Шиповник и ландыши

Размер шрифта: - +

Глава 3

Альмаргор. Джайгер из Дома Шиповника.

Поединок обошелся мне очень дорого. И долго я не мог понять, как же так получилось? Почему наемник, по идее — опытный солдат, не смог отразить простейшего удара? Почему... И наставник отнюдь не торопился облегчить мое положение. Скорее — наоборот, при каждом удобном и неудобном случае он напоминал о том, что я ослабил ударный отряд, сократив его, пусть и только на одного человека, по собственной глупости. И снова и снова звучали в моих ушах слова лейтенанта... "... нет, не было, и не будет!" Что же это за "честный поединок", в котором у одной из сторон нет шансов изначально? Какой же это "суд богов"? Не правильнее ли будет сказать, что это Повелитель Всего-и-Ничего играет нами, толкая на кровавые схватки?

И вот я опять сижу на стене Альмаргора, и смотрю на башню Тумана... Кровавого Тумана. После поединка я говорил со стражами Альмаргора... Пусть их право на принадлежность к Великому дому определяется лишь небольшой серебряной прядью, говорящей о том, что Сила отметила их, но они уже многие годы несли свою службу в цитадели Шиповника... И они порассказали мне такого... Иногда меня просто выворачивало при рассказах о том, в каком виде выходили люди из Башни... или о том, что оттуда выносили, чтобы скрыть в безымянных могилах. И как получается, что Око Порядка не видит этого кошмара? Опять — происки Повелителя? Или Господина Рабов? Или... может быть... нет, это — ересь... Но я никак не могу отделаться от мысли, что это — такой Порядок. Что Владыки Зла здесь совершенно не при чем, и мы сами умножаем Зло в мире, повинуясь извечному Порядку?

Альмаргор. Зерг. Лейтенант Кровавой руки.

Мальчишку серьезно развезло. Не понимаю я старшего из серебряных. Ведь видно же, что у паренька — кризис. Как бы он с собой чего не утворил... Или, он вполне может начать искать ответы в еретических учениях. Так что, когда мальчик очередной раз исчез из виду — я отправился его искать. Пусть у меня и нет права вмешиваться в воспитательный процесс... но не понимаю я такого. Не понимаю. И поэтому — постараюсь помочь пареньку, чем смогу. Пусть это и означает, что мне, возможно, еще придется встретиться с ним в бою.

Мальчика я нашел, сидящим на стене. Бойцы Дома Шиповника рассказывали мне, что он и раньше любил забраться на стену, и смотреть куда-то в степь... Но теперь он все чаще и чаще отворачивается от вольной степи, и смотрит на Башню. На Цитадель Кровавого Тумана. А расспросив солдат о том, что именно выспрашивал у них младший из серебряных магов — сам чуть не отправился избавляться от содержимого желудка. И дернуло же меня сначала позавтракать, и лишь потом — отправиться на поиски.

А вот и сам мальчишка. Там, где я и ожидал его найти. Усаживаюсь рядом. Как я и думал, Кровавый Туман закрывает обзор чуть менее чем полностью.

— Привет.

— Здравствуйте, господин лейтенант. — Какой тусклый, безжизненный голос. Каким же он станет в походе? Ведь наемники — это наемники, и на привалах беседуют отнюдь не о высокой поэзии... а еще — нам предстоит штурмовать город, пусть и небольшой...

— Как тебя зовут?

— Джайгер, господин лейтенант.

— Можно я буду звать тебя Джай?

— Конечно, господин лейтенант. Меня часто так называют.

— Мое имя трудно сократить, так что я — Зерг. И можно — на "ты".

— Спасибо, Зерг. Я... я давно хотел спросить у тебя...

— Да? — Ну хоть любопытство еще не утонуло в захлестывающих парнишку волнах сомнений.

— Почему ты красишь волосы? — Вот ведь. Помог, называется... И как объяснить мальчику, почему я старательно скрываю тот факт, что в моих волосах достаточно серебра, чтобы любой из Великих домов радостно принял меня в свои ряды?

Альмаргор. Джайгер из Дома Шиповника.

Зерг замолчал. Кажется, то, что он сейчас расскажет — мне не понравится.

— Хорошо быть сыном Великого Дома, да нелегко...

— Зерг? — Встречаюсь с ним взглядами, и понимаю — в его глазах плещется боль. Застарелая, но неизбывная боль.

— Я расскажу тебе... Не знаю, только, будет ли от этого какая-нибудь польза.

— Я слушаю, Зерг.

— У меня была сестренка. Близнец.

— Была? — Зерг молча кивает.

— Об обстоятельствах нашего появления на свет мать предпочитала молчать. Но, судя по тому, что волосы Зианы были серебряными почти все, да и у меня серебра в шевелюре более чем достаточно — история это не из тех, которыми благородные рыцари доказывают свою куртуазность.

— Я понимаю... наверное.

— Хорошо, что ты сомневаешься. Искренне желаю, чтобы ты никогда не смог полностью понять мои слова. — Взглянув в его глаза еще раз, я понял, что он искренен.

— Спасибо.

— Так вот... мать всегда предостерегала нас против вступления в ряды Великих домов, но Зиана... ей хотелось славы, денег, хорошей жизни... Хоть мы и жили в городе, и семья наша пользовалась каким-никаким, но влиянием, так что бедными мы не были, но сестра всегда завидовала могущественным аристократам, детям Великих Домов, что с грохотом проносились мимо наших окон в дорогих каретах...

— Это — понятно...

— Я рад, что ты понимаешь. Так вот... соблазненная этим сияющим видением, Зиана пренебрегла запретом матери, и отправилась в резиденцию Фиолетовой Хризантемы.

— И ее приняли?

— Да. Более того, один из Советников Дома принял ее под свое покровительство.

— Так это же хорошо. — Я не понимаю, почему в глазах Зерга продолжает плескаться неутоленная боль.



Сергей Юрченко

#11579 в Фэнтези

В тексте есть: дарк

Отредактировано: 14.10.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться