Сияние истинной магии

Размер шрифта: - +

5

    Этим утром Белла проснулась рано, и виной тому было легкое волнение из-за начала учебного семестра. Соседки по комнате еще мирно спали в своих постелях. Приподнявшись, она посмотрела на них. Лизи так мило морщит носик во врем сна, а Андреа улыбается во сне. Как же она соскучилась по ним за прошедшие две недели. Сама того не замечая, она привязалась к этим девчонкам.
   Белла только вчера вернулась в университетский городок из императорского дворца, где провела две недели прошедших каникул. И все это время она была вынуждена участвовать в постоянно проходивших балах и приемах по случаю празднования Нового года.
   Как она устала от этого праздника. Постоянное внимание со стороны незнакомых и безразличных ей людей и ведь приходилось постоянно улыбаться и поддерживать разговор, даже если собеседник был неинтересен. Положение, а точнее сказать, титул наследницы, обязывал не только мило улыбаться всем окружающим, но и стараться никого не обделить вниманием. Что поделать император не женат, и в роли хозяйки на каждом праздничном мероприятии, приходилось выступать ей. А это означало, что в ее обязанности входило обходить все залы, приветствуя гостей и следить, чтобы они ни в чем не нуждались. А уж танцы были заранее расписаны на много дней вперед. Ведь нужно успеть потанцевать с послами, министрами, с представителем каждого знатного дворянского рода. А те подсовывали неженатых сыновей или племянников в надежде составить «удачную партию», которые, в свою очередь, кружась с ней в танце, старались поразить своим красноречием не понимая, что, на ее взгляд, несут всякую чушь.
    Да, возможно, для провинциальной дворянки эти стандартные и оттого затасканные комплименты и темы разговоров могли показаться чем-то заоблачным и выдающимся. Но ей они все были скучны, и она не раз сдерживалась, стараясь подавить зевок или не нагрубить кавалеру. Казалось каждый собеседник задался целью вогнать ее в скуку. Нет, она, конечно, понимала, что в глазах окружающих выглядит такой простушкой, тем более практически всю жизнь провела вдали от столицы, в провинции. Да и дворянский род ее семьи не так знатен как многие вокруг. Несмотря на то что ее отец приходился дальним родственником предыдущему императору, его род одна из побочных ветвей императорской фамилии и в стародавние времена никто не стал бы даже рассматривать семью Валькофф в качестве наследников престола. Но войны, интриги и козни завистников, привели к тому, что император и отец Беллы остались единственными живыми представителями императорской фамилии. Отчего граф Валькофф был вынужден хоть и неохотно, но вживаться в роль наследника престола и мириться со всеми вытекающими отсюда последствиями. С огромным облегчением он встретил рождение сыновей императора, которое избавило его от непосильной ноши.
    А ее мать, вообще, была родом из семьи мелкопоместных дворян. Пара ферм и небольшая усадьба — вот и все приданое, какое могли позволить себе ее родители. Хотя, как любил шутить отец Беллы, главное ее богатство — добрая душа и естественная красота, которую унаследовала Белла. И за которую сейчас приходилось расплачиваться, отбиваясь от толпы постоянных ухажеров и женихов.
   Она с нетерпением и беспокойством ждала окончания этого года, когда Мэри и Людвиг, племянники императора Эдгарда достигнут совершеннолетия, и унаследуют столь ненавистный ей титул «Наследник трона». И надеялась, что станет свободной от всех обязательств, связывающих ее этим титулом.
Нет, конечно, балы и приемы сами по себе ничего плохого не несли. Еще несколько лет назад она мечтала о том как поедет хотя бы на самый захудалый провинциальный бал. И уж точно она тогда не могла мечтать об императорском балу. Как она была тогда наивна.
    Все эти балы были не чем иным, как выставками и смотринами. Смотринами невест, когда каждая семья стремилась преподнести свою дочь в лучшем свете, чтобы выдать замуж за богатого и родовитого жениха. Или же выставками женихов, на которых родители, пытаясь подыскать своему чаду выгодную партию, дабы помочь ему или себе подняться при помощи брака по придворной лестнице. И еще эти балы и приемы были местом, где каждый стремился получить как можно больше внимания и симпатий императора, став хот бы на минуту выше и значительнее всех окружающих. И это также являлось причиной повышенного внимания к ее особе, что не делало жизнь легче. А как же должен уставать император, постоянно находившийся в центре всего этого. Среди местных дам развернулась нешуточная борьба за его внимание хотя каждая лелеяла мечты стать невестой, а затем и императрицей. К чести Эдгарда, ему пока удавалось избегать их сетей. Но все вокруг, да и он тоже понимали, что такая ситуация не сможет длиться долго. Белла случайно слышала разговор канцлера с Эдгардом по поводу женитьбы.
    Белла и Эдгард практически не общались за эти две недели, у императора всегда были какие-то важные дела и он постоянно где-то пропадал. Всего лишь несколько раз им удалось поужинать всем вчетвером, всей императорской фамилией, как пошутила однажды Мэри. Такой милый семейный ужин. Это были два самых дивных вечера за эти две недели. Она впервые за долгое время почувствовала уже порядком подзабытое ощущение домашнего уюта и семейного счастья.
    В эти вечера они вчетвером, она, Эдгард и Мэри с Людвигом, казалось, набирались сил перед очередным кругом баллов и приемов. И действительно, усталость, накопившаяся за прошедшие дни, улетучивалась и даже Эдгард всегда мрачноватый и сосредоточенный, в эти часы веселился вместе с ними. Во время чаепития у камина они становились обычной семьей и все придворные заботы, так неожиданно свалившиеся на их молодые плечи, отходили на второй план.
    Еще несколько лет назад никто не мог даже представить, что Эдгард станет когда-нибудь императором, а она наследницей престола. Но один кошмарный день всё перевернул. Это случилось три с половиной года назад. В тот летний день барон Гралов, праздновал в своей крепости рождение первого внука. И поскольку сам барон был не последним человеком в государстве, в свое время он занимал пост первого военачальника империи, и именно под его предводительством войскам империи удалось отразить несколько набегов варваров на восточные границы. Да и баронство, расположенное в районе восточной границы, месте издревле беспокойном, несмотря на это было самым процветающим в империи.
   А сам род баронов Граловых наряду с императорским был одним из самых древних дворянских родов империи. По родовитости и древности они уступали лишь роду князей Дубовых, самому древнему дворянскому роду и не только в империи. Древность рода князей Дубовых уходила корнями в такие далекие времена, что информация о них сохранилась лишь в легендах и сказаниях. Поговаривали, что Северное княжество, правили которым испокон веков князья Дубовы, существовало задолго до появления многих государств и тем более империи. Именно предки князей Дубовых и баронов Граловых в свое время поддержали прапрадеда Эдгарда и помогли тому собрать разрозненные графства и баронства в единое государство.
   Все эти вместе взятые моменты и послужили причиной того, что на праздники, устраиваемые бароном Граловым, съезжались многие первые лица государства. Не стал исключением и день рождения внука. Сам император с женой и двумя своими сыновьями прибыл на это торжество. Ну а вслед за ним потянулись и многие другие придворные.
   Родители Беллы также получили приглашение. Граф Валькофф был старым другом барона Гралова, еще с университетской поры. И дружба эта с годами только крепла. Белла слышала, краем уха, как говорили о сожалении барона по поводу невозможности породниться с ее отцом. Дело в том, что Белла была поздним ребенком в семье, а поскольку других детей у графа Валькофф не было, а единственный сын барона Гралова был женат, о родстве двух друзей, к обоюдному сожалению, не могло быть и речи. Но это нисколько не мешало их дружбе и дружбе их семей. В день трагедии Белла должна была отправиться на праздник вместе с родителями, но неожиданно простудилась и слегла с температурой. Матушка готова была остаться с ней, но поддавшись на уговоры отца, который без своей жены не мог прожить и дня, и на увещевания кормилицы дочери, она отправилась в ту поездку.
   В тот злополучный день в крепости барона Гралова произошел взрыв, от которого погибло очень много народу – император со своим семейством, барон со всеми домочадцами, ректор и ряд ведущих профессоров университета, несколько министров и представителей знатнейших дворянских семей. Среди погибших были и родители Беллы. Что произошло тогда в крепости, так до конца и не установили. Было проведено несколько расследований, но ни одно из них результата не дало. Кто и, главное, как устроили такой взрыв, было непонятно. Огненный удар уничтожил практически всю крепость. На тот момент, да и сейчас тоже заклинания такой силы были неизвестны, и маг, сотворивший его, должен был обладать наивысшим уровнем магической силы, а то и превышать все известные ранги. Но таких магов в империи не было и за ее пределами о таких не слышали.
   В тот день горе пришло во многие дома. Империя в то лето едва не была ввергнута в хаос и лишь благодаря странному стечению обстоятельств всё не стало еще хуже. Принц Эдгард, в очередной раз, поругавшись с отцом, не поехал на праздник и избежал участи братьев и родителей. Белла также осталась жива. В живых остались и двое младших детей старшего принца помалости лет оставленных в столице на попечении нянь и кормилиц. Кроме того, в столице для решения ряда вопросов оставался канцлер империи, маркиз Горьет, который, и сумел предотвратить начинающийся хаос. Он и архиепископ Кордье тогда возглавили руководство империей. Ими было созвано дворянское собрание, на котором императором провозгласили Эдгард, до совершеннолетия которого оставалось около месяца. До тех пор регентами при нем были назначены маркиз Горьет и архиепископ Кордье.
    Впервые дни после трагедии империя жила ожиданием продолжения кошмара. В связи с чем к границе выдвинулись усиленные отряды императорской гвардии. Во всех городах, крепостях и замках империи велось круглосуточное наблюдение за возмущением магической ауры. Все это не позволило злоумышленникам достичь своей цели. Как полагали они хотели единовременно лишить империю всей верхушки посеяв тем самым панику и хаос, что могло привести к развалу государства. И только случай не позволил этому случиться. Целый год в империи длился траур.
   Белла пятнадцатилетняя девочка осталась тогда одна растерянная и всеми покинутая. После похорон родителей она практически не выходила из своей комнаты, оставаясь наедине со своим горем. Слуги всячески пытались ее отвлечь от печальных мыслей, старались практически всегда быть рядом, и за это она была им очень благодарна. Понимая сейчас, что лишь их забота позволила ей жить дальше. Но неожиданно для нее пришел вызов в столицу, причем сопровождался он сотней императорских гвардейцев буквально тут же по прибытии, взявших ее под охрану. И ничего не оставалось, как последовать в столицу, где она с удивлением узнала, что является одной из наследниц престола. С тех пор ее жизнь резко изменилась. Она поселилась в императорском дворце и была вынуждена обучаться политесу и этикету, правилам поведения особ императорской крови и даже изучать политическую обстановку в империи и за ее пределами.
    За этими занятиями она и не заметила как прошел год. Грусть и печаль отошли на задний план, жизнь в империи вернулась в свое русло. В императорском дворце вновь стали устраивать балы и приемы. Те самые императорские балы, о которых она еще несколько лет назад не могла и мечтать.
    Белла поначалу радовалась тому вниманию, что ее окружало. Первые кавалеры империи источали ей комплименты, на каждом балу все танцы были заблаговременно расписаны. И она порхала от бала к балу, наслаждаясь обществом окружающих мужчин, которые старались предугадать ее желания. И желающих получить хоть толику ее внимания было много. Пока однажды она не встретила Теренса, сына герцога Дуддл. Молодой красивый юноша, всегда учтивый и элегантный тут же покорил ее сердце. Его общество нравилось Белле все больше и больше, и она стала выделять его среди других и проводить время в его компании и вне приемов. Они часто гуляли в императорском парке, катались по озеру на лодке, сидели в библиотеке, где он читал ей стихи о любви. И даже пару раз посетили представление ведущей актерской труппы империи. И неожиданно, все вокруг, стали поговаривать о намечающейся свадьбе. Как же наивна она была тогда и не понимала, что скрывается за всей мишурой окружающего ее мира.
    Но его величество случай и здесь помог ей. Во время одной из своих прогулок по императорскому саду она стала свидетельницей неприятного, для нее, разговора Теренса с приятелями. В этом разговоре он обсуждал прелести одной дамы, с которой провел недавно ночь. На замечание приятелей о его практически состоявшейся помолвке, Теренс заметил, что «графиня Валькофф девушка, конечно, красивая, да и ее тело просто великолепно, но вряд ли она знает толк в любовных утехах». И, вообще, он предпочитает более зрелых девушек, а с ней завел интрижку лишь по настоятельному требованию отца. Самому ему это нужно только для получения определенных привилегий при дворе. Хотя он не скрывает, что было бы «интересно объездить эту молодую кобылку».
    Белла не знает как ей тогда удалось незамеченной покинуть сад и добраться до своей комнаты, где она, закрывшись, проревела полдня, игнорируя любые попытки слуг войти к ней. Только императору это удалось. Хотя он просто повелел вызвать мага и открыть дверь. После чего вошел в комнату, сел на край кровати и попытался успокоить ее. Тут-то она ему все и выдала, и то, что узнала о Теренсе, и что теперь думает о придворных, да и, вообще, обо всем императорском дворе. Эдгард, слушал, не перебивая, лишь успокаивая, гладил по голове. Так, он просидел около нее весь вечер, а когда она, наконец-то, успокоилась, сказал всего лишь две вещи. Первое – это то, что «он рад, что ее глаза на Теренса открылись и ему не придется делать это самому». А затем он стал извиняться, за то, что допустил это и пообещал, что больше ни разу не позволит ей испытать такое разочарование. Вторая его фраза, в тот вечер, открыла ей глаза на многое.
    – Милая моя сестренка, в этом и есть наша с тобой роль, постоянно прибывать в окружение льстецов и подхалимов. Желающих находиться не в нашем с вами обществе, а в обществе наших титулов и связанных с ними привилегий, — и было это сказано с такой печалью и грустью, что Белла поняла, ему самому очень тяжко приходится переносить все это.
    Затем они пошли в библиотеку и, усевшись у камина, стали пить чай, пригласив с собой принцессу Мэри и принца Людвига. И постепенно это стало у них традицией, собираться вместе у камина и пить чай в семейном кругу тихо беседуя о различного рода пустяках. И никто и ничто не могло этому воспрепятствовать. Даже сейчас, будучи студенткой университета, она старалась раз в месяц выбираться во дворец на чаепитие.



Alex Niko

Отредактировано: 19.10.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги