Создатели

Размер шрифта: - +

Эпизод 36

- Почему же ты до сих пор сидишь? – Старик резко остановил свой рассказ, уставившись на Костю.

Молодой человек растерялся, поерзав на стуле. Не в силах сообразить, что от него требуется, он кинул взгляд на часы, но увиденное время ни с чем не соотносилось в его сознании. Костя было открыл рот, но на всякий случай посмотрел еще и в окно, может, он забыл о Розовом Галстуке, но ни знакомого ему человека, ни цветочницы уже не было на улице. Потихоньку темнело, хотя ночные огни еще не зажгли.

- Тебе нужно догнать Лоти и составить ей компанию, - понял Старик его растерянность.

- Зачем? – парень оторопел еще больше.

- Мне не нравится ее новый друг, о котором она говорила.

- С чего Вы взяли, что она пойдет к нему?

- На мой взгляд, это неизбежное происшествие.

Пожилой человек вышел с кухни, через пару мгновений возвращаясь уже с плащом и синим шарфом в руках.

- Это тебе, - он протянул их Косте, наткнувшись на такой взгляд, который обычно характеризуется одной поднятой бровью, но сейчас лицевые мышцы молодого человека были расслаблены, - там холодно.

- Я не понимаю, что от меня требуется? – Костя посмотрел на плащ. - И зачем Вы купили мне одежду?

- Она сейчас как раз кстати. Давай поднимайся, а то Лоти уйдет совсем далеко, - Старик вытолкал Костю из-за стола.

- Но…, - в этот момент парень уже стоял на лестничной площадке.

- Просто присмотри за ней, - и дверь закрылась.

На самом деле плащ ему понравился, а руки сумели завязать шарф, откуда-то они знали, что именно делать. Костя вышел из дома, и на улице было не так темно, как казалось из окна Стариковской квартиры. Лоти не успела уйти далеко, и сразу стало понятно, что она не собиралась идти домой, как и предполагал Старик.

- Разве твой дом не в другой стороне? - подкрался Костя к совсем не взрослой девочке.

- Что мне делать дома? – Лоти широко улыбнулась, она была рада, что Костя пойдет с ней. - Так ты художник? – спросила любопытно девочка через пару шагов.

- Кажется, - Костя был в этом сильно не уверен, теперь ему казалось, что даже шарфы он умеет завязывать лучше, чем рисовать.

В сознании опять всплыла картинка комнаты с белыми стенами, завешанными рисунками, блокнот для рисований, карандаш и эта лодка, которую выбило на берег здешнего канала. Это Костя помнил, но лишь как картинки, не пережитые им. Может, вовсе не его руки рисовали тогда что-то в блокноте, может, не его жизнь была выброшена в оконный проем?

Старик произносил такие пламенные речи, от которых Косте представлялось, что в нем должна гореть эта искра. Одна из тех искр, что создают миры, благодаря которой он рисует. Она как раз и должна делать его создателем, мерцая в глазах. Но не чувствовал Костя покалываний в кончиках пальцев, и внутри ничто не согревало.

- Почему ты так говоришь? Старик не ошибается.

- Ты в этом всегда так уверена, - Костя рассмеялся, - просто я не помню, как держать кисть или карандаш, - он помедлил. - Я даже не помню, чем именно я рисовал.

- Возможно, мой совет покажется тебе банальным или по-детски слишком простым, но, может, стоит попробовать порисовать.

- Действительно, как-то банально, - и они рассмеялись вдвоем.

Лоти завернула в парк, где горожане гуляли по скверам, держась за руки. Пока было мрачновато, но вскоре должны были зажечь фонари. Рыжеволосая девочка, натянув большую шапку с помпоном на уши - под вечер начинало холодать - ринулась в аккуратно собранную кучу опавшей листвы.

- Вот, - крикнула Лоти, стоя по пояс в этой куче, она держала две охапки желтых сухих листьев, протягивая их Косте.

- Листья? – Костя второй раз за вечер оказался в неловком замешательстве.

- Ты можешь попробовать на листьях. Ведь необязательно иметь карандаш или краски, ты создатель, так создавай из того, что тебя окружает.

Костя подошел к девочке, всматриваясь в предложенный материал для творчества. Он нехотя сгреб рукой десяток дубовых листьев. Они не были мертвыми и сухими, Костя чувствовал, что в них еще была жизнь, но все же листья лежали в куче и никому не были нужны. Дубовые листья, наверное, самые красивые листья в мире, и не только в этом, но и во всех других мирах тоже. Хотя Костя не помнил, росли ли дубы в его мире. Но ведь он точно уверен, что это дубовые листья. Или нет?

- Это дуб?

- Конечно, дуб, - Лоти рассмеялась. - Что же еще?

Были ли дубы в его мире, или он впитал информацию из междумирья, когда попал в этот? Костя нахмурился, творить и создавать ему совсем не хотелось.

- Может, пойдем? – попросил он у девочки.

- Ты даже не хочешь попробовать? – она была разочарована.

- Думаю, в следующий раз. Да, в следующий раз обязательно, - и Костя вышел на аллею, Лоти пошла за ним.

С дальнего конца парка уже начали зажигать фонари, что очень порадовала маленькую девочку, рыжие косички которой торчали из-под вязаной шапки. Лоти захлопала в ладоши и пару раз подпрыгнула. Костя не мог отвести от нее взгляда. Он улыбнулся, потому что Лоти напомнила ему о сестре.

Он вспомнил, что у него была младшая сестра в том далеком мире. Сестра. Эта мысль застыла в его сознание, заставляя потерять связь с реальностью и остановиться.

Лоти ускакала вперед навстречу фонарикам. Костя видел, как она подбежала к мужчине, стоящему на лестнице у фонаря, он зажигал лампочки. Костя видел, но не двигался с места. Девочка крутилась вокруг, донимая мужчину разговорами. Костя узнал его: оранжевый комбинезон, борода и связка лампочек, весящая на поясе, - это был Гаситель Фонарей.

- Да что ты ко мне привязалась? - возмущался Гаситель Фонарей, когда Костя к ним подошел. К этому времени мужчина уже слез с лестницы и пытался переставить ее к другому фонарю, но Лоти настырно мешала.



Алёна Темникова

Отредактировано: 28.05.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться