Создатели

Размер шрифта: - +

Эпизод 5

Еще вчера утром он проснулся в своей комнате с белыми стенами, в щелях между бетонными панелями свистел ветер. Парень закутался в мягкое одеяло еще сильнее, было холодно. Он поднял с пола свой альбом с зарисовками, из-под подушки достал один из карандашей, которые валялись по всей комнате, и нарисовал… что именно, он не помнил. И зачем ему вообще все эти бездарные рисунки? Нужно думать, как выжить, а не о том, где достать бумагу и краски. Никчемная способность, видимо, выданная ему по ошибке. Парень от досады скривил брови, растер пальцем неудавшийся штрих и на эмоциях выбросил карандаш в дальний угол комнаты.

Утро закончилось, а вместе с ним и что-то еще. Он отложил альбом в сторону и, не вставая с постели, смотрел в окно, смотрел на соседнее здание, смотрел, как дует ветер. В какой-то момент, в который вроде бы совсем ничего не изменилось, стекло безо всяких причин выпало аккуратно из оконной рамы и вдребезги разлетелось по всей комнате.

Не вставая с кровати, он потянулся за одеждой. Ветром срывало бледно-оранжевые шторы, а вместе с ними и белые обои, кусками отрывающиеся со стен. Стоящая в углу лодка упала, а вместе с ней и все остальное посыпалось на пол, застеленный газетами и пленкой: книги, пустые рамки со стен, старый грязный мольберт. Но все вокруг было спокойно, не было никакого землетрясения, будто весь этот мир не замечал происходящего.

Тогда ветер стих, и уже порванные шторы перестали колыхаться. Он оделся, встал с кровати, пытаясь не наступать на стекло и на свои еще незасохшие рисунки, оставленные на ночь сушиться на полу. Чтобы перешагнуть через лодку, он облокотился на стену, практически везде не было обоев. Он перелез через лодку, отпуская стену и чувствуя в своих руках крошки бетона. Он посмотрел на голый бетон и смахнул осыпающиеся кромки со стены, потом он смахнул еще и еще, отлетали уже огромные куски до самого потолка. Он сделал шаг назад и обернулся, все стены и потолок были в трещинах, и они расползались все больше глубокой жирной паутиной.

Стараясь не делать резких движений, он попятился к двери. Шторы снова затрепыхались, он замер, опять поднимался странный жуткий ветер. Постепенно шторы засасывало в оконный проем, как и все, что было в его комнате. Он распахнул дверь и вжался в стену коридора, наблюдая, как вся его жизнь исчезает в оконном проеме. А затем мгновенье, и не стало ни штор, ни лодки, ни альбома с зарисовками и его тоже не стало.

Остались разбитые бетонные стены, пол и потолок, и лишь в раме светилось на солнце стекло.



Алёна Темникова

Отредактировано: 28.05.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться