Соната #1

Размер шрифта: - +

У Лукоморья

Урок литературы в 11 «В» классе подходил к кульминации. Роман Ливанов — первый задира в школе — паясничал у доски, чем немало раздражал Лидию Ивановну.

— Там на неведомых дорожках следы невиданных зверей; Избушка там на курьих ножках Стоит… Стоит…

По классу прошелестели ехидные смешки.

— Стоит без окон, без дверей! — резко оборвала стенания учительница. — Это единственное стихотворение, которое ты выучил к одиннадцатому классу?

— Есть еще одно, — нахально ответил Ливанов.

— Вещай, — устало махнула рукой Лидия Ивановна.

— Мы пили — и Венера с нами, сидела, прея за столом…

— Стоп! Ты… Ты… Завтра с родителями в школу!

— За что?! — деланно возмутился парень.

— За матерные стишки.

— Но я ни слова не сказал! — подмигивая классу, ответил Рома.

— Но хотел, — зло бросила учительница.

— Не присваивайте мне своих желаний, — патетично возвел очи к потолку одиннадцатиклассник.

— Вышел. Вон.

Роман подошел к своей парте, резко сдернул сумку, не заметив, как из нее вылетел маленький пузырек, на который никто не обратил внимания, и широким шагом направился к выходу.

… Мда. Нет ничего нового под этим солнцем. Клоун, зрители и жертва — реалии любого коллектива. А я? Мне остается молча отсиживаться в стороне, пока все добровольно играют свои роли. Серая мышь, белая ворона, изгой – мои амплуа.

Сквозь грязное окно с прилипшими по бокам ошметками газеты виднелся зеленый дуб. Единственное крупное дерево на всей школьной территории. Листья его будто сплетались в пеструю мозаику, создавая удивительную зеленую картину. Люблю природу, она всегда порождает спокойствие и удовлетворение. Но в каменных джунглях с асфальтовыми улицами и бетонными коробками встретить что-то по-настоящему живое — редкость. Даже люди тут будто покрылись цементом, тонкой серой пленкой проблем. Я и сама в последнее время ощущала, как тело окутывает вязкая, противная, со временем застывающая смесь. Приходится дожидаться полного засыхания, прежде чем, покрывшись тонкой паутиной трещин, избавиться от серых оков.

Неожиданно глаз резануло ярким светом, будто кто-то, сидящий на дереве, пускал солнечного зайчика. Казалось, крона дуба словно зажила своей жизнью, а одна из веток начала плавно изгибаться и раскачиваться. Она походила на хвост русалки, чешуйки которой были сцеплены крупными изумрудами. Зацепившийся оранжевый пакет напоминал рыжие волосы. Стоп. А это точно пакет? А то воображение разыгралось настолько, что казалось, будто на дубе и правда сидит русалка.

Дзззззззззззззззззз…

Громкий звонок заставил вздрогнуть и отвлечься. По лямкам валяющегося на полу рюкзака тут же пробежались одноклассники, так рьяно спешащие домой, что призывы Лидии Ивановны записать домашнее задание затихали во всеобщем топоте. Я тоже поспешила, только не домой, а к дубу. Зрительные галлюцинации это, конечно, очень интересно, но хотелось бы выяснить поподробнее, что их вызвало. С каждым шагом на меня все сильнее накатывало любопытство. Издали ветка все еще напоминала хвост, а пакет уж очень сильно походил на волосы. Может, кто-то сделал чучело?

— Муррмяяу, — раздалось под ногами.

— Ой, прости! – на автомате отвечаю я. Чуть было не наступила на кота. Вот раззява!

— Прости мне, милый друг, двухлетнее молчанье: писать тебе посланье мне было недосуг, — на чистом русском и с выражением произнес кот. Разве что на задние лапы не встал, чтобы передними размахивать.

Говорящий кот? Сегодня по городу массовые галлюцинации шастают? Сперва русалочий хвост вместо ветки, теперь кот. Причем красивый: черный, но с белым воротничком и носочком на левой лапе, а вокруг глаз мелкой проседью будто очки вырисовываются.

На всякий случай поглядев вокруг, понимаю, что прикалываться вроде некому и… теряю дар речи.

— Духовной жаждою томим, в пустыне мрачной я влачился, и шестикрылый серафим на перепутье мне явился… — снова зачитал кот. Кажется, литература седьмым уроком в субботу все же сильно влияет на сознание.

— Кот! Коооот! – крикнул кто-то со стороны дуба. – Хватит стишки читать! Ты цепь принес?

Ветка-хвост, тот самый, покрытый изумрудами, на манер змеиного туловища начал сверху овивать ствол дерева, спускаясь все ниже и ниже. Длинный, однако. Мне казалось, что русалки походят на рыб, а тут как у рептилии, разве что на конце пышной прозрачной юбочкой расходится. Вот тебе и канон. Мгновением позже появилось и тело, покрытое мелкими капельками воды, играющими в лучах солнца всеми цветами радуги. Волосы и правда оказались рыжими, но вблизи это все выглядело жутковато.

— А пруд? – вырвалось у меня.

— Какой пруд? – обратила на меня внимание русалка, призывно улыбаясь.

— Ну, если есть русалка, значит должен быть и пруд, где-нибудь под дубом. Иначе…

— А что, — по-девичьи хихикнула она, — по-твоему, русалкам полагается сидеть на дереве? Я и есть пруд!

Ее хвост в мгновение ока свернулся в спираль, русалка будто напружинилась, после чего нырнула. В асфальт. Тугие высокие волны тут же разошлись в месте ее погружения. Ими задело и кота, и меня. А я с детства не умею плавать… Темнота заполнила сознание, проникая в горло вместе с водой.

***

— В общеобразовательной школе № 1812 чрезвычайное происшествие. Роман Ливанов — учащийся 11 «В» класса принес в школу психоактивное вещество нового образца, называемое в народе «Белая ворона». Наркотик крайне токсичен, имеет повышенное влияние на сознание посредством галлюцинаций. «Белая ворона» находилась в сумке у одиннадцатиклассника, но по неосторожности ученик обронил колбу с наркотиком в классе. До сих пор не выяснено, как вещество распространилось по кабинету.



Верхова Екатерина

Отредактировано: 28.11.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги