Совершенный автоматон

Размер шрифта: - +

Глава 5. Незнакомая дорога.

Он ринулся в дом, Рауль последовал за ним. В одной из комнат темной части дома обнаружился целый склад различного снаряжения. Часть его была покрыта внушительным слоем пыли. 
— Что вам нужно в дорогу? Называйте, я постараюсь отыскать в своей свалке. — сказал Самюэль, разбрасывая вокруг себя вещи. — Как у вас с оружием?
— Мой револьвер… 
— Покажите. — изобретатель торопливо забрал из рук журналиста скромный ствол. — Ээ, ну это мало на что годится. Возьмите лучше это. — с этими словами он вручил Раулю армейский длинноствольный револьвер. — Мало ли в какую ситуацию попадем, время не спокойное. Да и патроны у меня есть, честно говоря, только такого калибра.
— А вы?
— Я пожалуй возьму свой любимый шестизарядник — мне он достался в подарок. Потом я немного поработал над ним — и теперь с ним мало что сравнится в точности и удобстве. 
— Заслуживает уважения. 
— Да… Продолжим! 
По мере сборов вспоминались все больше необходимых вещей, и гора на столе постепенно росла. Наконец Самюэль достал пару кожаных сумок с узкими ремнями, куда они стали укладывать выбранное. Вручив Раулю так же пару небольших фонарей, Донсон отправил его к входной двери, а сам спешно отправился в ангар с механизмами. Назад он вернулся с парой причудливых устройств, полных шестерен и пружин. 
— А это еще что? 
— Это должно облегчить нам существование в дороге, — пояснил изобретатель.
— Не буду расспрашивать подробности и поверю на слово.
— Славно. А пока — неплохо бы поесть. 
Оставив сумки у входа, Рауль и Самюэль занялись обедом. У Донсона еще оставалось немного фасоли с мясом, которая под неплохое пиво быстро исчезла с тарелок. Закончив с едой, Рауль спросил Донсона о транспорте. 
— Есть у меня кое-что, доберемся без проблем. 
— Надеюсь, это не механические лошади?
— Хе-хе, ну это было бы слишком. Незачем заморачиваться и привлекать лишнее внимание. 
Они вышли из дома со стороны входных ворот и свернули влево. Следуя вдоль подвесной дороги, они вышли к еще одному сараю, стоящему в отдалении от других строений. К нему примыкала вытянутая ровная лужайка со следами колес. Донсон раскрыл ворота и зашел внутрь. Там виднелся странный летательный аппарат. 
— У вас есть аэроплан, Самюэль?
— Нечто летающее и похожее на него. Именно сюда я впихнул лучший паровой двигатель, что мне удалось собрать. При желании можно перелететь всю страну поперек — только топлива надо запасти побольше. Благо, светильный газ не отягощает лишним весом. 
— Мы полетим на нем?
— Все проще! — крикнул Донсон из глубины сарая, а спустя несколько минут раздалось шипение и гул. Еще через минуту изобретатель осторожно вывел на лужайку небольшой паромобиль с кузовом для груза. Опираясь на легкие колеса со спицами, он производил впечатление неуклюжести.
— Забрасывайте сумки в кузов и можем ехать!
— Сейчас, сейчас. — торопливо ответил Рауль, оббегая пыхтящий экипаж, испускающий вверх сероватый дым. Изобретатель дождался пока тот усядется, и с треском дернул за рычаг. Паромобиль неспешно покатился по лужайке в сторону нечеткой колеи через поле, смиренно пыхтя и поскрипывая. Журналист выглянул из кабины. 
— Мы правильно едем? Я заезжал к дому с другой стороны. 
— Нет нужды ехать через Глозо и привлекать внимание селян. Еще захотят влезть в отсутствие хозяина… А мне разгребать потом. Вот там, — Самюэль указал рукой чуть вправо. — мы выйдем на нормальную дорогу и сразу направимся к Родниковым горам. А там уже будем искать наш город.
— Вполне ясно. — ответил Рауль и закурил. — Вы не против?
— Дым все равно в окно вытянет. — улыбнулся Донсон и прибавил скорости. Паромобиль затрясло на кочках.
Когда наконец извилистая дорога через изумрудное поле оказалась позади, а под колесами паромобиля оказался ровный ухоженный путь, Рауль стал штурманом. Держа в руках карту и зорко наблюдая за окрестностями, он стал давать Самюэлю указания относительно поворотов и прочих ориентиров. Изобретатель же жаждал общения на любую тему. 
— Ты родился в Рапиндо?
— Что? Нет, я родился в Вулеоре, это довольно далеко отсюда… Сейчас поворот налево.
— А как попал в наши края?
— Мой отец хотел, чтобы я стал проповедником. Вот только я хотел нести людям не слово о Боге, а о всем том, что творится сейчас в нашем бурлящем мире. Тем более что люди все меньше верят во что-то и кому-то. 
— Это верно. — согласился Донсон. 
— Поначалу пробовал себя в местной газете. Получалось неплохо, но в Вулеоре было все слишком спокойно для сенсаций, да и рядом был отец, готовый на все, лишь бы сбить меня с этого пути. Я не выдержал. Узнав от коллег об открытии нового завода в успешном Рапиндо, я собрал вещи и сел на дирижабль. И скоро был в этом городе темных улиц и сверкающих башен, где и обрел успех. До недавних пор. — Рауль с грустью взглянул на карту и спешно сказал. — Влево, влево здесь нужно.
— Ты уж заранее предупреждай. — ответил Самюэль, выкручивая увесистый руль. Паромобиль ответил жалобным скрипом и шипением. — И что же, ты живешь здесь один?
— Да, выходит так. Родни здесь у меня нет, любимой тоже пока нет — я ведь и дома толком не бываю. 
Изобретатель ответил молчанием. 
— А что насчет тебя, Самюэль? Почему ты живешь один?
— Да… Я ведь уже рассказал. — ушел тот от ответа.
— И все же. 
Донсон достал из под полы плаща флягу с коньяком и сделал глоток. После предложил выпить Раулю.
— Родился я здесь, в Рапиндо. Отец мой механиком был. Ну и я весь в него, только любопытство не в меру по юности. Затянула меня механика, на техника учился… А один… Родители покинули меня довольно рано. Я уходил от одиночества в науку. Однажды я повстречал девушку по имени Наэль. Не знаю, что привлекло ее во мне, небрежно одетом и тощем, с мрачным взглядом… Как сейчас помню это нелепое знакомство, когда она обронила цепочку за бортик набережной и она чудом не свалилась в воду… У нас быстро вспыхнули чувства. 
— Сверни влево. Вы расстались?
— Да, но не по нашей воле. Ее отец захотел видеть ее мужем сына старого знакомого, владельца фабрики, который жил в Миготте. Они сели на пароход туда, я не успел к отправлению… А вскоре узнал, что пароход не пришел в Миготт. 
— Сожалею твоей потере, Самюэль… 
— С тех пор я один, и никого не могу пустить в сердце на место Наэль. Да… Взгляни-ка сюда, это место есть на карте?
Донсон указал на огромное строение на реке. Соревнуясь размерами с центральным вокзалом Рапиндо, оно имело в середине ряд из гигантских водяных колес, неспешно вращающихся под напором воды.
— Отмечено как мельница. Отсюда до Ирдишхорта километров двадцать. 
— Остановлюсь здесь. 
Паромобиль съехал на обочину и остановился возле двух деревьев. Изобретатель вышел наружу и проверил оставшееся количество угля. Его на дальнейший путь хватало с большой натяжкой. 
— Хорошо бы пополнить запас, а то как бы не пришлось идти пешком. 
— Остается быть оптимистами.
Двое путешественников продолжили путь. Дорога была довольно холмистой, и паровик то лихо скатывался вниз, то с трудом поднимался вверх. Вскоре начался лес, в просветах которого виднелись далекие вершины Родниковых гор. Лучи солнца пробивались через облака, освещали верхушки деревьев теплым светом и блестели на металле паромобиля. Слегка прохладный воздух задувало в кабину, принося с собой запах леса и горящего угля. 
— И все же я давно не слышал хорошей музыки. Столько лет, а только записи на царапанных пластики, да редкое пение птиц. Когда я жил в Рапиндо, то частенько слушал уличных музыкантов. Они хоть и паршивили порой, но все же были настоящей музыкой. 
Донсон говорил, а Рауль держал в руках карту и вспоминал моменты из жизни, задумчиво глядя на пролетающие мимо деревья и кусты. Вот крупный валун, который явно сдвинули с пути, вот в просвете леса показался кусочек неба, вот сбоку появилась еще одна дорога, на которой стоит приземистое здание и надпись на столбе "уголь"… Уголь?
— Самюэль, тормози!
— Что такое? 
Рауль молча указал на надпись.
— Отлично. Я надеялся, что в этих местах где-нибудь да и отыщется топливо! Тем более, в такой близости от Ирдишхорта. 
Донсон повернул руль и узкие колеса покатились уже по другому пути. Маршанд не ошибся — это место действительно было небольшим придорожным пунктом дозаправки паровиков. Хозяином оказался невысокий коренастый мужчина с пышными усами и квадратным подбородком. Он вышел навстречу остановившимся путникам. 
— Доброго дня, господа!
— И вам добрый! Не скажете, где здесь можно разжиться топливом?
— Так вы по адресу, это моя работа. Давайте я загружу вашу жестянку, а вы пока отдохните за столиком. 
— Благодарю вас, вы очень любезны!
Изобретатель подогнал паромобиль к высокому бункеру с углем и вместе с журналистом отправился в закусочную хозяина. Здесь работала его жена с дочерью, которые радушно встретили гостей.
— Не желаете ли отобедать?
— Благодарим, но мы не голодны. А вот от пары чашек кофе не откажемся. 
— Сейчас принесу!
Самюэль проводил взглядом хозяйку и сказал Раулю:
— И все-таки слишком уж пусто на этой дороге. За два часа на встречу проехала лишь одна повозка. Не очень уж похоже на город рядом. 
— Да и в небе чисто… Мне не дает покоя операция "Муравьед" — что хотели эти Кастлетты…
— Возможно, что жители Ирдишхорта расскажут нам что-нибудь об этом. Но для начала нужно к ним добраться. Благо, мы уже почти на месте.
— А вот и ваш кофе! — раздался рядом певучий голос девушки.
— О, покорнейше благодарим. — с наигранной интонацией ответил Рауль. 
— Вы не против, если я подсяду к вам? Я люблю общаться с новыми людьми!
— Конечно.
Дочка хозяина резво села за стол и с интересом начала изучать гостей взглядом. Стройная и изящная, с темными пышными волосами, зелеными выразительными глазами, широкой обворожительной улыбкой, она излучала энергию и позитив. Рауль почувствовал это изнутри, неким приливом оптимизма и радости. Самюэль же остался безучастен и безразличен. Понаблюдав немного за путешественниками, девушка вновь улыбнулась и слегка склонила голову набок. 
— А как вас зовут?
— Меня — Рауль, а его, — журналист указал на невозмутимого изобретателя — Самюэль. 
— А меня Инес. Рада знакомству!
— Взаимно. Красивое имя у тебя. 
— Спасибо! Тетушка назвала так. И куда же вы едете?
— В один город, что неподалеку. Ирдишхорт называется. Знаешь о таком?
— Мм… Нет, не знаю, слышала краем уха от папы и не больше. Может, хотите домашнего печенья?
— Хотим. — ответил Рауль и улыбнулся. От этой немного по детски открытой девушки он невольно перестал волноваться о предстоящем пути. Инес вскочила на ноги и помчалась на кухню.
— Отдыхаете? — к столику подошел довольный хозяин. — Ваш паровичок полностью заправлен углем и водой. С вас тридцать… 
— … Пап, а помнишь, как ты говорил про Ирдишхорт?
— Да. А тебе зачем?
— Да это не мне, а этим почтенным господам. 
— Да, это верно. — сказал Самюэль. — Мы хотели бы уточнить путь.
Хозяин слегка замялся, почесал затылок и ответил:
— Мы — семейство местных фермеров, у нас здесь поля… Да только в последние годы овощи стали хуже расходиться, денег становилось все меньше. Тогда я обратил внимание на проезжающие по местной дороге грузовики. 
— Пожалуйста, продолжайте… 
— Они порой останавливались и просили воды или еще что-то… Я подумал, что это неплохой шанс заработать. Собрав сбережения, я смог построить подобие дорожного пункта, что я видел на дороге в столицу. 
— Может быть, принести что-нибудь еще? — робко спросила Инес. 
— Не стоит, — с улыбкой ответил ей Рауль и обратился к хозяину. — А какое место в этой истории у Ирдишхорта?
— Много паромобилей, идущих по этой дороге, направлялось в Рапиндо. И вот часть из них шла именно из Ирдишхорта. Мне это сказали водители оттуда. Но на мои вопросы — где находится этот город и как туда попасть — они лишь загадочно улыбались и говорили, что это некая тайна. Ну я навязываться не стал. А в последнее время они и вовсе исчезли, на этой дороге стало куда безлюднее. Как бы нам не пришлось закрывать это дело. 
— И это все… Жаль, мы надеялись, что кто-нибудь знает. 
— Могу лишь сказать, что вы двигались в правильном направлении — они ехали именно с той стороны.
— Это же меняет дело! Значит, указания, которые были на… — воскликнул Донсон и тут же потупился, увидев неодобрительный взгляд Маршанда. — … На камнях вдоль дороги действительно не врут!
— Каких камнях?
— Камнях. С надписями. — перехватил ответ Рауль. — Нам пора. Спасибо за теплый прием. 
Положив на стол деньги, путешественники вышли из закусочной и направились к паромобилю. Инес, подпрыгивая, подошла к ним следом. 
— Вы заезжайте к нам ещё, гостей в последнее время очень мало! — сказала она Раулю, мило моргая пышными ресницами. — А вы такой интересный человек…
— Обещаю, что обязательно заеду, — с улыбкой ответил журналист. — Обязательно расскажу что-нибудь интересное!
— Буду ждать! До свидания!
Донсон сдвинул рычаги и паровик резво выскочил на дорогу. Мимо вновь замелькали деревья и небольшие поля злаков. Но вскоре они вновь сменились холмами, склоны которых обнажали горные породы. Дорога кое-где делала закрученные петли. Стало свежее. 
— И все же я доволен, что наш путь оказался верным. Пусть мы и сейчас не можем того проверить. Сколько еще нам нужно проехать? — спросил Самюэль, не отрываясь от руля. 
— Хм. Миль десять наверно. Но поворотов будет много.
— Их и сейчас хватает. Куда теперь?
— Налево. 
Преодолев долину между большими холмами, путешественники вошли в предгорья. Здесь солнце все чаще скрывалось за острыми каменными вершинами. Основания гор были покрыты ковром из густых крон деревьев. После очередного поворота справа показались два длинных каменных хребта, образующих довольно темное ущелье. Перед входом в него была видна небольшая роща и луг. Ущелье сразу привлекло внимание изобретателя. 
— Какая интересная природная формация. Идеальное место для засады, будь она необходима. 
— И тем не менее, где-то там находится то, что обозначено на карте крестиком. 
— Занятная картина! Буду ориентироваться на них. 
Паровик медленно спустился по извилистой дороге. Здесь были небольшие заросли, среди которых Рауль рассмотрел поворот на грунтовую колею. Проехав через зелень еще с пару десятков метров, Самюэль вывел паровик на край лужайки. На первой ее трети следы дороги заканчивались.
— Дальше куда?
— Маршрут заканчивается здесь. Больше никаких указаний. 
— Черт знает что. Если карта не врет — то все указывает на это ущелье… Дальше идем пешком. 
— Нет проблем. 
Они быстро выгрузили вещи из кузова. Пока Донсон отгонял паромобиль в заросли и маркировал ветвями, журналист прошелся до самого конца колеи, осматривая местность. Ничего не привлекало внимание глаз, все звуки заглушались шумом свежего ветра. Рауль сделал ещё пару шагов и, споткнувшись, едва не рухнул на землю.
— Чуть ботинки не угробил. — сказал он с досадой и бросил сердитый взгляд на густую траву. Внезапно его внимание приковала узкая блестящая полоса, скрытая в зеленой гуще. 
— Самюэль! Подойдите сюда!
Изобретатель спешно подбежал к журналисту. 
— Вы что-то нашли, мой друг? 
— Как вы думаете, для чего здесь могут быть рельсы? 
Донсон присмотрелся к скрытому в зелени стальному пути. 
— Так, один рельс, а вот второй… Идут как раз со стороны ущелья. И вот еще — колея от колес паромобилей тоже заканчивается здесь. Логично подумать, что паровики не въезжали в само ущелье, а разгружались здесь прямо на рельсовые платформы, которые уже и шли в город. Да, еще одно подтверждение моей догадки. 
— Значит в ущелье? 
— Да. Только, для нашей же безопасности… 
Самюэль сбегал к оставленным вещам и перенес их к началу колеи. Затем он извлек один из упакованных механизмов и быстро превратил его в механического паука. Затем привел его в действие — тот с металлическим клекотом приподнялся на лапках и замер. 
— Берите вещи. — сказал Донсон Раулю, взваливая на плечи увесистый рюкзак. — Готовы? 
— Вполне. 
— Тогда вперед. — Самюэль достал свисток и негромко свистнул. Паук вздрогнул и шустро направился вдоль едва заметных стальных путей. Путешественники направились вслед за ним. 
— Если нам на пути устроен капкан или ловушка, то паук обнаружит ее. 
— Угодив туда? 
— Точно! — хохотнул Донсон и осмотрелся. — Хотя я больше опасаюсь ловушки в виде людей с оружием.



Радим Одосий

Отредактировано: 13.03.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги