Сказание о Свете и Тьме, или Сказки лунной ночи

Размер шрифта: - +

Фрагмент 2. О Добре и Зле

Фрагмент второй.  О Добре и Зле

В берёзовой роще

Та же компания. Тот же день – солнечно-тёплый, прозрачно-светлый, спокойно-радостный. Недалеко от станции, в берёзовой роще, мы устроили пикник – с обязательным волейболом, песнями под гитару, купанием в речке и, конечно, шашлыками (не помню, когда я их ела в последний раз – настоящие, приготовленные на углях.  Во сне мне досталась добрая половина шампура, я радостно уселась на траву, с бумажной тарелочкой на коленях, и наслаждалась нежной молодой бараниной, обмакивая её в чесночно-ореховый соус и увлечённо хрустя репчатым луком, который, когда ешь его с мясом, всегда кажется сладким. Еда снится мне не в первый раз, я часто ем во сне, но никогда я не ощущала её вкуса так реально).

Место для пикника мы выбрали внизу, у речки. А наверху сияла золотыми куполами та самая, так поразившая нас несказанной, словно бы неземной красотой церковь – и осеняла нас незримой солнечно-золотой благодатью. На душе у всех было спокойно и легко…

Забыв обо всём и беспечно отринув «мирские» заботы (которых у студентов всегда выше крыши, хотя считается почему-то, что им типа нечего делать), мы от души веселились, не зная куда себя деть, кому раздарить – это свалившееся на нас беспричинное счастье. Наоравшись до хрипоты и насмеявшись до колик в животе, затеяли игру в жмурки и бегали друг за дружкой с переменным успехом, по-детски радуясь пойманной добыче: «А-ааа, поймал кого-то! Ребят, повязку снимите, посмотреть хочу… Да не вырывайся ты, всё равно не отпущу. Попалась, так терпи. Лучше развязать помоги. Не можешь? Я тоже. Какой-то идиот морским узлом завязал. Моряк – с печки бряк!» … … …

Ничто не предвещало беды.

Красные угли

Какие же отличные ребята в нашей группе! – думала я. – Какие они хорошие и добрые. Жаль, что никто из них не станет моим любимым – ведь кроме Него мне не нужен никто. Я даже не ревновала Его к подругам, я была уверена: ОН мой. Только мой! ОН внушил мне эту незыблемую уверенность, подарил мне счастье, которого мне до этого (и никогда после) не довелось испытать.

Беда пришла неожиданно. Мы собирались уезжать – уложили рюкзаки, погасили костёр, выплеснув в него полный котелок воды из родника, - и он зашипел обиженно, и красные угли подёрнулись розоватым пеплом. Это было очень красиво - пепел розы. Я слышала эти слова много раз, но что они означают – поняла только теперь, когда увидела воочию.

Но мне не было жаль – костра. Угаснув, он возродился, как птица-Феникс, в Его глазах, которые теперь пылали красно-жаркими углями, и этот свет был страшен, ибо он не являлся – Светом.

В противоположность глазам, лицо Его оставалось спокойным и умиротворённым. – Ещё бы! Ведь сегодня в него повлюблялись все наши девчонки, сегодня он был королём. Принцем – среди Золушек.

Но его губы улыбались мне одной…

Отличные ребята

Опустевшая лесная поляна. Погасший костёр. Извилистая тропка бежит по широкой луговине и поднимается на взгорок – к церкви с золотыми куполами. Оттуда уже недалеко до железнодорожной станции. Все наши девчата уже ушли. Электричка через сорок минут, и надо торопиться.

Девчата ушли, а ребята остались. – «Вы идите, мы вас догоним, нам тут поговорить надо. Решить один вопрос», - сказали они нам. Я медленно поднимаюсь по тропинке вверх, борясь с желанием вернуться. Мне страшно уходить. Я боюсь не за себя –  за Него. Ведь мне понятно, зачем остались ребята. Я словно вижу их - «решать вопрос» они собрались радикально, в руках у всех суковатые палки, увесистые камни… А у кого-то даже нож… Семеро на одного! А я считала их  хорошими и добрыми…

И только у Него в руках ничего нет, хотя «решать вопрос» собрались именно с ним. Я срываюсь с тропинки и не разбирая дороги, напрямик – через луг – бегу назад, к Нему, путаясь ногами в густой траве, падая и поднимаясь, и снова падая… Я не чувствую боли, не замечаю ссадин, я думаю об одном: только бы успеть.

Успела. Добежала. На поляне ничего не происходит.

- А ты чего вернулась-то, забыла что-нибудь?

Понятно. Видели, как я бежала, и теперь стоят и ждут, когда же я наконец уйду.

-Ты иди… Мы тут с ребятами… поговорим-разберёмся, и я приду. Ты… иди, - повторяет Он, тихонько подталкивая меня в спину. – Иди. Я приду к тебе. За меня не надо волноваться.

- Не надо! Не надо с ними «разбираться», они хотят тебя избить… убить… из-за девчонок. Ты один, а их семеро! Уходи! Беги без оглядки. При мне они не посмеют, а как только я уйду… Семеро против одного. Они убьют тебя, и ты останешься лежать на этой безмятежно-солнечной поляне, один… Не надо!!

Я молчу, не говорю ни слова. Всё это – мысли, торопливые и испуганные. Его убьют, и как тогда жить – без Него? Зачем тогда жить…

Я молчу, но Он понимает меня без слов. Качает головой. И мы продолжаем этот немой диалог

- Не тревожься напрасно. Ты ведь уже догадалась, кто я?

- Да, я знаю! Ты – Демон из книжки. Из Лермонтова.

- Ну, хорошо… Пусть – Демон. Ты слишком много читаешь (да, слишком много, потому что читать меня научили в три года, через не хочу, потому что мне не читали сказок, не разговаривали почти, и к моему стыду, я до сих пор не в ладах с ударениями… Совали в руки книжку и говорили: «Читай сама и не говори что не можешь, учись», а колыбельной мне служила пластинка с вальсами Штрауса, и я лежала в звучащей темноте… и мужественно старалась не заснуть, так мне нравилось слушать! Я засыпала, и во сне мне снились вальсы… Вальсы моего детства, от которых до сих пор теплеет в сердце).



Ирина Верехтина

Отредактировано: 05.03.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги