Смерть его игрушка

Размер шрифта: - +

Часть 3

120.

 

Андрей застал меня врасплох.

Кроме Романа я не ожидала никого, поэтому зачастую даже не брала на себя труд одеваться. Тем более, кроме одной мужской рубашки, одежды у меня не было вообще.

Как только я различила, кто заходит в комнату, пришлось быстро запахивать рубашку и, для верности, натягивать покрывало.

– Привет.

Он смотрел на меня чуть испуганно. Внимательно разглядел цепь, вздохнул.

Ну что, сам он не догадается?

– Пожалуйста, помоги мне освободиться.

Он сжал губы, опустил глаза.

– Даш, я... обещал Еретику, что просто поговорю с тобой.

Что это ещё? О чём он?

– Андрей, сними цепь.

– Слушай, давай сначала поговорим, – неуверенно ответил он. – Нет, понимаешь, я могу тебя освободить, но – сама пойми, это только до того, как Еретик узнает. Вернёт тебя обратно он через несколько минут после того, как заметит твоё отсутствие. И помешать ему не сможем ни я, ни кто-то ещё.

– Зачем он вообще так сделал?! – с отчаянием спросила я. – Если я действительно не могу скрыться от него, зачем это?

– Возможно, по привычке. Возможно, что-то ещё.

Я задумалась. Пусть я обижена, пусть мы в ссоре, но, тем не менее, ко мне каждую ночь приходит любимый. А каково было пленницам, которых Роман держал на цепи в своём замке тогда, до своей смерти? Целый день страшного ожидания – и ночь с жестоким насильником?

Представила, что ко мне вместо моего мужчины приходит кто-то вроде Рольсена, и не слушает никаких уговоров и просьб...

Жутко.

Он сказал, что теперь всё по-другому.

А так ли это?

Вышел после адских пыток. В изменившийся за больше, чем полстолетия мир. А если он просто не привёл ещё в норму свою жизнь? Что было, если бы я не любила его на самом деле? Если бы он не чувствовал лжи за моими словами?

Изменило бы это хоть что-нибудь?

Или я всё так же сидела бы на цепи?

«Я сделаю всё, что ты попросишь».

«Всё».

В сознании проходили кадры в обратной промотке. Девушка, больная раком... Украшение в виде морской звезды... Кошка из помойки... Горящий самолёт...

Не знаю. Но я ему верю.

Он бы не стал меня принуждать, если бы был мне неприятен.

– Даша, – Андрей сел рядом и укутал меня посильнее в покрывало. – Мне просто надо знать, то произошло. Ты же не слушала голоса разума – ни своего, ни чьего-либо ещё. Ты была влюблена, как кошка весной. Что такое? Он что-то сделал... не то?

– Значит, это он попросил тебя поговорить со мной? – вздохнула я. – И ты меня не освободишь? Хотя... наверное, ты прав, это и впрямь бесполезно.

– Даш, я тебя очень люблю. Но и Рамон мне дорог. Что бы он не говорил, друзьями в привычном смысле этого слова мы так и не стали. Он до сих пор воспринимает меня как старшего. Но, тем не менее...

– А раньше ты о чём говорил?! – рассердилась я. Что же он так хотел, чтобы я бросила Романа? Уговаривал, гадости рассказывал!

– Извини, – виновато ответил мой друг. – Но я не думал, что всё так запущено. Я считал, что Лана – его любовь на всю жизнь. К ней он относился совершенно не так, как к тебе. Но, похоже, я ошибся.

– Думаешь?

– Может быть. Теперь уже не уверен, что прав.

– И я не уверена. Но так похоже, что он её любит... и она его.

Я прижалась к нему:

– Слушай, обещай, что не скажешь Роману.

Он подумал. Кивнул:

– Хорошо.

– Андрей, я серьёзно. Поклянись.

– Клянусь, Даша, – мягко улыбнулся. Пусть смеётся, я потерплю.

– Я очень его люблю. Но Лане он нужен. Если он будет с ней, защитит от чего и кого угодно. А я... я и так проживу. Не надо говорить ничего и читать нотации. Я всё обдумала. И ты обдумай. Это самое верное решение.

Он смотрел в стену и молчал.

 

121.

 

– Ну что, поделимся новостями?

Эльвильяр настоял, чтобы обязательно присутствовала Лана. Андрей не стал возражать – пока ещё не знал, зачем.

Девушка нервничала. Она полуприкрыла глаза ресницами, и бросала из-под них короткие взгляды то на Андрея, то на Романа.

Последний смотрел на неё, не отрываясь.

Потом сказал:

– Милана, поговорим откровенно?

Она подняла на него полные слёз голубые глаза, и кивнула.

– Садись. Монах, я хочу кое-что уточнить. – он свирепо улыбнулся девушке.

– Еретик, о чём можно ещё говорить, если у тебя Даша, прикованная к кровати цепью, и ты ей даже одежду не даёшь?

Андрей говорил ровно, но ярость в голос прорывалась.

– Так зачем ей одежда? Слушай, мы это обсудим, но не хочешь ли ты обсудить столь же важные вещи, а?

– Если может быть что-то столь же важное.

– Разве не важно то, почему охота на Лану ведётся под руководством отнюдь не главы одной из российских лож. Тебя это интересует?

Андрей недоверчиво посмотрел на него.

– Вот, и меня тоже. Угадай, какая ложа приняла постановление о казни?

Мистик посмотрел на Лану, на слёзы у неё на глазах... У Эльвильяра куда больше возможностей, чем у них обоих. Что же такое он раскопал? И неужели...

Бесцветным голосом он предположил:

– Французская?

– Ну вот, – притворно расстроился тот. – А я хотел тебя удивить.

– Но почему? – конечно, удивил. Ложи не лезут в дела друг друга. Даже три российских стараются не пересекаться.

– Да, мне тоже интересно. И ещё возникает вопрос: что случилось тогда, когда я умер?



Ophidian

Отредактировано: 27.02.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги