Смерть. Задание: "Выбить в жизнь"

Размер шрифта: - +

Глава 5

Лиза

 

Да, раньше я говорила, что наблюдать за родными не буду, потому что боялась сорваться и показаться им, чего делать категорически нельзя, но не смогла, не сдержалась! Правда, при этом я четко осознавала, что не покажусь, дело ограничится только наблюдением. Ибо я не хотела, не желала мешать им жить, но и бросить их, уйти совсем тоже не могла. Моя привязанность к семье была слишком большой, я любила их во время жизни и продолжала любить после смерти, и эта любовь была путеводной ниточкой, которая соединяла наши души, делала их неразлучными всегда. И я поддавалась своей привязанности: часто, когда не нужна была Вадиму, или занятий с апостолом назначено не было, проверяла, как идут дела у родителей, брата, Юли.

Как оказалось, брат часто приходил на крышу. Да-да, ту самую, откуда меня скинул Дима. Иногда он просто сидел и смотрел на небо, а иногда разговаривал со мной. Он верил, что я рядом, верил, что наблюдаю за ним, и это была еще одна причина держаться. Держаться, чтобы не сломаться и не переродиться. Чтобы не дать полную волю эмоциям над своим разумом.

И, честно говоря, то, что про меня не забыли, что меня помнят, очень льстило и придавало сил для того, чтобы жить! Да, жить! Жить после смерти! И, клянусь, ничто не могло мне помешать это делать! Я жила несмотря ни на что! Училась, наблюдала за повседневной и такой привычной жизнью других людей и жила сама, жила эмоциями. Мне даже иногда удавалось ненадолго забыть трудности этой самой жизни. Забыть, что я не такая, как они, что я умерла.

В один из вечеров, когда Данил сидел на крыше и опять разговаривал со мной, рассказывал о новостях, произошедших в его жизни (мне, к слову, единственной доверили тайну их отношений с Юлей), а я ему отвечала, чего, правда, он не слышал, я заметила одну очень интересную вещицу. Сначала мое сознание отметило, что это что-то там лежит, причем уже достаточно долгое время, а потом я эту вещицу рассмотрела поподробней. Оказалось, что это ни что иное, как брелок. Причем именной. Причем этот брелок я видела уже не единожды. Угадайте, у кого? Правильно, у Димы! Похоже, то, чем он так дорожил, потерялось как раз в тот момент, когда он скидывал меня с крыши.

Сначала я решила на этот брелок не обращать никакого внимания, ну, а потом подумала, почему бы и не подсказать моему брату личность убийцы? Ведь, если Даня приходит сюда, чтобы пообщаться со мной, то и, я очень на это надеюсь, он не удивится, когда одна маленькая вещица прилетит прямо к нему в руки, причем вещица именная. Тем более я же не сама покажусь, а только воспользуюсь своей силой и не больше. Это же не полноценное общение. Да и семье моей жить легче будет, если они все-таки узнают и накажут преступника. Интересно, почему эта мысль возникла в моей голове только сейчас?

Наверное потому, что мне самой требовалось смириться с тем, что я мертва, привыкнуть к этому. Осознать. А вот теперь, когда осознание пришло, когда я научилась контролировать свои эмоции, мысль, что можно помочь живым (людям, в смысле) найти убийцу, и пришла. Хотя в самом начале Вадим спрашивал, кто скинул меня с крыши, и отвечать я отказалась. Да и сейчас я, если бы он спросил, не ответила бы, ибо, если он заявится к моим родным с такими знаниями, это будет, как минимум странно. И опасно. Поэтому давать об этом знать надо брату. Так будет надежнее и правильнее. Надеюсь.

С этими мыслями я и воспользовалась очень легким трюком, которому меня научил апостол еще в самом начале нашего знакомства. Правда тогда я могла перемещать только маленькие и легкие вещи, так как резерв силы только начинал расти, а вот уже сейчас я могла поднимать более объемные и тяжелые предметы. Хотя перенести брелок было изначально для меня не самым трудным делом.

Брат... он удивился. Хотя кто бы ни удивился, если бы вещи летать начали сами? Да еще и в лоб. Да, грешна, баловалась, но я хотя брата и любила всегда, и он меня любил тоже, частенько друг над другом мы издевались. Несильно, но все же. Вот мои старые кровожадные наклонности и проснулись.

-Кто здесь? - спросил он, хмуро оглядываясь.

-Я, - честно ответила.

Такие ответы уже вошли у меня в привычку, потому ответила на автомате, не задумываясь. Жаль, что он меня не слышал.

-Это я, - повторила уже более осознанно, но меня все равно слышно не было.

Наконец-то Даня обратил внимание и на брелок. Ну, давай же, думай. Ты же знаешь, ЧЬЯ это вещь, ты же такой же хотел. Но мыслительный процесс если и шел, то очень медленно. И потому я не выдержала: брелок снова полетел брату в лоб, как яблоко на голову Ньютона.

-Черт! - неосознанно выругался он, но потом мысль, похоже, все же дошла до него, и он тупо уставился на игрушку на подвеске.

Следующие его слова я не услышала, а скорее прочитала по губам:

-Лиза?

Данил начал озираться, пытаясь высмотреть меня (ну, я так думаю, что меня).

-Лиза?! - позвал он уже громче.

В этот момент я начала чувствовать себя... странно. Хотя я уже чувствовала себя так раньше, это было нечто похожее на зависть вперемешку с каким-то другим чувством. И это чувство, как бы это ни было странно, было чуть ли не осязаемым. При жизни такое вряд ли удастся ощутить. Это только привилегия мертвых. А, может, наказание? Да, это все-таки больше похоже на наказание. Плата за память? Типа, ты все помнишь, можешь общаться с другими, помогать им, но при этом ты не можешь к ним прикоснуться, ничего ощутить, это твое проклятие! Смешно.

Брат, за время моего мыслительного процесса, уже, похоже, додумал, что к чему. Надеюсь, он пришел или придет позже к правильному выводу. Я очень на это надеюсь. В этот момент я поняла, что мне уже пора в Бесконечность, где назначил мне занятие апостол. Потому брата я решила пока оставить одного. Да и не он мой подопечный, как бы от того же Петра мне не схлопотать взбучку, что не своими делами занимаюсь. Но, надеюсь, он поймет.



Вика Рус

Отредактировано: 09.07.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги