Совершенный автоматон

Размер шрифта: - +

Глава 3. Зловещие коридоры.

Было около двух часов ночи, когда слегка одурманенный журналист вышел из "Ветра радости" и покачиваясь, направился мимо старого здания вдоль по сырой улице. У угла он как бы ненароком зашел в закоулок, где находился черный ход. От показного опьянения не осталось и следа — в руках Рауля оказалась заколка распутной девицы. За секунды она превратилась вполне годную отмычку и осторожно зашла в замок. Дождавшись заветного щелчка, Рауль довольно хмыкнул и осторожно проник в темное помещение.
Зажегся тусклый свет свечи. Освещая себе едва заметный путь, журналист стал обходить завалы из ящиков, бочек и прочего старого хлама. Тихо пискнув, под ногами метнулась маленькая тень — крысы, которые пришли сюда с улицы и темной канализации, теперь чувствовали себя здесь полными хозяевами. Минув темный служебный коридор, он вышел в просторный холл, чьи границы едва можно было различить в обрывках уличного света, пробивавшегося сквозь забитые окна. Здесь располагалась широкая парадная лестница на второй этаж — важным гостям подниматься выше не имело смысла. Туда-то и направился Рауль, крадучись по скрипучему старому паркету.
Внезапно рядом с лестницей, с противоположной журналисту стороны открылась дверь. Луч тусклого желтоватого света высветил служебный коридор. Рауль резко пригнулся у лестничных резных перил. Из открывшейся двери вышел мужчина крепкого телосложения в невзрачной одежде. Так как свет лился из-за его спины, то лицо в тени было трудно рассмотреть с такого расстояния. В его руках было что-то похожее на холщевый мешок. Громко чем-то чавкая, он неспешно направился в сторону главного выхода. Открыв ударом ноги дверь, он вышел на улицу и завернул за угол. 
Это было очень на руку Раулю. Появилась возможность беспрепятственно попасть на второй этаж, что он и проделал, стараясь не громко скрипеть на ступенях.
"А этот болван не такой уж и страшный, как могло показаться на первый взгляд" — промелькнула мысль в голове журналиста. Он поднял взгляд на пыльные ступеньки впереди. Однако увиденное им на следующем этаже ввело его в смятение. На деревянной панели, которыми были обшиты стены возле лестницы, виднелось нечто причудливой формы, прибитое к панели увесистым топором. Издали оно напоминало сухой древесный лист. Но при ближайшем рассмотрении нечто оказалось иссохшим трупиком крупной ящерицы, пронзенной мощным ударом. Рауль осмотрел топор — судя по его положению в панели его явно не просто воткнули, а метнули с лестницы со страшной силой. Журналиста бросило в холод от осознания увиденного. Опасность была куда более серьезной. 
"Пожалуй, я поторопился с выводами" — едва слышно прошептал он и вышел в главный коридор. Здесь располагались медные таблички — указатели помещений. Этот этаж был целиком рассчитан на работу с партнерами и заказчиками, так что Рауля больше заинтересовала табличка "3 этаж". Стрелка указывала в левую часть темного коридора, заставленного шкафчиками. На хорошее освещение нечего было рассчитывать — дрожащее пламя свечи было единственным подспорьем. Журналист стал осторожно пробираться мимо хлама. Резкий треск пола под ногой прозвучал словно выстрел. 
— Кто здесь?! — с первого этажа раздался нервный хриплый голос. После чего прозвучали гулкие удары тяжелых шагов. 
Рауль зашел в ближайший кабинет и закрыл дверь. Шаги становились все отчетливее и вибрация гуляла по полу. Широкий письменный стол в углу стал неплохим укрытием в безумных прятках. Наконец шаги остановились у соседнего помещения. Раздался звук открывающейся двери. Журналист слышал, как с охранник с остервенением разбрасывал за стеной мебель, сопровождая процесс едкой руганью. Не обнаружив ничего, тот направился в тот самый кабинет, где прятался незваный гость. 
Рауль тысячу раз пожалел о своей гениальной затее проникнуть в здание, когда свет старого керосинового фонаря осветил пол рядом с ним. В этот раз охранник был не так дотошен в поисках, не заглянув под злосчастный стол. Возможно, он так бы и сделал, если бы не хлопнувшая в дальнем кабинете оконная рама. 
— Мелкие выродки, я все равно найду и придушу каждого! — с этими словами охранник быстрым шагом вышел из кабинета. Отсчитав примерно его уход, Рауль шустро вышел в коридор и направился к лестнице наверх. Свеча, освещавшая путь слабым светом, осталась потушенной под столом — безопасность была важнее удобств. Оказавшись наверху, он стал метаться от одной двери к другой, читая едва различимые в темноте надписи на табличках. 
Возле предпоследней двери пол под ногами визгливо заскрипел. Едва успел Рауль отскочить в сторону, как добрый кусок пола стремительно обвалился вниз. В огромном провале он увидел фигуру охранника, по несчастливой случайности оказавшемся рядом с обвалом. Полные ненависти глаза на мясистом лице внушали ужас. 
— Агррх! — взревел он и рванул в сторону лестницы наверх. Журналист не стал ждать его появления и спешно поднялся на ноги. Шумно вздохнув, он перепрыгнул провал, отделявший его от пути вверх. Двадцать с лишним ступеней, захламленный коридор, едва прикрытая двустворчатая дверь, освободившая проход после сильного удара плечом… Разбросанные вазоны и бумаги, и вот новая лестница. Крупная надпись на входе в пятый этаж — "финансовый отдел". Здесь, помимо вездесущего старья, путь преграждал небольшой провал, выходящий к наружной стене. Внизу темнел предыдущий этаж, сбоку — огни окон соседних домов. 
Рауль остановился у провала и замер. Взяв в руки небольшой обломок каменной кладки стены он стал ждать. Спустя мгновения в провале показался тяжело бегущий силуэт. Журналист быстро замахнулся и швырнул обломок в преследователя, когда тот был прямо под ним 
— Аааррр! — от точного попадания в голову охранник рухнул на пол. Спустя пару секунд он с рычанием пытался подняться на ноги, но "обидчик" уже поднимался на следующий этаж. Здесь его ждала долгожданная надпись "Архив".
— Где ты, мерзавец? Я найду тебя, — охранник поднимался по лестнице, тяжело хрипя. — Я вырву тебе глаза и сварю из них славный суп, а из твоих дружков приготовлю рагу. Никто не уйдет. — От ударов крепких рук старые двери едва не слетали с петель. 
Рауль сидел в хранилище возле лестницы и отчаянно разбирал маленький глобус. Тем временем, за противоположной хранилищу дверью, охранник переворачивал все вверх дном. Когда тяжелый шар все-таки покинул свое крепление, журналист подскочил к двери и запустил его в сторону ступеней. Через секунду он уже замер за стеллажами. 
С тяжелым стуком шар покатился по ступеням, издавая не отличимый от торопливых шагов звук. Охранник замер, а затем выскочил в коридор. Но перед тем, как спуститься за "беглецом", он захлопнул тяжелую дверь на этаж и быстро запер на ключ. Журналист оказался в западне. 
— Ну вот и все, — выдохнул Рауль. — одной проблемой меньше, другой больше. 
Было очевидно, что злой страж вскоре вернется, и на этот раз бежать будет некуда. На двух полуразрушенных этажах, погруженных во тьму, журналист со стражем стали бы мышью и змеей в тесной клетке. Время имело цену жизни.
Рауль вскочил на ноги и осмотрелся. Изучение десятка пыльных стеллажей заняло бы целые сутки, которых у него не было. Обернувшись, он заметил на столе небольшую настольную керосиновую лампу с зеленым абажуром. Любой источник света облегчал поиски в разы, так что она сразу пошла в дело. Достав из кармана куртки крупные спички, журналист сорвал с лампы абажур, лишающий часть света и зажег ее. По хранилищу побежали дрожащие тени. 
Все было покрыто слоем пыли. В конце последнего ряда стеллажей обнаружилась небольшая картотека. "Вот это весьма кстати" — Рауль присел и стал искать букву "И". Через секунды длинный ящик был поставлен на стол. 
— И… иглы швейные, источники подземных вод… Ирдишхорт! — Рауль выхватил заветную карточку. — Д36, опись §569. 
Где-то за дверью загудел ветер. Схватив фонарь, журналист зашел на ряд под литерой "Д" и проводя рукой по пыльным бумагам и номерам на стеллажах, спешно двинулся вперед. Номер 36. Заветная папка оказалась в его руках. Сидя на полу, Рауль стал перебирать бумаги в свете лампы, откладывая в сторону любое упоминание Ирдишхорта. 
Вдали послышались заглушенные шаги. Журналист спешно спрятал бумаги во внутренний карман куртки и поднялся на ноги. Нужно было срочно уходить. 
Выбежав в коридор, Рауль направился в сторону лестницы на верхнего этажа. Но на полпути что-то заставило его остановиться. Он прислушался к своим ощущениям в поисках зацепки. В наступившей тишине стали слышны лишь глухие шаги на лестнице и завывание ветра за дверью рядом. 
— А что если… — он толкнул дверь рукой. Перед глазами открылся небольшой кабинет, принадлежавший явно высокопоставленному начальнику. Куча разбросанной мебели, небольшой бар, чернеющий в углу. Здесь царил запах сырости и гнилого дерева.
Догадка Рауля оправдалась. В углу кабинета, в наружной стене зияла крупная дыра. Во время обвала перекрытий здесь прошла мощная трещина. Со временем она обвалилась и стала достаточно широкой, чтобы туда можно было протиснуться. Внезапно шаги прекратились, и раздался звук отпираемого замка. Журналист торопливо полез в дыру наружу, оказавшись на краю пропасти. Холодный сырой воздух окатил лицо и руки, забрался под одежду. Под ногами оставалась лишь узенькая полоска выступа карниза, на которой не хватило бы места поставить две ноги рядом. Зацепившись руками за щель между каменными блоками, Рауль постарался отодвинуться подальше от дыры, где он был как на ладони. Когда большая часть тела уже скрылась за краем дыры, в кабинет вошел охранник. Журналист убрал голову и прижался к стене. 
Страж был не в духе после дерзкого нападения названного гостя. Пока Рауль был в архиве, он успел перевязать голову и взять с собой увесистый дробовик. В ярости он вновь стал обыскивать все закоулки кабинета, пока наконец не наткнулся на бар. Журналист не мог видеть, но по звуку он понял, что охранника заинтересовало его содержимое. Шаги переплелись со скрипом открывающихся створок бара, тихим звуком ударившего в дерево стекла бутылки, хлопком выдернутой пробки. Рауль осторожно выглянул из-за края дыры. Все верно — охранник взял пузатую темную бутылку и устало уселся на остатки широкого кресла. 
— Ну… За тихую ночь! — рявкнул он и стал жадно поглощать содержимое из горлышка бутылки. Осушив почти половину одним махом, он наконец отстранился от поила и затрясся истеричным хриплым смехом. 
Рауль Маршанд решил, что это лучший момент для отхода. Возвращаться в комнату с безумным стражем было опасно, потому он продолжил осторожно двигаться вдоль стены по карнизу. Пальцы немели от напряжения и прохладного ветра, потому время поиска выхода неумолимо таяло. 
Минув три окна, Маршанд достиг четвертого, высокого, выходившего прямо на лестницу. В отличие от предыдущих, это окно не было заколочено — его расположение было слишком высоко, чтобы с ним возиться. И это стало для журналиста отличной возможностью проникнуть внутрь. Подобравшись поближе, он толкнул створку — она заскрипела, едва подавшись. Рауль сделал еще один сильный толчок. Крякнув, окно распахнулось.
— Ааа! — потеряв равновесие, журналист свалился внутрь. Но приземление было не совсем удачным -падая на пол, он повредил кисть руки. Боль молнией пронзила руку до плеча. От боли Рауль на секунды сжался, но тут же вернув самообладание, поднялся на ноги и спешно начал спускаться по лестнице. В голове была одна мысль — лишь бы страж не услышал его падения и не решил проверить. Но скорее всего тот предал свою нервную голову зеленому змию. 
Осторожно, стараясь не издавать лишних звуков, Рауль спустился на нижние этажи. Теперь, когда у него не было никакого источника света, приходилось пробираться через хлам почти на ощупь. Спуск через обвал с поврежденной рукой стал затруднительным — приземлившись внизу, журналист неуклюже перекатился через спину и попытался подняться на ноги. Откуда-то сверху раздались пьяные восклицания, хотя скорее всего это была неудачная попытка петь.
Тяжелая окованная дверь неохотно отворилась. На небе по-прежнему сверкали гроздья звезд, катились обрывки облаков. Журналист почувствовал облегчение с волной свежего воздуха. 
— Неужто мне удалось — шумно выдохнул он, расправляя спину. 
Внезапно в метре от него со свистом пролетела тяжелая зеленая бутылка. От удара о брусчатку она с гулким звоном разлетелась на крупные осколки. Отскочив от неожиданности, Рауль поднял взгляд вверх. С верхних этажей снова донеслось пьяное нескладное пение. 
— Даже забыв обо мне, ты не даешь мне покоя! — тихо выругался он в пустоту. Здоровая рука вытащила из-за пазухи потрепанную папку с бумагами. — Пора узнать правду.
Только сейчас он почувствовал что дрожит — ночью температура заметно падала. Весьма вовремя оказавшийся рядом извозчик согласился подбросить уставшего Рауля в район дома. 
— Что это у тебя? — указал извозчик на окровавленную руку, когда журналист пытался забраться в высокий кузов. 
— Это? Да так, зазевался да и растянулся на камнях… С кем не бывает. 
— Так-то верно, — заметил извозчик, подгоняя уставшую лошадь. — Но лучше поскорее обработай — в этом районе полным-полно всякой заразы… Гиблое место. 
— Насчет этого я уж постараюсь. — Рауль усмехнулся в ответ. Спустя четверть часа он был уже на пороге своего дома, приветливо моргающего огоньком керосиновой лампы.



Радим Одосий

Отредактировано: 13.03.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги