Совершенный автоматон

Размер шрифта: - +

Глава 13. Жертва мечты.

К ночи, когда работа оканчивалась и приходило время сна, журналист стал слышать из-за стен своей комнаты голос. Он привлекал внимание и мешал уснуть. В первую ночь Рауль не обратил на этот факт внимания, подумав про проделки механической фигуры, но в следующую ночь все повторялось. Заинтересованный, он осторожно вышел в коридор и подкрался к выходу, ориентируясь на голос. Возле угла он осторожно выглянул, стараясь быть незамеченным. 
Входная дверь была открыта. На пороге сидел Самюэль и смотрел в небо на звезды. Он говорил вслух. Говорил с теми, кто когда-то был рядом — лучший друг Томас, любимая Наэль, отец и мать. Его слова были полны душевного тепла, которого Рауль никогда не замечал за ним прежде. Самюэль вспоминал моменты своей жизни, рассказывал мечты, которые так и не сбылись. А главное — он обещал им, что не оставит их и придет в гости. 
Рауль медленно вернулся в комнату. Теперь он чувствовал страх. Страх оказаться в такой же пустоте что и Самюэль, жить в мире своих грез и воспоминаний. Все существенное стало вдруг несущественным. Терзаемый мыслями, он провалился в глубокий сон. 
В конце третьего дня работа была почти завершена. Много времени Донсон пытался соединить механический мозг со всей остальной системой. Помощь журналиста, который не позволял изобретателю сбиться и запутаться, была очень кстати. 
Вскоре были проведены испытания механического "тела". Заправив его маслом и топливом, Самюэль запустил котел и позволил движителю войти в силу. Тело начало отчаянно двигать конечностями, проявляя отличные результаты. Тогда был включен мозг. Зажурчав сотнями шестеренок, он быстро успокоил беснующийся механизм, делая движения более органичными. Донсон довольно улыбнулся. 
— Сейчас он как ребенок, ничего не умеет и ничего не понимает. Но это пройдет. 
Он заглушил котел и выпустил пар из двигателя. Окутанный водяным туманом, автоматон медленно распластался по полу мастерской. 
— А что это за штука? — Рауль указал на загадочную дверцу на корпусе автоматона. 
— Это… Одна из главных деталей, созданных Цейзе. Она очень важна. Придет время — и вы узнаете.
Поужинав, Донсон решил отложить испытания и последние работы на следующий день. Пожелав спокойной ночи, он удалился в свою комнату. Маршанд пытался начать писать свою статью, но никак не мог сосредоточиться. Испортив несколько листов бумаги, он раздраженно ушел в ванную комнату. Холодная вода успокоила Рауля и привела в чувство. Он замер неподвижно, задумавшись о своей прошлой жизни. Прежние его мечты казались теперь несущественной забавой. 
— Неет, нет, хватит с меня. — сказал он самому себе в слух, пытаясь отогнать надоедливые мысли. Во внезапно повисшей тишине слух уловил голос Самюэля. Он читал молитву. 
"Никогда не замечал, чтобы он..." — промелькнуло в голове у журналиста. Донсон тем временем закончил одну молитву и теперь читал другую. В голосе читалось волнение. Озадаченный, Рауль вернулся к кровати. 
На следующий день была прекрасная погода. Стало теплее, возникла даже легкая духота. Птицы пели среди крон деревьев, оживляя красочный пейзаж вокруг дома. 
Тем временем в мастерской вовсю кипела работа. Совместными усилиями друзьям удалось сделать своеобразную голову для автоматона. И пускай она была отдаленно похожа на перевернутое ведро, Самюэль был весьма доволен своим детищем. 
— Ну вот, чем плох наш труд. — он постучал костяшками пальцев по металлу с глухим звуком. — Теперь нужно наполнить пустую голову разумом. 
После некоторых усилий, ему удалось установить внутри как механический мозг, так и хрустальные "глаза". Последние были сложным набором линз и пружинных механизмов, из которых снаружи должны быть видны лишь две небольшие хрустальные сферы, закованные в оправы из металлических колец с крохотными роликами. Донсон мысленно поблагодарил Томаса, что он передал их ему уже готовыми. 
Вскоре Рауль уже держал "голову" возле корпуса автоматона, пока изобретатель соединял многочисленные механические передачи и крепления. Это была долгая работа, требующая хорошей выдержки. Дабы не нервничать, друзья рассказывали друг другу забавные случаи. 
— И вот тогда слон погнал этого парнишку по всему городу, а публика умирала с хохота! — весело сказал журналист, перехватывая тяжелую деталь поудобнее. 
— Хе-хе, ну а где жандармы были в тот момент? — прищурившись, ответил Самюэль, закручивая очередной винт. 
— Они сначала свистеть стали, да только слон лишь прибавил ходу, — журналист осторожно убрал руки и отошел на шаг и добавил: — Вроде держится. 
— Пора испытать наше творение, на этот раз с умом и зрением. 
Автоматон вывезли на тележке в центр ангара. Самюэль запустил механизм, и из труб автоматона пошел слабый дым. Но вскоре он усилился, а в чреве механического человека стал нарастать гул. Еще спустя полминуты он осторожно выпрямился и зашатался на неуклюжих конечностях. 
— Вот он и ожил. — задумчиво сказал Донсон. 
— Вы смогли его создать, — ответил журналист, не сводя глаз с автоматона. Тот в это время стал осторожно двигаться. Из его "головы" жужжание усилилось, а действия стали все более уверенными. Вскоре он сделал пару неловких шагов. 
— И все же я бы хотел знать — видит ли он нас. — сказал Самюэль и сильно махнул рукой. Автоматон, хоть и не сразу, но отреагировал, отшатнувшись назад. Изобретатель пнул в его сторону небольшую пустую деревянную коробку. "Человек" отреагировал через 10 секунд, осторожно сдвинув коробку ногой назад. Рауль смотрел на происходящее с непередаваемым изумлением. 
— Получается, механизм можно обучить?
— Выходит именно так, — радостно сказал Самюэль. — Цейзе в своей работе превзошел сам себя! 
Еще час журналист развлекался, пытаясь научить автоматон движениям. Постепенно он их усваивал, двигаясь более точно и быстро. Самюэль в это время был в своей лаборатории и готовил особую жидкость. Ее назначение было понятно только ему. Затем он переоделся в чистую одежду, взял небольшой конверт и колбу с жидкостью и отнес их в мастерскую. Вернувшись к Раулю, он остановил автоматон, но не затушил котлов двигателя. Затем он обратился к журналисту:
— Пришло время закончить мой труд. Осталось лишь добавить последнюю деталь. 
— Мы же уже провели испытания! Все работает безупречно, чего же еще вам не хватает? 
— Помните, — Самюэль сел на небольшой стул. — Еще до нашего похода в Ирдишхорт я вам рассказал о своей идее создать идеальный автоматон, который смог бы быть не хуже человека… Время пришло — и он практически готов. Но когда я прочел записи Томаса, то понял — не все можно воссоздать. Есть вещи, неподвластные рукам человека. Он не смог наделить свои машины чувствами и переживаниями, но знал откуда их взять. Это человеческое сердце. 
— Что? Что вы имеете ввиду? 
— Вы должны меня убить меня. Убить, чтобы дать новую жизнь в моем творении. 
— Это безумие! — возмутился Рауль. — А если этого не выйдет? Я лишу этот мир гения!
— Это моя воля. 
— Я на это не соглашусь! Это за гранью меня!
Донсон встал и подошел к журналисту. В его глазах горело отчаянье. 
— Я понял, что мне не найти здесь места. Каждый из нас ищет единства мысли с кем-нибудь в этом мире, но не всем дается это легко. Я нашел единственного человека, с кем мог думать и говорить свободно, зная, что меня поймут. Теперь этого человека нет. Я пришел к своей цели, и поверь мне — я счастлив. Мне осталось сделать лишь один шаг, и я прошу тебя — помоги мне. 
Слова Самюэля просто растоптали Рауля. Он чувствовал его трагедию всем нутром, теперь это лежало камнем на его душе. Журналист сжал губы и пальцы на руках. Он не мог позволить этому человеку вот так уйти из жизни. Через мучительное мгновение он смог выдавить лишь одно слово:
— Нет. 
Лицо Самюэля помрачнело. Он обреченно опустил взгляд и расслабил руки. Он принимал свое последнее решение.
— У меня нет другого выбора. — сказал он и протянул конверт Маршанду. 
— Что это? — ответил тот. Но не успел он раскрыть конверт, как Самюэль схватил лежащий рядом нож и с силой вонзил его себе в живот. 
Рауль отшатнулся от неожиданности произошедшего. Изобретатель согнулся и со стоном завалился набок.
— Самюэль?? О боже… Что… Самюэль!!!
— Рауль… Вы… Вырежи…
— Что вырезать?? Самюэль?? Я сейчас, перевяжу рану… 
— Нет… Я умир… умираю… Вырежи сердце… новая жизнь… гххх… 
Донсон обмяк. Его голова коснулась стола. Сделав ещё пару тихих вдохов, он замер. 
— Самюэль?? — в отчаянии спросил Рауль. — Боже, он мертв… 
— Только сейчас он вспомнил про конверт в руках. Торопливо развернув его, он увидел наскоро написанный текст. 
"Рауль, у тебя мало времени. Когда я умру — не мешкая, возьми колбу, которую я принес, и наполни жидкостью сферу. После немедля вырежи сердце и вложи в сферу, после закрой ее и помести в автоматон. У тебя будет пара секунд включить его".
Рауль опешил. Через секунду он взял себя в руки и стремглав бросился к столу. Открыв сферу в детали, он вылил содержимое колбы. Схватив нож, он уложил тело Донсона на стол и освободил ему грудь. На мгновение он замер в нерешительности. 
— Я смогу. Только бы не промахнуться… 
Глубоко вдохнув, он быстро сделал надрез. Выступила яркая кровь. Ориентируясь на стук своего сердца, он определил место и сделал еще пару надрезов. Затаив дыхание, он развернул их и увидел слегка вздрагивающий орган. "Ещё живое" — промелькнуло в голове. Осторожно вырезав его кругом, Рауль вытащил окровавленную руку с сердцем и тут же опустил в сферу. Жидкость расступилась и скрылась под закрывшейся крышкой. Дрожащими руками журналист поместил деталь в корпус и сдвинул рычаг активации. Ноги подкосились, и он свалился на землю. 
"Человек" загудел. Вновь зазвучал хор шестерен, а затем фигура начала дергаться. Совершив несколько резких движений, она замерла. Едва слышно повернулись хрустальные глаза и забегали взглядом по мастерской. 
У Рауля был эмоциональный шок. Привалившись спиной к небольшому шкафчику, он тяжело дышал и поглядывал на огромное существо. Вдруг автоматон перевел взгляд на него, замер на несколько секунд, а затем осторожно протянул железную руку. 
— Ты… Ты узнаешь меня? — несмело спросил журналист. Ответа не последовало. Рауль подал в ответ руку и "человек" помог ему подняться. Встав на ноги, он начал тихо смеяться. На глазах выступили слезы. 
— Самюэль, ты смог… Тебе удалось, чертяка, ты победил… Только тебя сейчас нет… 
"Человек" тем временем поднял руки над головой, как будто ликуя. Внутри него выли механизмы. 
— Что дальше, друг? — спросил его журналист, но тут же осекся. — Черт, у тебя же нет ни ушей, ни голоса… Ох как ты промахнулся, Донсон. 
— Нет в мире совершенства! — воскликнул он, разведя руки в стороны. Автоматон не мог его слышать, но ответил непонятным жестом. Затем он осторожно подошел к лежащему на земле письму, поднял его и передал в руки Раулю. 
— Что? — спросил тот, и развернул письмо. — Это все я уже читал. Хотя подожди… — Рауль увидел еще один текст на обороте. 
"Мой друг!
Я очень надеюсь, что сейчас, когда ты читаешь эти строки — ты выполнил мою просьбу, и в моем творении бьется мое сердце. Вы великий человек — возможно, вы не стали героем для многих, но вы настоящий великий человек в моих глазах, человек, который исполнил мою мечту. 
Но теперь вы можете осуществить мечту многих! Помните, когда вы вернулись с картой и документами, вы рассказали о несправедливости Кастлеттов? О просьбе работников? Вы в силах помочь. И вы поможете и мне — отомстить за смерть друга. А теперь к делу… "
Далее следовал небольшой план действий, в котором журналисту отводилась не последняя роль. Что он задумал? Диверсия? Убийство? Нет, целью Донсона был дом Кастлеттов. И в этом задумку исполнит его творение, частью которого он стал сам. 
"Человек" между тем забеспокоился. Озираясь кругом, он казалось, пытался вспомнить, где лежит нужная вещь. Вскоре он неторопливо направился к лежащему в углу мешку с мелкодробленым углем. 
— Вот оно что! — догадался Рауль. — Топливо! Мы же не загрузили полностью баки. 
Не успел он подойти ближе, как автоматон откинул погрузочный люк, поднял мешок и высыпал содержимое внутрь. Поднялось облачко черной пыли. Отбросив мешок в сторону, автоматон загудел сильнее, дым из труб стал гуще. Его силы умножились. "Человек" указал рукой на журналиста, а затем быстрым шагом направился к выходу. Рауль последовал за ним. Автоматон с шипением указал на небо, и Маршанд все понял. 
— Солнце идет к закату. Нужно торопиться. Что там по плану? — спросил он сам себя, читая письмо. 
Первым пунктом была доставка автоматона в Рапиндо. Несомненно, он мог добраться туда и самостоятельно, но это заняло бы слишком много времени. В случае поломки Рауль оказался бы не в состоянии помочь, а внимание людей сорвало бы план. К счастью, Донсон все учел — он написал про тяжелый паромобиль в глубине его ангара с транспортом. Рауль без труда нашел его — довольно старого, но надежного помощника. 
Несколько часов ушло на то, чтобы привести паровик в надлежащее состояние. Теперь он стоял под разведенными парами, тихо шипя черным котлом, а Рауль вытирал со лба пот измазанной рукой. "Человек" наблюдал за его работой со стороны, изредка помогая в особо сложных ситуациях. 
— Все же ты не зря остановился на достигнутом. — довольно сказал журналист. — Без твоего сердца эта груда железа не додумалась бы мне помогать.
— Ну что, вперед. — он указал автоматону рукой на паровик. Тот помедлил несколько секунд, а затем неторопливо забрался в деревянный кузов. Сложив механические конечности, "человек" замер и выпустил часть пара. Огонь в его котлах уменьшился до минимума. 
— Все оказалось проще, чем я думал. — довольно сказал Рауль и закрыл кузов плотным навесом. После чего он помылся, переоделся в привычную одежду, собрал свои вещи и погрузил в кабину паровика. 
Подул прохладный ветер с запада. Он принес запах леса и нечто неуловимое. 
— Добрый знак, — сказал журналист вслух и дал ход паровику. — Удачи нам в нашем деле.



Радим Одосий

Отредактировано: 13.03.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги