Соната #1

Размер шрифта: - +

Добро пожаловать домой

  Толчок. Вход в атмосферу. Резкий, бьющий по ушам перепад давления. Наконец-то я дома. Тесная капсула – единственное, что осталось от «Космо-3020». Для того, чтобы вернуться на землю, пришлось оставить тяжеловесную многоуровневую конструкцию, ставшую мне домом на долгие годы заточения во Вселенной. Сначала нас было двое, но во время очередной вылазки к спутникам Юпитера у напарника лопнули трубки, а я был слишком далеко, чтобы что-то предпринять. 
  Хотелось думать, что это был несчастный случай. Но его рассуждения накануне — о том, чтобы все бросить, плотно засели в память. Быть может, если бы я тогда нашел нужные слова, все было бы иначе… Тот момент я проигрывал в памяти каждые двадцать четыре часа. 
Когда ты космонавт, у тебя нет такого понятия как «день»: по началу, ты все меряешь в часах, а под конец в действиях. Подъем, проверка связи с Землей, отчет, запись физиологических функций, завтрак, передача отчета о физиологическом состоянии, зарисовка окружающей обстановки, сбор данных… Каждый день похож на предыдущий. Нет праздников, а дежурное поздравление робота-диспетчера навевает уныние. Нет выходных, да и не нужны они, наоборот, пытаешься максимально занять свое время чем-то полезным. 
  Каждый пятый ребенок на Земле мечтает стать космонавтом, бороздить просторы Вселенной, однако ни один из них даже не догадывается, каково это. Да и откуда им знать? Правительство пустило по всем сетям пропагандирующий ролик о пользе космических исследований. Пожалуй, это единственное, что давало землянам надежду. Но лишь космонавты четко знали: «Надежды нет». Нет ни одной планеты в Солнечной системе, где человек сможет существовать дольше, чем одно поколение. Люди обречены на вымирание, но об этом знаем лишь мы. Космонавтам не позволено иметь семью, пользоваться сетями, взаимодействовать с социумом, только с себеподобными. По возвращению на планету нас определяют в закрытый охраняемый комплекс, где мы можем восстановить резервы до следующего полета. А потом все по новой: экспедиции, исследования, одиночество. У нас есть вера, но нет надежды. 
— Включите гравитационное поле, — произнес робот-диспетчер по ту сторону сети. – Активируйте систему охлаждения внешней панели. 
Единственный оставшийся на планете остров становился все больше. Свободное падение раскалило корпус, внутри стало жарко. 
— Активируйте систему охлаждения внешней панели, — повторил робот. – Включите гравитационное поле. 
Взяв себя в руки, я посмотрел на экран. Синь Большого океана притягивала взгляд, а остров казался маленькой птичкой, взлетевшей высоко в небо. Кажется, суша стала еще меньше… 
— Автопилот будет активизирован через 10 секунд, — произнес робот. – До столкновения с землей осталось 80 секунд. 
Автопилот? Не сработает. Гравитационные поля выстроены на минимальные настройки, парашют я извлек еще на «Космо-3020». Я уже давно потерял не только надежду, но и веру. 
— Обнаружены неполадки с гравитационным полем, — вновь вмешался робот-диспетчер. – Открываю парашют. 
Пятнадцать лет в космосе, в поисках пригодной для жизни и размножения планеты. Пятнадцать лет вдали от родины… 
— Повторное включение системы охлаждения. Обнаружены проблемы с парашютом. До столкновения с землей осталось 30 секунд. 29…28…27…
Ну, вот и все. Хорошо, что это произошло не там, в невесомости. А дома. Надежды нет, вера пропала. Товарищи, простите, за то, что оставляю ваши ряды. Видеть, как каждый из вас, один за другим, оставляет веру – невыносимо. Наблюдать за тем, как погибает человечество – невыносимо вдвойне. Быть может, я слишком рано сдался и вскоре у нас появится шанс, но ждать его больше нет сил. 
— 3…2…1…



Верхова Екатерина

Отредактировано: 28.11.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги