Создатели

Размер шрифта: - +

Эпизод 56

Кажется, листы лежали в нижнем ящике стола, поэтому Костя сложил их именно туда, на его взгляд, чересчур аккуратно. Ему не хотелось оставлять следов, но пока парень не торопился, слишком огорошенным он себя чувствовал. Костя отдернул штору, за окном горел раздражающий фонарь, несмотря на самый разгар дня.

На самом ли деле к нему приходит эта Королева, или она его выдумка? Каким странным было бы это совпадение в таком случае.

Парень облокотился на подоконник, перебарывая желание закурить.  Костя подумал, что, быть может, это он к ней приходит и нарушает королевский покой.

К языку и губам прилипла ложка, которая раньше была с черничным вареньем, он совсем про нее забыл.

У Королевы своя жизнь, своя главная роль, а он сбивает ее с пути.

Костя достал ложку, и пару раз облизнул, вкус черники так быстро ускользал, что парень засунул ложку обратно, будто это леденец, ему даже нравился этот металлический привкус.

Может, это и к лучшему - не позволить юной рыжеволосой девушке прожить роль Королевы, что уготовил для нее Старик.

Костя улыбнулся, поймав себя на мысли о том, как бы он пах для нее. Когда Королева наклонилась бы к его шее, потянулась бы к мочке уха, что почувствовала бы эта девушка, носящая такой высокий титул? Ему хотелось думать, что тогда бы она поцеловала его, из восьми, из сотни и даже из тысячи Королева выбрала бы именно Костю. Но ведь она его уже поцеловала, тогда в парке, задолго до этой брачной церемонии, а может и нет. Кто знает, когда была написана эта глава?

Данная мысль оторвала Костю от подоконника, заставляя улыбнуться снова. Парень задернул штору, оставляя ровно такую же щелку между занавесами, что была до его прихода, и вышел из кабинета Старика.

Как было бы здорово переместиться в ее мир. Гаситель Фонарей как-то же перемещался между мирами раньше. Костя был уверен, что способ есть. Но все же оставалась серьезная проблема, решить которую не под силу ни ему, ни Гасителю Фонарей: эта книга, ее книга. Стариковский мир еще не дописан, еще не создан, еще не реален. Так что и перемещаться Косте было некуда.

Парень сел на свое место у окна на кухне, подозревая, что именно окна вечно наталкивают его на размышления. В окне, как обычно, он увидел парк и газетный киоск, продавщицу цветов и лавочки вдоль улицы. На часах было уже больше десяти утра, и среди очереди за цветами Костя разглядел человека в розовом галстуке. Галстук он, конечно, не заметил, но за то время, что Костя находился в этом мире, он научился узнавать мужчину с привычкой покупать каждое утро цветы даже по затылку.

И теперь Костя, чуть ли не с замиранием сердца, ждал, какой же выбор сегодня сделает Розовый Галстук. Это походило на лотерею, в которой нет выигрышного варианта, но азарт делает свое дело. Костя поставил на ромашки, возможно, потому, что хотел увидеть Девушку с радужными волосами. Но совсем скоро он понял, что ставка не сработала, более того выбор человека в розовом галстуке поверг Костю в легкий шок, который по силе превосходил даже прочитанные ранее строки о еще не созданном мире.

Парень ясно видел, что Розовый Галстук держит в руках ни ромашки и ни ландыши, а лилию, причем не белую, а ярко-красного цвета, Костя назвал бы ее алой. По правде говоря, он даже не был уверен, что красные лилии существуют.

Система сломалась, будто в спектакле актер выдумал реплику на ходу, потому что забыл написанные для него слова. Косте никогда еще не было так интересно наблюдать за человеком в розовом галстуке, ожидая следующего его действия. Может, если спектакли в театрах будут импровизированными, на них будет ходить больше народа?

Старик оказался не таким уж и сумасшедшим, его мир действительно нестабилен. Неужели так повлиял матч или какие другие мальчишечьи соревнования в соседнем дворе?

Но при всем драматизме Костя не видел в этом красном цветке ничего страшного. Никто от этого не умрет. И смотря на то, как Розовый Галстук подарил эту лилию цветочнице, Костя подумал, что, возможно, кому-то от этого будет даже лучше.



Алёна Темникова

Отредактировано: 28.05.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться