Совершенный автоматон

Размер шрифта: - +

Глава 12. Соль и ветер.

Путь преградил довольно высокий скальный выступ. Удаляясь от реки, он плавно перетекал в каменистый холм, покрытый прорастающей травой. Было решено пойти длинным путем и взойти на холм с его покатой стороны. Измотанный и раненный Самюэль не оставлял других вариантов. 
— С вершины наверняка будет видно течение реки на большом расстоянии. — сказал Рауль, помогая Донсону идти. — Как знать, может нам предстоит долгий путь. 
— Я справлюсь, — шумно дыша ответил тот. — Этот холм не кажется мне преградой. А с вершины — тем более не покажется. 
Журналист решил оставить сначала вещи внизу, направив все усилия на помощь раненному напарнику. Их путь к вершине был нетороплив и извилист. Пот лился с лица Самюэля, собравшего силы на подъем и борьбу со жгучей болью. Но в глазах его горела решительность — и немного отчаянья. 
— Почти дошли! — приободрил его Рауль. — Еще пару шагов!
Наконец они вышли на зеленую вершину. Отсюда был виден их путь на пару километров в обе стороны. Здесь ветер заметно крепчал, не встречая на пути преград. Позади возвышалась крупная гора, впереди — холмистая долина реки, на которой островками ютились деревья. Никаких поселений или дыма на горизонте не было видно. Внезапно Самюэль указал на точку вдали.
— Там что-то есть. Мне плохо видно. 
Рауль присмотрелся. В указанной стороне вдалеке был склон холма, на котором росло несколько деревьев. Глаз заметил небольшое движение рядом — что-то появлялось и исчезало. Журналист протер глаза и внимательно стал наблюдать за тем местом. Вскоре нечто появилось снова — и Рауль понял, что это было. 
— Там люди! Нам нужно туда. Нам помогут. 
— Очень надеюсь на последнее.
Маршанд быстро вернулся за оставленными вещами, и они продолжили путь. Спуститься с холма было куда легче подъема. Отдаляясь от берега реки, они вышли в ложбину между холмами, и вскоре загадочное место показалось между облюбовавшими склон зарослями. 
— Лес… без деревьев. 
— Здесь люди ловят ветер — значит, они где-то рядом. 
Впереди действительно был лес из десятка высоких металлических конструкций. С десяток узких башен несли большие крыльчатки ветряков. Скрипя, они вращались под порывами ветра, вращая целую систему шестерен и валов, которые уходили в скважины. 
Вокруг была выстроена шаткая ограда. Путники направились вдоль нее, приближаясь к двухэтажной темной постройке, увенчанной небольшой трубой. Из нее шел серый дым. Вскоре они вышли к воротам, где их встретил хозяин этого места. 
— День добрый! Кто это к нам пожаловал? 
— Мы потеряли дорогу. Не скажете, как выйти к Рапиндо? 
— О, так это довольно далеко отсюда! И судя по тому, откуда вы пришли — идете вы не совсем верную сторону. — хозяин бросил взгляд на Самюэля. — Ваш друг ранен? 
— Да. Несчастный случай. 
— Проходите в дом, вам нужен отдых!
Они прошли за ворота и направились за постройку. За ее стенами был слышен шум пара. Вскоре показался небольшой домик владельца. 
Первым делом хозяин помог должным образом обработать рану, и Самюэлю стало легче. Собрав небольшой обед, он пригласил гостей к столу. Горячая еда была встречена с воодушевлением. Дождавшись, когда гости закончат с едой, хозяин с нетерпением начал задавать вопросы. 
— Как вас зовут? 
— Меня Рауль, а это Самюэль. 
— А меня Уолтер. Я здесь и живу и работаю. Откуда вы пришли? 
— Мы были в Родниковых горах. Мы хотели разведать здешние… горные породы. К сожалению, мы утеряли карту. 
— Досадная оплошность. Впрочем, вам повезло. Получается, вы — геологи? 
— Что-то в этом роде. 
— А я капиталист. — расхохотался Уолтер. — Вы ведь наверняка успели оценить мои машины. 
— По правде сказать, нас немного удивили эти… ветряки. 
— Это насосы. — улыбнулся Уолтер. — Я добываю соль из здешних залежей. Метод старый, но действенный — заливаю воду в скважины, а потом эти ветряки выкачивают наверх рассол. Ну я здесь я уже выпариваю соль. 
— И вы работаете здесь один?
— Нет, у меня есть еще два помощника. Но сегодня выходной, и они отправились по домам… Вы ведь тоже направлялись домой? 
— Да, верно. Только заблудились, да еще и эта рана… Река вывела нас к вам. 
— Не буду разрушать ваших надежд. Я отвезу вас в Рапиндо — притом совершенно бесплатно. 
— Возможно, вы нас можете довезти до Глозо? — тихо спросил Донсон. 
— Конечно, это даже ближе. Но на ночь глядя ехать будет глупостью — так что оставайтесь на ночь. Места на всех хватит. 
— Мы весьма признательны вам. 
— Не стоит. — махнул рукой Уолтер. — Добро всегда возвращается к человеку. В отличие от денег!
В небольшом доме действительно хватило на всех места. Теплый, с небольшими окнами и деревянными полами, он давал ощущение искренней гостеприимности. Путешественники настолько устали, что не обратили должного внимания на уют комнат и забылись глубоким сном.
Утро началось легким свежим дождем, после которого через обрывки туч вновь засверкало солнце. Уолтер решил убить двух зайцев, захватив заодно с гостями дома еще и часть своего товара в Рапиндо. Рауль стал помогать ему относить тяжелые мешки соли в старый громоздкий паромобиль. Этой машине было уже около десятка лет, устаревший двигатель и котел сильно почернели, придавая и без того внушительной машине устрашающий вид. Восемь тяжелых железных обрезиненных колес обещали будущим пассажирам изнурительную поездку. Впрочем, сам Уолтер был другого мнения. 
— Все в нашей жизни решают привычки и сравнение. Я несколько лет вожу соль на моей развалине, и вполне доволен. А поначалу ведь доходило до нервных срывов. — он погрузил очередной мешок и выпрямился. — Как знать, может через пару десятков лет наша жизнь будет казаться такой же нелепой и неудобной. 
— Время покажет. — Рауль вытер руки и направился в дом. — Я за вещами и напарником. 
— Надеюсь, я успею развести пары к вашему возвращению! — хохотнул хозяин "железного леса".
Самюэль к тому времени уже успел собраться и неторопливо допивал кофе. 
— Скоро выезжаем? — спросил он. 
— Можете уже выходить, — торопливо бросил в ответ Рауль. 
Спустя пару десятков минут все были уже готовы к отправлению и заняли в паромобиле свои места. Четыре небольшие начищенные трубы выбрасывали к небу черные потоки дыма. Уолтер начал движение, машина неторопливо покатилась по узкой дороге между холмов, яростно шипя и фыркая. 
Назвать путь приятным не получалось никак. Несмотря на то, что паровик ехал весьма неторопливо — его вполне могла обогнать лошадь, идущая рысью, корпус нещадно трясло. Тяжелые железные детали грохотали на ухабах, заставляя страдать еще и слух. Утешала лишь одна мысль — они возвращаются домой. И осталось немного. 
Через час дорога вынырнула из леса, рядом возникли приземистые позеленевшие от сырости домики Глозо. А на горизонте уже виднелись устремленные в небо здания Рапиндо. К большому облегчению путников паровик остановился. Попрощавшись с Уолтером и искренне поблагодарив за помощь, они вошли в селение. 
Местные жители посматривали с опаской на знакомые лица, не встречая в ответ никаких эмоций. Последние дома остались за плечами, и скоро заросшая тропа вышла на берег озера. Самюэль торопливо открыл ворота и отключил коварные ловушки. 
— В ближайшее время от них навряд ли будет какой толк. — пояснил он. Погрузив свою и Рауля поклажу на крюк канатной дороги, Донсон отправил их ко входу в дом, пройдя остаток пути налегке. 
— Мне предстоит главная работа жизни. Весь опыт прошлых лет и даже больше понадобятся именно сейчас. И конечно — труд Томаса не должен пропасть зря. Вы со мной?
— Конечно. — решительно ответил Маршанд. 
Трудно описать дальнейшие несколько дней их жизни. Это была изнурительная работа как для тела так и ума, подлинное испытание находчивости, изобретательности и терпения. В дневнике Цейзе было много важных идей, которые часто решали, казалось бы, неразрешимые задачи на пути изобретателя. Совмещая их со своими, он получал удивительный результат. 
Нельзя сказать, что у Донсона в мастерской был недостаток материалов, но для текущей работы требовалось много редких деталей. Без колебаний было решено пустить на слом почти все прототипы, разобрав их до винтика. Рауль смог освоить новые рабочие профессии, выполняя самую тяжелую работу. Впрочем, только в физическом плане. Что касается расчетов и сборки — это было лишь в распоряжении Самюэля. Он работал как одержимый, часто до полного изнеможения. 
Скоро автоматон стал приобретать очертания. Это была человекоподобная фигура ростом примерно в три с половиной метра, с мощными конечностями и крепким каркасом. Донсон задумывал свое творение соразмерным с человеком, но не смог уместить все необходимое. И тогда он решил превзойти живой оригинал во всем. Согласно указаниям Цейзе он доработал двигатель, но принцип устройства оставил свой. Прикручивая механическую руку к телу — корпусу, он грустно заметил:
— Пусть металл и сильнее плоти, но в красоте он слишком грубый. 
Все детали повторяли человеческие органы и работали безукоризненно. Каждую часть автоматона изобретатель проверял дважды. Это затягивало работу, и она казалась Раулю вечной.



Радим Одосий

Отредактировано: 13.03.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги