Шиповник и ландыши

Размер шрифта: - +

Глава 4

Императорский дворец. Лентан Золотой.

Удивление моего телохранителя, когда его засек Инквизитор – было почти физически ощутимо. Хотя отец Реодим и намекал несколько раз, что очень ярко чувствует присутствие виндикар, но до такой явной демонстрации ни разу не доходило.

Виндикар… Я задумался об имперских телохранителях… и убийцах. Насколько я знаю, до катастрофы, знаменующие появление в нашем мире Повелителя Всего-и-Ничего, Храм Виндикар и его грозные ассасины – были всего лишь выдумкой, страшной сказкой для взрослых, способом скрасить скуку и пощекотать себе нервы. Но когда огненные крылья Повелителя простерлись над миром, некто весьма могущественный озаботился тем, чтобы воплотить эту страшную сказку в реальность. И у него получилось. С тех пор – Храм Виндикар – гроза всех врагов Императоров.

Ассасины Виндикар настолько опасны, что ходит устойчивый слух, что к появлению Храма приложил свою когтистую лапу лично Повелитель… Особенно настаивают на этой версии те, чьи друзья и родственники попали в сферу интересов Храма… с понятным результатом. Правда, говорят это тихо… очень тихо. Ведь, хотя виндикар еще никогда никого не наказывали за такие высказывания… но все когда-нибудь случается в первый раз. А судьба тех, кто оскорбил Храм… нда. Легкая смерть – может рассматриваться как истинное милосердие.

Конечно, этой версии противоречит тот скромный факт, что поколение за поколениями именно ассасины Храма являются телохранителями Императоров. Но… вот именно. Был, был эпизод, в котором Виндикар* лично отказал Императору в защите. И было это в тот самый момент, когда Император больше всего в защите нуждался: в начале Войны Сил, когда Император Неарим решился вмешаться в противостояние Владык Зла. Тогда Виндикар и Верховный инквизитор выступили единым фронтом, пытаясь отвратить Императора от выступления. Они говорили, что выступать на одной стороне с тварями Господина рабов – мерзостно, что кто бы не победил в войне – он останется Злом. Тщетно. Мой предок, фанатичный последователь культа святого Киррена, который возглавил войска людей в битве против Повелителя Всего-и-Ничего – не захотел их услышать.

/*Прим. автора:  в данном случае имеется в виду глава организации, Настоятель Храма и так далее, и тому подобное… количеству регалий может позавидовать даже Дамблдор… просто Виндикар. С большой буквы.*/

Ну что же. Культ святого Киррена был полностью уничтожен в той войне. А Император… Неарим проиграл все, включая собственную жизнь. Вот только… когда толпа мятежных дворян решила «позабавиться» с захваченной семьей Императора, начав с его дочери Ферити… Грудь их предводителя взорвалась, разорванная пулей крупного калибра. Естественно, мятежные дворяне тут же стали очень даже лояльными, что и позволило принцессе Ферити сохранить не только собственную жизнь, но и этот дворец.

Вот только мой отец снова начал конфликтовать и с Инквизицией и с Виндикар. Нет, до разрыва дело не дошло… но в решительный момент его охранял только один ассасин. И, хотя наемный отряд, напавший на отца в то время, когда он совершал очередной «светский визит» к очередной своей пассии был изрядно ополовинен, но… Мда. А был бы отец настоящим магом – вдвоем они бы точно отбились. А так… кровавая баня, устроенная Храмом, привела Дом Глицинии к необходимости принять вассалитет у Алой розы, а Горец из «одного из первых», откатился далеко в задние ряды Великих, оказавшись в шаге от потери статуса Великого. Но это уже никого не вернуло.

Вот так, размышляя об отвлеченных вещах, я и довел дуэлянтов до тренировочной площадки Гвардии, с которой ушел не более получаса назад. Гвардейцы приостановили тренировку. Еще бы. Не каждый день Император берется быть «нейтральной стороной» в обычной дуэли…

Противники  вышли в круг, и уже активированы чары, защищающие зрителей. Горец пытается выглядеть грозно… но при том, что поджилки у него явственно трясутся – получается скорее смешно.

- Хандир Великолепный приветствует! – Оба на! Он бы еще Сияющим назвался! И как, интересно, Сила приняла такое именование? Впрочем, иногда мне кажется, что чувство юмора у Силы богатое… и нездоровое. Хотя… можно ли говорить о каких-либо чувствах у Силы? Об этом надо будет подумать. – Во славу Дома!

- Сейген Тихий приветствует. – Спокойный голос, уверенный взгляд… Собственно, результат дуэли уже определился. - For the Emperium, for the inquisition!

Смысл боевого клича Инквизиторов забыт всеми... кроме них самих. Нет, понятно, что речь идет об Империи и об инквизиции… но что именно сказано? Этот язык давно забыт.

Призывать к примирению… не вижу никакого смысла. Давать этому павлинчику возможность к отступлению в виде ссылки на Волю Императора? Ни к чему.

- Начали!

Хандир сразу бросается в атаку. Он строит сразу три заклятья, распыляясь между ними. На месте Инквизитора я бы постарался подловить его на потере концентрации… Но Сейген просто дожидается завершения плетения… и принимает все три заклятья на поднятую руку, явно не ощущая никаких неудобств. Горец на мгновение застывает в шоке. Но его противник кивает в стиле «ну, что же ты застыл: продолжай, продолжай!» Хандиру просто сносит крышу. Он осыпает противника градом заклятий… безо всякого видимого эффекта. Только один раз Инквизитору пришлось поднять щит. Все остальное он спокойно принимал на руки. И могучие заклятья, способные пробить даже щиты Серебряного, бессильно гаснут. Горец бесится все сильнее и сильнее. Особенную ярость вызывает тот факт, что его противник до сих пор ни разу не атаковал, показывая, что не считает Великолепного достойным противником.  Дойдя до крайней степени ярости, Хандир начинает создавать заклятье, безусловно запрещенное в дуэлях, в первую очередь из-за того, что его не сдержат даже стационарные щиты. И я уже собираюсь вмешаться на правах арбитра, когда Инквизитор просто исчезает с того места, где стоял – и возникает за спиной Хандира. Удар! И тело без признаков сознания валится под ноги победителя.



Сергей Юрченко

#11571 в Фэнтези

В тексте есть: дарк

Отредактировано: 14.10.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться