Создатели

Размер шрифта: - +

Эпизод 49

Нона сегодня утром встала рано, ей нужно было спуститься во двор и занять очередь на получение воды из общественной цистерны. Вода выдавалась только один раз в неделю, и если она опоздает, то воды может не хватить, и тогда им с Райкой придется неделю жить без воды, что создаст массу проблем.

Двор уже был заполнен людьми к тому моменту, когда Нона вышла из подъезда. Целый день ей предстояло провести здесь. Ветер разгулялся так, что задувал вихрями даже в замкнутые дворики, как этот. Осень в полном разгаре, и ветры становились на редкость холодными, пронизывающими людей до самых костей. Ноне порой казалось, что ветер проникает сквозь стены.

Недалеко от нее стоял мальчик лет двенадцати, из его уха торчал беспроводной наушник, а из заднего кармана выступал плеер. Это было редкостью, Нона уже несколько лет не встречала работающие гаджеты не у скупщиков. Теперь девушке не давал покоя вопрос: кто же может позволить себе иметь плеер, который периодически необходимо заряжать. Мучаясь догадками, девушка отвернулась, разглядывая вереницу людей, в ожидании движения.

Нона уже смирилась со своей судьбой, что делала она крайне редко, но примерно через час поняла, что сегодня очередь движется быстрее обычного, это показалось ей подозрительным. В центре двора стояло три цистерны, поэтому образовалось несколько очередей, но люди все равно были недовольны. Воспользовавшись суматохой, Нона прошла немного вперед, с мастерской легкостью вытаскивая плеер из заднего кармана подростка. Огибая пару десятков людей, Нона встает обратно в очередь так, чтобы максимально не привлекать к себе внимание.

И к тому моменту, когда к действиям девушки все же проявили интерес, Нона уже получила воду и направлялась в противоположную сторону хода очереди. Теперь стало ясно, откуда взялись волнения среди масс. Воды выдали значительно меньше оговоренного объема, и ко всеобщему шоку объявили, что это последняя поставка.

Крутя в руках свое новое приобретение, Нона тащила десять литров воды по подъездным лестницам. Рая спала, поэтому, не сообщая ей скверных новостей, девушка, немного порывшись в кладовке, нашла старые наушники, еще соединенные проводами, какие были популярны в ее детстве.

Включив музыку в своих ушах, Нона вернулась на улицу. Она обошла разъяренную толпу, выходя в переулки города.

«Мне приснилось прошлое, где я смог разрушить

Стены, выстроенные у меня внутри,

Мысли, которые не смог понять.

Все стало прозрачным…»[1]

Как же она соскучилась по мелодиям, по звукам, по переливам голоса, словно они были ее старыми друзьями. Музыка для Ноны представлялась чем-то объемным и реальным, стелящимся по разбитым стенам домов, по холодному бугристому асфальту, по людям. Музыка имела свою фактуру: глубокую, мягкую или жесткую, гладкую или такую зыбкую, что пальцы Ноны застревали. И даже сейчас спустя годы девушка дотрагивалась до рассыпанной каменной облицовки домов, чтобы почувствовать ноты.

«…Я хотел бы увидеть другой мир,

Где ты не сможешь меня найти…»[2]

Прислонившись к стене, Нона сползла на тротуар, не торопясь, касаясь каждого камушка, закатанного в асфальт. Девушка сидела с закрытыми глазами, кивая головой в такт музыки порой так сильно, что волосы взъерошивались, закрывая ей лицо.

«… Я пытаюсь спрятаться в этом мире,

Он похож на хаос,

Слишком сумасшедший для тебя,

Но меня заставляет почувствовать живым…»[3]

Она просидела так несколько часов, удобно вытянув ноги, перегораживая тротуар прохожим настолько, что людям приходилось перешагивать через Нону.

Спустя два или три часа плеер здох. Батарея не подавала больше признаков жизни, а это означало, что нужно было нести плеер Рае, только она могла что-то придумать с его подзарядкой. Но домой Нона не торопилась.

Девушка встала с асфальта, опираясь на каменную облицовку, которая пару мгновений назад была для нее мелодией, а не камнем. Нона хотела есть, поэтому решила зайти в заброшенный выставочный центр в паре кварталов отсюда. Выставочные центры появились лет десять назад, приходя на замену торговым комплексам. Первый этаж выставочных центров занимали различные магазины, в том числе и продуктовые лавки, а остальные этажи отводились под художественные выставки, кино-выставки и различные галереи, где проводилось множество фестивалей местного разлива. В то время все что-то творили - на каждом углу, в каждом баре можно было встретить театрала, скульптора и сценариста, - будто люди пытались надышаться перед гибелью цивилизации.

Нона зашла в здание складского типа через служебные грузовые ворота. Все магазины, тем более продуктовые, были разграблены, но Нона надеялась, что в этом хаосе еще могло что-то затеряться. Света здесь не было, и Ноне приходилось ходить с фонариком. Он был на солнечных батарейках, и о его зарядке девушка всегда беспокоилась.

Стеллажи с товарами были повалены, на полу валялись кучи мусора, в некоторых местах было заметно, что кто-то съел даже растоптанные продукты. В развалах девушка нашла несмятую коробку из-под соевых замороженных котлет, и это было бы небывалой удачей, но коробка оказалась пуста. Во рту у Ноны уже успела выделиться слюна для переваривания вымышленных котлет. Девушка выбросила коробку и продолжила поиски.

Совсем скоро под упавшими стеллажами она наткнулась на запечатанную грузовую коробку, туда могло поместиться много еды или бутылок с каким-нибудь соком. Разрезав скотч, она увидела ровно уложенные ряды небольших коробочек с яркими этикетками. На некоторых из них была нарисована запеченная курица, вареная картошка, миска с красным супом, плитка шоколада или морковь.

Нона улыбнулась, она нашла так называемые «брикеты», представляющие собой прессованный порошок, напичканный синтетическими углеводами, протеином и заменителями полезных веществ. Нона развернула один «брикет» и надкусила, с наслаждением закатывая глаза. Порошок, конечно, отдавал горечью, но ароматизатор «поджаренная курочка» ее перебивал. Такие «брикеты» были не редкостью в магазинах, их закупали большими партиями, а при разграблении за них берутся в последнюю очередь.



Алёна Темникова

Отредактировано: 28.05.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться