Совершенный автоматон

Размер шрифта: - +

Глава 9. Покои создателя.

Вскоре нужное место было уже рядом. Путепровод заметно расширялся, образовав пространство для посадочной платформы и небольшого легкого павильона. Здесь было решено сделать передышку и заодно провести допрос. Пленник был надежно связан и приведен в чувство изобретателем. С несвязным бормотанием он открыл глаза и пришел в ужас. 
— Ааарх… Кто… Кто?? Где я? Не убивайте меня! 
— Спокойно, спокойно. — Рауль подвинулся ближе. — Будешь вести себя тихо — останешься цел и невредим. Мы зададим пару вопросов. Я надеюсь на ваше благоразумие. 
— Я… Хорошо, согласен. Где мои братья? 
— Повторюсь — здесь мы задаем вопросы. Твои как ты говоришь "братья" напали на нас по пути сюда и поплатились за это. А теперь наш вопрос — кто вы и зачем желаете нам смерти. С самого входа в это место. 
— Я не могу говорить о нашем братстве чужакам. 
— Даже так? — хохотнул журналист и взял в руки револьвер. — Тогда наш разговор становится короче. 
— Не пугай его сильно. — откликнулся из угла павильона Самюэль и приложился к фляге. 
— Почему нет? Они нас хотели убить и мы в праве отплатить тем же. — ответил Маршанд и вновь повернулся к пленнику. — У тебя мало времени. Ну!
— Я скажу… Мы — братство Великого Древа. Охраняем это место от всех чужаков.
— Это город. Стало быть, вы его обитатели? 
— Нет… Никогда. Наше братство почитает силы природы и верно ее богам. Мы живем в единстве с миром, а это место его разрушало. 
— Вот оно как… Фанатики, поклоняющиеся деревьям. Стало быть, технология вам не по душе. 
— Мы ненавидим ее всей душой. Каждый из нас служит природе и ведет войну с рукотворной смертью. Мы — хранители мира. 
— Пока что мы видим здесь умирающий маленький мир. — сказал Самюэль и обвел рукой вокруг. — Это ваша работа?
Фанатик — пленник растерянно посмотрел на него и, словно с трудом подбирая слова, ответил. 
— Это не мы… Братство не смогло бы справиться с охраной города — нас слишком мало. Все, что было в наших силах — нападать на торговцев, когда те покидали его окрестности. Но мы не теряли надежды. И однажды сюда пришли солдаты. Много солдат, сотни. Издалека мы слышали гулкие взрывы и стрельбу, разведчики постоянно были там… А затем они ушли. 
— Прекрасно, — сказал Рауль. — И вы пришли на горящие руины города забрать остатки. 
— Солдаты не тронули ничего. Но всех жителей города увезли к небольшому заболоченному озеру в низине. И убили. Я их видел — десятки трупов в темной жиже под серым небом. Страшно. 
— Томас… — сокрушенно проговорил Донсон. Затем он собрался с мыслями и схватил пленника за плечи. 
— Кто-нибудь спускался вниз? На нижние этажи?
— Нет. Туда было сложно попасть — солдаты взорвали много туннелей. Только здесь, неподалеку наши братья нашли ход вниз. Но на них напали призраки и они сбежали. Больше туда никто не спускался. 
— Призраки? Неужто в лабораториях вызывали призраков? Что ещё знаешь? 
— Больше ничего.
— Тогда мне интересно другое. Если город разрушен, если жители мертвы — зачем вы остаетесь здесь? 
— Город еще жив… Мы не можем допустить, чтобы он возродился. Теперь мы — стражи этого места. Нельзя допустить… 
— Достаточно, хватит и того что сказал. — вмешался Маршанд. — Так и быть — убивать мы тебя не станем, только свяжем. Чтобы не навредил нам своими выходками. 
— Технология должна быть уничтожена! — вновь заговорил фанатик. — Она разрушает наш мир! Только природа примет нас! Запомните это! Только… 
Удар рукояти револьвера вновь заставил того потерять сознание. Путники перетащили его подальше от входа. 
— Технология им вредит, прогресс помешал. — возмущался Рауль. — Я еще удивлялся, почему у этих ненормальных нет ружей. Пусть остаются в прошлом, а мы пойдем в будущее. 
— Главное — не выбрать тупиковый путь. — ответил Самюэль. — Иначе все рассыплется прахом. 
— Все же в чем-то они правы.
— В чем же?
— Выйдя из этой "выставки прогресса", я буду рад любому зеленому кусту. — хохотнул журналист. 
Они вышли из павильона и осмотрелись. Это место отличалось от тех, что остались за плечами. Серость и мрачность здесь пытались разбавить живыми красками, вдохнуть немного прекрасного. Над аркой — входом находилась приветственная надпись на камне. По краям от нее стояли флаги, от полотен которых остались пыльные выцветшие остатки. Стены были выложены светлым камнем, кое-где своды подпирали стройные колонны. На центральной площади впереди виднелся даже настоящий фонтан, из которого, пускай не так как прежде, но била вода. Подойдя ближе, Самюэль с удивлением подковырнул зеленую массу мелких растений, плотно облепивших каменное сооружение. 
— Природа берет свое. Человек может победить лишь в постоянной борьбе. 
В три стороны от фонтана располагались мощные двери, украшенные коваными узорами. Возле каждой висело по два небольших фонаря, раскачивающихся от гудящих порывов ветра подземелий.
Заглянув за левую дверь, Самюэль обнаружил финансовое управление города. Несколько аккуратных кабинетов, заставленных дорогой мебелью, были покрыты слоем пыли. В одном углу явно стояло что-то тяжелое — возможно сейф. Его бесцеремонно выволокли из помещения. Кто знает — спасали ли жители казну, либо налетчики занялись мародерством — теперь это было тайной. Несколько старых бумаг о былых делах не вызвали никакого интереса и продолжили превращаться в труху. Журналисту все же попался на глаза хорошо сохранившийся лист бумаги. Судя по всему, это была одна из докладных записок.
"О финансировании северного путепровода. 
Осуществление постройки северного путепровода, который должен соединять центральный с гаванью, прекращено. Гавань, которая должна обеспечить возможность перемещения по подземным водам а так же их использования в нуждах промышленности города, имеет на данный момент сообщение только с поверхностью в виде узкой шахты. В связи с тем, что в ходе проверки пути постройки путепровода обнаружены непроходимые породы, от него решено отказаться, а существующую гавань — передать в распоряжение научному ведомству. Приказ 23-2, финансовое отделение администрации города Ирдишхорта. "
— Возможно, вам это будет интересно. — Рауль равнодушно отдал лист Самюэлю. Тот быстро прочел его и спрятал в карман жилетки. 
За правой дверью явно находилось управление безопасности — здесь царила атмосфера старой жандармерии. Рауль обыскал помещение, в надежде разжиться оружием, но тщетно — лишь в шуфлятке стола нашлись два забытых патрона. Они даже не подходили к имеющимся револьверам. Часть мебели сильно отсырела и покрылась неприглядной пленкой плесени — ей, по сути, было все равно где расти, была бы достаточной влажность. Вездесущие трубы, зачастую несущие потоки воды лишь помогали этому. 
Центральная дверь была со штурвалом и закрыта. После нескольких попыток ее все же удалось открыть. За ней оказался длинный коридор, стены которого были обшиты деревянными панелями. Здесь царили пыль и темнота. Посветив фонарем вперед, журналист долго вглядывался в его темную глубину.
— Мы зря теряем время. Идем к лаборатории.
— Подождите минуту. Дайте фонарь. — сказал Донсон и осторожно направился дальше по коридору. Луч света запрыгал по его углам.
"И чего ему неймётся" — подумал Маршанд. "Каждый метр этого проклятого города подавляет меня. Может, ему это просто нравится? Нет? Сидеть в этом опустошении, безмолвии одиночества… Черт, опять это слово. Надо от него отвыкать".
— Подойдите сюда! — негромко окликнул его Самюэль. Рауль не стал медлить. 
Коридор заканчивался через примерно тридцать метров. Здесь справа находилась ещё одна, неприметная дверь без замка. На ней был небольшой круглый иллюминатор с толстым стеклом. Однако оно было настолько мутным, что заглянуть по ту сторону не представлялось возможным. Путники приготовили оружие к бою и затаили дыхание — воцарилась пугающая тишина, нарушаемая лишь тихими скрипами. 
От толчка дверь плавно раскрылась, издав неприятный скрежет. Глазам открылся небольшой кабинет, темный и жуткий. Пыль покрывала все, что попадало в луч фонаря. Где-то сверху была круглая дыра, откуда голубоватым столбом бил свет с поверхности. У одной из стен стояла гряда книжных шкафов, на полу лежал темный ковер. 
— Создатель… — едва слышно сказал Самюэль. Он осторожно сделал пару шагов вперед. 
Прямо по центру, за столбом света стоял массивный деревянный стол. За ним сидел убеленный сединами человек в офицерском мундире. Его взгляд давно заменили пустые провалы, кожа обтянула кости и череп. Бурые остатки рук лежали на столе, будто бы человек не умер, а просто замер, погруженный в мысли. Перед ним на столе лежал пожелтевший лист бумаги. Рауль осторожно подвинул его, стараясь не повредить и начал читать едва различимые строки. 
"Я никогда не думал, до чего может довести алчность. И теперь я знаю это, потому что встретился с ней лицом к лицу. Кастлетты… Для нас производство было лишь средством выживания, но не для них. Отправив армию бездушных наемников на мой город, они показали всю гниль своей натуры. Я чувствовал это, но доверился."
Рауль перевел дух и продолжил читать. 
"Моя мечта потерпела крах. Нельзя сбежать от людей… Можно замкнуться в себе, закрыть в разуме все мысли и переживания — но это не спасение в нашем мире. Враги найдут тебя все равно, а как найти друзей, скрываясь от них? Ирдишхорт — это просто памятник моей глупости, замкнутости моего мира, искавшего спасения под землей. Он погибнет, но никто кроме врагов не узнает об этом. "
— Я ведь тоже сбежал от людей, — усмехнулся Донсон. — Только я не хочу закончить так же. Я должен исполнить свое дело.
Раулю стало действительно страшно. Он почувствовал себя брошенным в клетку посреди холодной пустыни. Ощущение страха и обреченности, полной опустошенности, только уже не города — а самого себя. В голове прокрутилась вся жизнь, начиная с приезда в Рапиндо и до поездки к Донсону. Все это время он был один — остальное оказалось лишь иллюзией жизни. Рауль вдруг понял Самюэля, понял его неудержимую тягу закончить свое создание — в ней теперь был весь смысл его жизни. 
— Кастлетты, — с болью произнес изобретатель. — Вот кто стоит за смертью города. Это они отправили солдат, это они превратили мечту в призрака. Из-за них я потерял друга. Я должен… Я знаю, что делать.
Оставаться в этой могиле создателя города у них больше не было ни сил, ни желания. Страшно было представить последние дни этого человека, в один день потерявшего все. Журналист отгонял эти мысли, стараясь думать о скором возвращении в Рапиндо. Ему снова хотелось жить и стремиться в будущее. Донсон же был вновь поглощен своими мыслями, вывести из которых было делом безнадежным. 
Оказавшись у фонтана, Рауль быстро рассчитал путь и направился к лестнице. Именно здесь должна была находиться мастерская и лаборатория Томаса Цейзе. Достигнув последних ступенек, путники по небольшому тоннелю попали в небольшое помещение. В нем, по сути, ничего не было — лишь большая арка с надписью "Кузница опыта — лаборатории Ирдишхорта". За ней начинался темный широкий коридор с колоннами вдоль стен. 
Место не внушало гостям доверия. Особенно переживал Самюэль, перечитывая записи в дневнике друга. 
— Стражи, которых не стоит бояться. Здесь. Что мог иметь ввиду Томас?
— Стоит их бояться или нет — я решу сам, когда увижу. Пока что все, что здесь встречалось, желало нашей смерти. Не хотелось бы новой встречи с этими фанатиками. 
— Здесь слишком глубоко и далеко от столь любимой ими природы. Они бы не стали спускаться сюда. Тем более, что дальше все заперто. 
— Все можно открыть, хватило бы желания. Ну и звуки здесь… 
В коридоре действительно раздавались жуткие глухие звуки. Они давили психически, отбивая желание продолжать путь. Самюэль вздохнул. В голове вновь пронеслась просьба Цейзе — он не мог отказать. И пути назад у него, по сути, не было. Забрав у Рауля фонарь, он пошел первым. 
Коридор пугал неизвестностью. Звуки сбивали с мыслей, заставляя все больше растворяться среди царящего беспокойства. Внезапно прозвучал отдаленный глухой раскат грома, будто бы за стенами коридора начиналась гроза. Краем глаза Донсон заметил в самой глубине легкое свечение, но рассмотреть лучше его не мог. Очень скоро стало очевидно — свечение движется и постепенно приближается к ним. Рауль тоже заметил это и взял в руки оружие. Он напряженно вглядывался в темноту. 
— Это… это что-то живое. Идет сюда… Их несколько… призраки?! 
Расстояние сократилось настолько, что теперь они отчетливо видели несколько полупрозрачных фигур чудовищ, медленно, но верно приближавшихся навстречу. Здесь были и войны с оружием, и совершенно незнакомые создания. Вместе с жуткими звуками, раздающимся из глубины темного коридора, они вызывали лишь одно желание — в панике бежать из этого мрачного места. Рауль едва держал себя в руках. Для успокоения он достал револьвер и выстрелил в "призрака", идущего первым. 
Гулкий выстрел эхом прокатился по подземелью и отразился от его стен несколько раз. На страшные фигуры это никак не подействовало. Журналист разочарованно опустил ствол и сделал пару шагов назад. 
— Выстрелы им не вредят… Действительно призраки. Самюэль, нужно уходить. Самюэль?
Изобретатель, казалось, его не слышал. Он напряженно думал над словами Томаса и поглядывал на приближающихся созданий. 
"Не бояться. Их держат лишь нити света… Что имел ввиду Томас? Возможно, что…»
Он взглянул на призраков еще раз, а затем медленно пошел им навстречу.
— Донсон? Что вы делаете? Вернитесь!
Самюэль не ответил. Прямо перед ним двигалось ужасное призрачное создание. Глубоко вздохнув, он подался вперед и оказался внутри фигуры. На его одежде появилось свечение и пятна света. Изобретатель взглянул вверх, и через мгновение призрачная фигура прошла сквозь него. 
— Самюэль? 
— Подойдите сюда. Не бойтесь. 
Рауль осторожно, обойдя стороной фантома, приблизился к Донсону. Тот указал рукой на верхний свод коридора. Журналист направил туда свой фонарь. В пятне света стал отчетливо виден причудливый механизм. Он совмещал в себе детали подзорной трубы, различных линз и десятков шестеренок. Механизм слегка стрекотал и испускал тонкие лучи света, идущие к фантомным чудищам. Взглянув чуть в сторону, Рауль увидел еще несколько подобных машин.
— Это… Иллюзия? 
— Чудеса оптики и только. Вы же наверняка знакомы с кинематографом? Местные гении пошли намного дальше. 
— Никогда не видел столь оригинальной защиты от названных гостей. Безумный город… 
— Предлагаю идти дальше. Или хотите остаться? 
— Нет уж, лучше пулю в лоб. 
В конце коридора обнаружилась железная двухстворчатая дверь. Ключ Томаса Цейзе подошел к замку, и вскоре она открылась с жалобным скрипом. За ней оказалось квадратное помещение, по периметру которой располагались двери в отдельные лаборатории. Небольшим коридором помещение соединялось с еще одним подобным. Под потолком шли трубы и провода, на полу было довольно чисто — кроме хозяев это место явно никто не посещал. Здесь царила удивительная тишина.



Радим Одосий

Отредактировано: 13.03.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги