Синтар. Остров-убийца

Размер шрифта: - +

История шестая, в которой ловушка захлопывается

История шестая,

в которой ловушка захлопывается

 

Любуемся светлячками.

Но лодочник ненадежен: он пьян —

И лодку уносят волны…

(Мацуо Басё)

 

"Надевая удобную маску, каждый мечтает, чтобы кто-то однажды ее снял и взглянул в настоящее лицо. В этом вся прелесть масок - чувствовать себя защищенным ото всех и с замиранием сердца ждать, когда чья-то решительная рука сорвет ее"

(Из дневников Кимуры Сораты, май, 2013 г.)

 

Промокшего насквозь Кутанаги отвели в свободную комнату и отыскали чистую сухую одежду, чтобы тот мог переодеться и присоединиться за ужином к остальным.

– Вас отвезли на фургоне со всеми, как вы могли заблудиться? – Отто Фишер, психолог, приставленный к комиссии, не отходил от Кутанаги ни на шаг. Сората до сих пор недоумевал, зачем им нужен психолог, к тому же иностранец, но подозревал, что сам и послужил тому причиной. Как бы старательно он не скрывал свое пребывание в психиатрической клинике, слухи могли просочиться куда угодно. Поэтому вопросов не задавал, опасаясь спровоцировать ненужный сейчас интерес.

– Простите, простите, – журналист заискивающе раскланивался. – Я и сам не понимаю, как такое могло случиться. Пока ждали лодку на причале, я всего лишь на минуту отошел на пригорок, хотел сфотографировать маяк. Не удержался и упал.

Кутанаги задрал рукава и продемонстрировал Фишеру несколько свежих, только налившихся синяка выше локтя, а Сората неожиданно задумался, почему подумал о журналисте именно так – «заискивающе». Разве боязнь причинить кому-то неудобство – не натура любого истинного японца? И когда он перестал воспринимать это как должное?

– Крепко же вам досталось, – Фишер заинтересованно покивал, но сбить себя с толку не позволил. – Так как же вы пропустили лодку?

Кутанаги почесал коротко стриженный затылок и передернул плечами.

– Я когда очнулся, понял, что не знаю, где нахожусь.

– А позвать кого-нибудь не пробовали? Если верить вашим словам, упали вы недалеко от причала. Вас бы услышали.

Кутанаги покраснел и, кажется, начал терять самообладание.

– Фишер-сан, думаю достаточно, – предпочел вмешаться Сората. Журналист воспользовался моментом и поспешил раскланяться. – Кутанаги-сану и так стыдно, что заставил нас беспокоиться. Не стоит его мучить.

– Почему вы так считаете, Кимура-сан? – Фишер на мгновение забыл про убегающую жертву и переключился на Сорату, заинтересованно подавшись вперед. Взгляд его внимательно прошелся по лицу, заставив напрячься, чтобы скрыть внезапно нахлынувшее смущение. Взгляд Отто оказался пронзительным и липким, словно он ощупывал, выискивал слабые места, чтобы пробиться и заглянуть в самое сердце, а голубая радужка глаз – совсем не такой как у Генри, а холодной и колючей.

– Не пытайтесь меня провоцировать, – Сората улыбнулся. – Я ничего не скрываю, остров в вашем распоряжении, можете убедиться во всем сами. А теперь, прошу вас, ступайте в столовую. Аями уже накрыла на стол.

Он пропустил людей мимо себя и, надеясь, что никто его не видит, прикрыл лицо ладонью и выдохнул. Не хватало еще склок и подозрений в этом доме, и без того повидавшем много зла. И он, Кимура Сората, должен держать все под контролем, таков его долг.

– Ты в порядке?

Голос Генри вторгся в сознание, и Сората нехотя открыл глаза.

– Да, но будет лучше, когда я доставлю людей на землю, – он прислонился к стене и еще раз вздохнул. Сердце колотилось, как в приступе паники. – Сейчас мы могли быть уже в Токио.

– Значит, ты хотел вернуться раньше, чем я об этом узнаю? – тень Генри упала на него. Неподалеку топталась Кейт, прожигая их неприветливым взглядом, но к ней подошла Саваки и утянула в столовую, из которой доносились уютные звуки невнятных голосов и тихое позвякивание посуды.

– Я уже принес извинения, не нужно напоминать мне об этом постоянно. Да, я хотел закончить поскорее и вернуться в Киото, чтобы не заставлять тебя нервничать.

Он замолчал, иначе бы снова принялся оправдываться. Вот странность, его никогда не заботило, верят ему или нет, и только мнение Генри волновало по-настоящему сильно. Если однажды единственный друг перестанет ему доверять, что произойдет? И сможет ли Сората пережить такой позор?

Чувствовала ли то же самое Кику, когда врала ему?

– Ты побледнел, Сора.

Сората словно очнулся и тряхнул головой, отгоняя неприятные воспоминания.

– Идем ужинать, без нас никто не начнет.

В столовой, как и во многих других помещениях Академии, Сората почти ничего не менял. Разве что добавил капельку света, сменив старые панели из темного дерева на более светлые, а тяжелые занавески на жалюзи. Узкие высокие окна выходили как раз на японский сад, и весной, в период цветения сакуры, вид будет открываться отменный.



Сора Наумова и Мария Дубинина

Отредактировано: 13.01.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги