Сонилим

Размер шрифта: - +

ГЛАВА 14

Люди делятся на тех, кто грустный, и на тех, кто еще не все понимает. © Народное

 

С анималисами мы расстались тем же вечером. Я, Зафи и этот выскочка Матвей (лучше бы он и дальше невидимым-неслышимым оставался!) продолжили наш путь уже на территории третьего императорства. С разговорами ко мне никто не лез, я тоже как бы не спешила отступать от своих слов и прощать обиды.

А если по порядку... В общем, как только я очнулась ото странного сна три дня назад, надежно удерживаемая всей честной компанией, темный Матвей предстал своим светлым обликом во всей красе! То ли от восхищения я сознание потом потеряла, то ли от радости, но факт остается фактом: не успела я толком проснуться, как отключилась почти на час. Темного я теперь смогла видеть и слышать. Другое дело, что этого мне не хотелось, поскольку история рассказанная им после обморока мне не понравилась вообще. Дело в том, что Вей, будучи для меня невидимым, постоянно наблюдал за мной. И то верно, ходи кто-то неотступно за мной денно и нощно, я бы уже давно взбеленилась и послала бы их всех к чертям собачьим! А тут уж сама судьба распорядилась. Так вот, следил он за мной да и следил, пока я в тот памятный вечер не отправилась баиньки и не приснился мне абсурдный сон с шизонутым доктором, отпиливающим мне руку. Сначала Матвей не заподозрил ничего странного, помимо неровного дыхания. А потом ему показалось, что что-то изменилось и он подошел ближе. Говорил, что кожа моя мерцала (ага, вечным сиянием звезд и галактик!) и это его насторожило. Потом я начала дергаться и извиваться, а потом вытащила Хашар и всадила бы его себе в грудную клетку, не останови меня темный. Потом оказалось, что орала я не только во сне, но и наяву, чем разбудила остальных и заставила их повскакивать на ноги среди ночи.

В пользу правдивости рассказа Матвея свидетельствуют раны на его ладони, которой он ухватился за лезвие ножа и, вырвав Хашар у меня из рук, отбросил его на несколько метров. Но … Благодарить темного я не собиралась, хоть где-то в глубинах совести ворочалась подобная мысль. Но, по моему, это выглядело бы так, словно курица благодарит мясника, что тот спас ее от коршуна сегодня, чтобы пустить на суп завтра. Позиция, я думаю, ясная всем, поэтому останавливаться на эпизоде извинений в дальнейшем я не собираюсь. Что хорошо, темный, похоже, их от меня и не ожидал.

Вечером того дня мы распрощались с анималисами, пожелали им хорошей дороги и направились в земли лесных. Тяжело было прощаться с Багги, до ужаса тяжело. С одной стороны я пятой точкой чувствовала, что решение разойтись с компашкой мне еще аукнется много раз, но с другой стороны - мозгами понимала, что так будет намного лучше, что обещания следует сдерживать, а брать на себя ответственность за жизни других существ, наоборот, не стоит.

На следующее утро нас нагнал Эмиль и сказал, что его ничего не-колышет-не-волнует и он едет с нами. На мой удивленный взгляд он ответил, что в кошачьих землях на него смотрят слегка не одобрительно, потому что он смесок. Оно-то не противозаконно, но … старые обычаи в глухой деревеньке гласят, что смески — порождения зла. В Массаре с этим было проще, никто не спорит, но если остальным было к кому возвращаться (любящие родственники и семьи), то у Эмиля никого не было во всем Сонилиме. Мне было фиолетово сколько нас будет в отряде. Темным тем более. На том и порешили и двинулись в путь как только солнце немного подсушило траву.

Путь решили пока держать близ гор — лесные не были настолько трусами, чтобы избегать близости с горными кланами, поэтому приграничный тракт был довольно хорошо натоптан и наезжен. Деревень за эти три дня повстречали аж две: Соломенки и Лиственнички, в которых мы, пользуясь случаем и заночевали. А что самое главное — у меня два дня подряд было купание! Настоящее, с душистым мылом и теплой водой. Ну и фиг с ним, что человеческих полотенец у них не было, зато после мытья выдавали длинный отрезок ткани, который служил и для вытирания, и для одевания. А что? Там перекинул, тут завернул, подвязался и вуаля! Не греческая тога, но ее очень далекий (и очень бедный) родственник.

Единственное, что немного огорчало, так это отсутствие источников информации. Не в том смысле, что о жрицах нам никто ничего не рассказывал, тут, наоборот, слова местных жителей лились рекой. Я как раз говорю о том, что со мной никто не спешил делиться мудростью сонилимского народа и его историей. Темные и так понятно почему — физиономией я им не вышла. Эмиль же … В виду того, что он рано остался сиротой, а дедушки-бабушки особой любви к внуку не питали, никто не рассказывал ему сказки на ночь, никто не делился байками и легендами, никто не учил его уму-разуму. Все что знал смесок — все из личного опыта и экспериментального наступания на разнокалиберные грабли. Поэтому заявление, например, что "воооон те синие ягоды есть нельзя", можно применить только строго к парню — несварение у него от них. А мы с темными полакомились. Сладкие и вкусные.



Слава Денисс

Отредактировано: 20.07.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги