возьмем, детям борщ зеленый сваришь!

«Давай два пучка возьмем!» — хотелось сказать ей, но она почему-то смолчала. Постеснялась нагловатых продавцов. Старушка разочарованно отодвинулась в сторону, муж расплатился за зелень, соленья, пучок щавеля, и увлек Наташу за собой в аптеку. Она шла за ним следом и мысленно сокрушалась своей нерешительности. «Я догоню ее. И отдам свой щавель. В конце концов, я собираюсь варить красный борщ, а не зеленый. И что такое для меня двадцать пять рублей?»

Но возле нагловатых продавцов старушки уже не было. Наташа растерянно оглядывалась по сторонам, но та, будто растворилась.

— Хватит рот разевать на тряпки! Я больше ничего сегодня покупать не буду! — Окликнул ее муж. — Холодно, идем в машину скорее!

Дома дети с победоносными криками набросились на вредную еду из Макдоналдса. Наташа вошла в кухню и ее сразу же затянули домашние хлопоты. Борщ закипал, дочка и сын ссорились в детской из-за картошки фри, а муж весело стучал молотком в гостиной.

И вдруг среди этой суеты ей на глаза попался пучок щавеля. Совершенно не нужный за сегодняшним столом, купленный просто так, из каприза, он медленно увядал в тепле.

Наташа остановилась, отодвинула в сторону сковороды и кастрюли, и почему-то ей стало очень обидно за свою нерешительность. Ее больше не радовал новый стеллаж, не восхищал пушистый ковер. «А ведь я же могла… Могла изменить все к лучшему. Мне стоило просто протянуть ей этот пучок в подарок. Это же так легко — протянуть руку помощи тому, кто действительно нуждается!» — тихо опустилась Наташа на кухонную табуретку и на глаза почему-то набежали слезы.



Юлия Бузакина

Отредактировано: 02.04.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги