Сквозь пыль столетий

Размер шрифта: - +

Глава 14 ПОЛЬША, Краков День одиннадцатый

… Мягкие перины и подушка, приятная шероховатая простынь, почти невесомое одеяло, легкий сладкий цветочный запах, витающий в воздухе… Ксеня, с закрытыми глазами, прислушивалась к новым ощущениям и даже боялась пошевелиться. Пережив три бесконечных дня в страшной тюремной камере, сейчас она наслаждалась каждой секундой и не спешила открывать глаза, даже чтобы узнать, где оказалась на этот раз… Главное, что не в сыром подземелье… Главное, чтобы не в диком средневековье…

Тихо скрипнула дверь, затем гулко простучали каблучки и кто-то распахнул окно. Свежий ветерок чуть коснулся лица Ксени, и она приоткрыла один глаз: около высокого арочного окна стояла низенькая  девушка в синем платье с передником и в белоснежном чепце, из-под которого выбивались пшеничные кудри, и поправляла бахрому на тяжелых  парчовых шторах цвета лазури. Ксеня, все еще не желая привлекать к себе внимания незнакомки, быстро пробежала глазами по комнате: обитые расписным розовато-жемчужным шелком стены, изобилие позолоченной лепнины, разрисованный потолок с огромной люстрой, внушительных размеров трюмо из светлого дерева, несколько округлых пуфиков, резная кушетка у стены, столик, на котором стояла ваза с букетом кремовых роз… И ни одного острого угла, ни одной резкой линии – все плавное, изогнутое, струящееся…

- Я в сказке? – Ксеня не заметила, как заговорила вслух.

- Панна Паулина! – вскрикнула тут девушка, прижимая руку к сердцу. – Вы проснулись? А я и не приметила… Доброе утро, панна, - и улыбнулась.

- Доброе утро, - ответила Ксеня, приподнимаясь на локтях, и вновь, не удержавшись, обвела взглядом комнату.

Девушка проследила за ее взглядом и вдруг сочувственно спросила:

- Паненке тяжело, наверное, расставаться с этой комнатой?

- Почему? – осторожно поинтересовалась Ксеня, покосившись на нее: неприятное чувство тревоги вновь стало зарождаться в ее душе.

- Ведь вы провели здесь все свое детство и девичество, и завтра вечером вы уже не сможете сюда вернуться, - вздохнула та. – Вам предстоит делить уже другую комнату со своим будущим супругом… А через день вы вообще уедете отсюда с мужем в его дом… Ах, панна Паулина, - девушка села на краешек кровати и заглянула Ксене в глаза. – Я буду тосковать без вас… И сейчас мне очень грустно, хотя я и должна радоваться… Ведь вы выходите замуж… А свадьба – это так прекрасно!..

- Свадьба? – вырвалось у Ксени, и она села на постели.

- Да, паненка, ваша свадьба уже завтра, - девушка не обратила внимания на удивление в голосе Ксени и продолжала: - Как быстро пролетело время… Кажется, только вчера пан Базилевич просил вашей руки у вашего батюшки… А прошло уже более месяца… Ой! – вдруг подхватилась она. – Это же скоро гости начнут собираться, а у меня еще столько дел непереворочено! Поднимайтесь, паненка, ваша матушка велела позвать вас к завтраку, а я и позабыла! Если пани Алиция узнает об этом, то непременно скажет, что Кася нерасторопная, что Кася рассеянная, и все такое… А я ведь не такая, паненка! Просто я уж больно взволнована вашей свадьбой, панна, что ничего не могу поделать с собой… Я ведь так люблю вас, панна, и мне так грустно разлучаться с вами… Ой, да что это я все болтаю и болтаю!.. Вставайте же, паненка, я вам сейчас помогу одеться!.. Вон на столике вода для умывания, а вот и ваше платье, - она подняла с кушетки ворох чего-то шелкового светло-зеленного и кружевного.

- Встаю, - со вздохом кивнула Ксеня, понимая, что иного выхода у нее нет, и, откинув одеяло, медленно поднялась. Она подошла к золоченому тазику для умывания, ополоснула лицо прохладной водой и посмотрела на себя в большое зеркало трюмо.

- Свадьба…, - задумчиво протянула Ксеня, глядя на свое бледное взволнованное лицо. – Я не хочу никакой…, - начала было она, но тут же осмотрительно осеклась.

Но Кася, похоже, восприняла ее реплику по-своему, потому что ободряюще заговорила:

- Ах, паненка, вы все-таки переживаете, наверное, из-за того, что плохо знаете своего жениха? Но это все пустое, поверьте! И все ваши волнения обернуться вскоре радостью, вот увидите! Пан Базилевич – достойный человек! Говорят, он очень порядочный и добрый. К тому же, хорошо образован, да и из известного магнатского рода! Ваш батюшка просто на седьмом небе от счастья, что с помощью вашего брака удастся объединить два великих дворянских рода – Витовских и Базилевичей! И вы должны быть счастливы… А сколько незамужних паненок мечтали бы быть на вашем месте! Взять  хотя бы вашу кузину Юзефину! Ведь пан Базилевич – завидный жених во всех отношениях: нестар, недурен собой, богат, опять же, живет в Варшаве, вхож во дворец к королю, хотя и чтит традиции шляхты… Что тут можно еще добавить? Ну, а то, что был когда-то женат, так все там уже травой поросло и забыто! – Кася произносила свою речь скороговоркой, а параллельно застегивала на Ксене одну за другой плотные драпированные юбки. – С вами у него непременно все будет по-другому… Заживете, деток нарожаете… Панича-наследника и панночку-отраду… Так, теперь платье, - перевела дух Кася, и через мгновение Ксеня уже стояла одетая в пышное шелковое платье с кружевной отделкой. – Заколем волосы, - пальцы служанки несколько раз порхнули по голове Ксени, стягивая волосы на затылке. – Туфли…  И, кажется, пока все.  Вы идите завтракайте, а я в это время подготовлю ваше бальное платье к приему гостей…

 «Только куда мне идти? Где меня ждут к завтраку?» - хотелось поинтересоваться Ксене у Каси, но вместо этого она лишь коротко кивнула, пытаясь скрыть бурлящую нервозность, произнесла тихо:

- Спасибо, Кася, - и, путаясь в неудобных юбках, пошла к двери.



Ольга Иванова

Отредактировано: 04.06.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги