Сквозь пыль столетий

Размер шрифта: - +

Глава 6, ГРЕЦИЯ, Афины, День третий

Звонкий женский смех ворвался в Ксенин сон, и она открыла глаза. И еще через мгновение вновь чуть не расплакалась: эта  комната оказалась совсем не та, в которой она засыпала вечером. Здесь все было другим: и кровать-кушетка, и каменный пол, застланный широким тканым ковром (такие же тканые, но небольшие коврики были развешаны по стенам), и низкий продолговатый столик, заставленный маленькими шкатулками, и завешенный цветастым полотном  дверной проем… Не было и характерных египетских иероглифов с рисунками, украшающие стены комнат дворца фараона Рамсеса ХП… Эта комната отличалась излишней простотой в оформлении, хотя и не выглядела, как жилище бедняка…

- Похоже, я уже не в Египте, - тихо простонала Ксеня, принимая сидячее положение.

Женский смех, звучащий, как оказалось,  с улицы, повторился, и Ксеня, подхватившись, закуталась в покрывало и выглянула в окно. Перед  ней открылся вид на маленький внутренний дворик, заросший изумрудно-зеленой травой и цветами, в одном углу которого журчал крошечный фонтан. Около него, расположившись прямо на траве, сидела хорошенькая светловолосая девушка в свободном голубом одеянии и радостно смеялась, наблюдая за расхаживающим по двору павлином. Павлин то и дело распускал свой шикарный хвост, горделиво поглядывая на молодую блондинку, что вызывало у той очередной приступ веселья. Тут девушка увидела Ксеню и воскликнула:

- Доброе утро, Аспазия!

- Доброе, - несмело ответила Ксеня, осторожно пробуя на языке новые незнакомые, но при этом понятные слова.

- Посмотри, какой твой павлин забавный! – продолжала незнакомка. – Как хорошо, что тебе подарили эту чудную заморскую птицу! Я не могу на нее насмотреться! Она так веселит меня! И все наши девушки от нее в восторге!

- Я рада, - неуверенно кивнула на это Ксеня.

- О! – улыбнулась вдруг блондинка, глянув куда-то в сторону, – Я вижу твою Евклию, она несет  тебе завтрак…

Заслышав чьи-то шаги, Ксеня обернулась. Занавес на двери колыхнулся, и в комнату вошла еще одна девушка, совсем юная, почти подросток. В руках она держала тарелку с хлебом и кувшин.

- Приветствую вас, госпожа, - слегка поклонилась Евклия (а Ксеня догадалась, что это была она). – Ваш завтрак: хлеб и вино…

«Вино на завтрак?» - хотелось воскликнуть Ксене, но она благоразумно промолчала и лишь кивнула головой, принимая тарелку с хлебом.

- Если не возражаешь, сегодня я запью его водой, - улыбнулась она.

Евклия тут же вышла и буквально через минуту вернулась с чашей, наполненной водой.

- С утра приходил раб с посланием от вашего друга Фидия, - проговорила чуть позже Евклия. – Фидий просил напомнить вам, что вы обещали придти к нему в мастерскую сегодня оценить очередное его творение, которое он почти закончил… Он ждет вас с нетерпением и как можно скорее…

Ксеня растерялась. Ей нужно куда-то идти? К какому-то Фидию? Но кто он? И как она сможет найти его?

- Ты проводишь меня до мастерской? – осторожно спросила Ксеня у девушки.

- Конечно, госпожа, - изумленно посмотрела на нее Евклия.- Это ведь моя обязанность…

Это немного успокоило Ксеню, тем более что она очень надеялась где-нибудь в городе встретить Артема, или на худой конец Климова, как это случилось в Мемфисе. Что будет, если этого не произойдет, Ксеня даже боялась себе представить.

Тем временем Евклия  извлекла из большого  сундука (подобный на тот, каким пользовались в Древнем Египте) нечто напоминающее прямоугольный кусок ткани пурпурного цвета, сшитого с двух сторон. Но когда Евклия легко водрузила его на Ксеню, ловко закрепив в нескольких местах булавками с ажурными головками, а затем завязала на талии золотистый пояс и аккуратно распределила складки драпировки, у Ксени как-то сразу всплыло в памяти слово «хитон», которым историки обозначают род одежды, популярной в давние времена в восточных странах, особенно в Греции и Риме. « Я похожа на иллюстрацию к книге «Мифы древней Греции», - подумала Ксеня, оглядывая себя в круглом зеркале, услужливо поднесенном Евклией. И, несмотря на всю абсурдность ситуации, она неожиданно поймала себя на мысли, что ей нравится, как она выглядит в этом наряде. Особенно ее привели в восторг сандалии с золотисто-желтыми ремешками, туго оплетающими ногу почти до середины голени, да еще и на невысоком, но все же каблучке. Нечто похожее Ксеня видела перед, так называемой,  «турпоездкой» в одном модном обувном магазине, куда ее затащила Ритка в процессе устроенного ею грандиозного шопинга.

 После этого Евклия еще причесала ей волосы, стянув их на затылке в пучок, и подала темно-синюю накидку, назвав ее «калиптра».

Выйдя из спальни, проследовав по узкому коридору и спустившись на первый этаж, они оказались в зале с высокими колонами, пол которого был украшен цветной мозаикой из камня. Прямо из этого зала вела дверь в узкий двор, и уже через несколько шагов Ксеня с Евклией оказались за калиткой на улице.

Дорога, по которой Ксеню вела Евклия, шла все время прямо, никуда не сворачивая. По обе стороны дороги располагались однотипные дома, подобные друг на друга, как близнецы, и Ксеня даже с тревогой подумала, что, если вдруг потеряется в городе, то может и не найти «свой» дом.

В мастерскую загадочного Фидия они шли довольно долго, во всяком случае, Ксене казалось, что их пути не будет конца. Навстречу им время от времени попадались редкие прохожие, и почти каждый из них провожал Ксеню особенным взглядом: мужчины чаще с интересом, а женщины – с непонятным напряжением. Ксене от такого необъяснимого внимания к собственной персоне вскоре стало не по себе, но, к счастью, наконец Евклия остановилась у одного из домов и постучала. Дверь открылась почти мгновенно, и на пороге показался высокий плотный мужчина в длинной белой тунике, с густой бородой, посеребренной легкой сединой.



Ольга Иванова

Отредактировано: 04.06.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги