Создатели

Размер шрифта: - +

Эпизод 6

Доедая бутерброд с маслом, посыпанный сахаром, Лоти взглянула на часы. Не хватало несколько минутных делений до десяти.

- Оо, совсем скоро появится розовый галстук, - еще не прожевав, сказала девочка.

Старик тоже поднял глаза на часы.

- Да, и вправду, - он призадумался.

- Думаю, мне пора, - Лоти слезла с табуретки, допивая на ходу последние капли чая.

Старик ее проводил и вернулся на кухню.

- Пересядь поближе к окну.

- Зачем? – спросил молодой человек.

- Я хочу тебе кое-что показать.

Парень отдернул грязно-желтую штору, устраиваясь на качающейся табуретке. Старик же остался стоять около холодильника.

- Через несколько минут, - старик снова посмотрел на стрелки часов, - в начале улицы, - он перевел взгляд на окно, - справа, появится человек в розовом галстуке. Что бы не случилось: дождь, снег, ураган - он в любом случае появится на этой улице в десять часов утра.

- И что?

- Он пройдет до цветочницы, что напротив наших окон, и купит цветы.

- Что же  в этом особенного?

- Существует два варианта, - старик тоже присел, - он может взять ландыши или ромашки.

В это время из-за угла - справа - на улицу, где стоял дом старика, вышел человек в потертом коричневом костюме, на нем был розовый галстук. Его руки небрежно были засунуты в карманы, он что-то насвистывал, и, в общем-то, этот человек был доволен своей жизнью. Он прошел мимо ларька с газетами и подошел к цветочнице, по-видимому, сказал ей что-то приятное, она мило заулыбалась. Мужчина сказал что-то еще и полез в карман за мелочью.

- Так вот, если он купит ромашки, то спустя несколько секунд на противоположный конец улицы, слева, выйдет девушка в светло-зеленом сарафане.

- Эти ромашки для нее? – спросил молодой человек, поправляя занавеску. Старик улыбнулся.

- Девушка сядет на скамейку ту, что вторая от цветочницы. А человек в розовом галстуке вернется к газетному ларьку и купит себе свежую газету. Он сядет на соседнюю лавочку, положит цветы рядом и будет читать газету.

Это время мужчина в галстуке неуклюже запихивал носовой платок в карман брюк, выпавший оттуда вместе с мелочью. И пока не было видно, какие цветы он держал в руках. Но на противоположной стороне улицы, слева, не появлялось девушки в зеленом сарафане.

- И что дальше? – спросил он у старика.

- Так или иначе, но ромашки окажутся у девушки в светло-зеленом сарафане.

- Быть может, они влюблены?

- Возможно, но, насколько я осведомлен, они даже незнакомы.

- Почему Вы так уверены?

- Они еще ни разу не заговорили,  - старик подошел к окну, придерживая занавеску указательным пальцем, - но, думаю, сегодня куплены ландыши.

- Как Вы увидели? – молодой человек начал всматриваться.

- Я и не пытался рассмотреть. Он купил ландыши, и теперь из-за угла не появится прекрасная девушка в светло-зеленом сарафане, а человек в розовом галстуке не будет возвращаться к газетному киоску. И, более того, теперь бедные ландыши обречены, так или иначе, от них ничего не останется.

- Он разговаривает с цветочницей.

- Кажется, он что-то обронил, когда доставал мелочь из кармана, - цветочница наклонилась вперед, указывая мужчине в розовом галстуке на асфальт в то самое место, где лежала выпавшая бумажка.

- И что же случится с ландышами?

- Ох, кто же это может знать.

Мужчина в розовом галстуке, поблагодарив молодую продавщицу цветов, поднял бумажку, он еще раз улыбнулся молодой женщине и, пятясь назад, заглянул в поднятую бумажку, с удивлением обнаружив, что это его квитанция. Мужчина остановился и снова полез в карман, пытаясь запихнуть аккуратно сложенный клочок бумаги обратно. Как ни странно, это оказалось настолько непосильной задачей, что от усердия мужчина в розовом галстуке выронил купленный букет ландышей, по которому незамедлительно, по трагичному стечению обстоятельств, проехал велосипедист. И ни то что бы велосипед быстро ехал, а скорее это ландыши неожиданно попали под колесо. И тут же цветочница ахнула, белые колокольчики разлетелись по асфальту, а мужчина в розовом галстуке тяжело вздохнул. Он еще раз скромно улыбнулся, будто извиняющееся, девушке за прилавком, сперва попрощался с ней и пошел вдоль улицы, вновь вчитываясь в квитанцию.

- Вы знали, - молодой человек отпустил занавеску, и окно вновь оказалось затянутое грязно-желтой тканью, сейчас он смотрел на старика, облокотившись на стену.

- Вы думаете, я подкупил велосипедиста, чтобы тот караулил букет, случайно выпавший из рук человека в розовом галстуке? - тот улыбнулся.

- Похоже на спектакль, - молодой человек скрестил на груди руки.

- Думаете? Может, в чем-то Вы и правы. Все это было когда-то написано: человек в розовом галстуке, цветочница и даже это варенье, - он показал на стол, - было написано мной. Это действительно похоже на представление, - старик задумчиво опустил глаза, - правда, об этом эти люди не знают, и фонари не знают, что светятся потому, что я им написал светить. И даже это варенье не знает, что оно варенье не просто так, а лишь из-за того, что я люблю варенье и написал о нем в своей книге.

- Книге?

- Да, все вокруг - это моя книга, я тот писатель, что умер, - старик поднял взгляд на своего гостя.

- А Вы видели лодку? – взгляд молодого человека потерянно заблуждал по полу кухни.

- Какую лодку?

- В канале, ночью в канале проплывала лодка, - теперь он посмотрел на старика. - Помните?

- Лодка?

- Да, обычная лодка, она плыла перевернутая вверх дном, ее уносило течение. На верхушке, на этом самом дне, что перевернуто, птица какая-то сидела. Вы не видели?

- Почему ты говоришь о лодке?

- Я знаю, что это за лодка, хотя никогда здесь раньше не был, и, я думаю, она тоже, - старик молчал. - Знаете, я, наверное, пройдусь, - молодой человек встал.



Алёна Темникова

Отредактировано: 28.05.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться