Старики остаются дома

Размер шрифта: - +

Старики остаются дома

Старики остаются дома

 

 

Коммунизм – это дело,

Если дружно и разом.

Но Земли нашей тело

Разъедает проказа.

        Андрей Евтушенский,    

«Последнее предупреждение»

 

- Я думаю, что можно писать акт расследования. Причина несчастья понятна.

- Да, причина понятна, -проговорил директор. - Комлин надорвался, пытаясь поднять шесть спичек.

          АБС, «Шесть спичек»

 

 

 

 


     - Армейский устав, ребята, написан кровью павших бойцов, - менторским тоном сказал Захарчук и долил в чашку кофе из большого термоса. – Служебная инструкция в нашем случае тот же устав, а вы её злостно нарушили.

     Ребята сидели вокруг низкого журнального столика, который давно правильнее было бы называть лабораторным. С этим столиком не церемонились – его полировку жгли кислотами, на него капали расплавленным оловом и канифолью, об него даже тушили окурки, а один раз на нём загорелся силовой трансформатор. Вот и сейчас на него безжалостно ставили железные кружки с горячим кофе.

     - Кто в лаборатории ответственный за технику безопасности? – сварливо спросил Захарчук.

     - Я, - угрюмо ответил Лёха и шумно отхлебнул из кружки.

     Варя с Боцманом переглянулись и торопливо заговорили, перебивая друг друга:

     - Дежурный назначался по графику…

     - Мы по очереди расписывались в журнале!

     - А сегодня мы вообще к работе не приступали, только пришли, а тут такое…

     У Боцмана от волнения смешно тряслась неровно подстриженная бородка, но никто не обратил на это внимания, а Лёха громко брякнул свою кружку на многострадальный столик и сказал:

     - Помолчите. Не надо соучастия. Это ведь соучастие получается. Верно я говорю, товарищ начальник службы безопасности объекта?

     Он, прищурившись, глянул на Захарчука и тот снисходительно усмехнулся.

     - Герой. Значит, не хочешь друзей под статью подводить? А может наоборот, опасаешься, что за сговор больше срок дадут?

     - Слушайте, вы! – Лёха вскочил, а Захарчук продолжал ухмыляться, откинувшись на спинку стула.

Лёха сжав кулаки, несколько секунд смотрел в глаза начальнику СБ, а потом сунув руки в карманы, стремительно развернулся, так что полы расстёгнутого синего халата разлетелись как крылья, и стремительно пошёл к выходу из лаборатории.

     - До прибытия следователя попрошу всех не покидать помещение, - скучающе произнёс Захарчук.

Лёха изо всех сил врезал кулаком по дверному косяку. Варя с Боцманом сидели уставясь в свои кружки с остывшим кофе. Варя тихо сказала:

     - Прекратите, пожалуйста. Нельзя так себя вести. По крайней мере, сейчас, - она кивнул головой на герметично задраенную дверцу силового отсека с грубонамалёванным знаком радиационной опасности. – По крайней мере, когда он ещё там, а мы тут сидим, кофеёк попиваем.

     - Прекратите сопли, товарищ мэнээс, - презрительно сказал Захарчук. – В тридцать пятом мы на южной границе из трупов павших друзей брустверы выкладывали. Это было быстрей, чем долбить в камнях окопы. Считайте это кофепитие поминками по вашему завлабу.

     - Знаете, Захарчук, - сказал тогда Боцман, - иногда очень хочется дать вам по морде.

     Захарчук изменился в лице, но не успел ничего ответить, потому что дверь открылась, и в лабораторию вошёл очень толстый и очень высокий человек. Он вальяжно огляделся и, дёрнув выбритой до зеркального блеска головой, представился:

     - Копалов. Виктор Сергеевич. Следователь ВЧК СССР.

Захарчук вскочил и, заранее протягивая руку, устремился к начальству.

     - Захарчук Александр Борисович, начальник СБ. А это, соответственно - Боцман Семён Константинович, лаборант. Трофимов Алексей Юрьевич, старший научный сотрудник лаборатории и Потехина Варвара…

     - Игоревна, - подсказала Варя. – Младший научный сотрудник. Соответственно.

     - Мы вас только к вечеру ждали, - сказал Захарчук,  вглядываясь в оранжевую нашивку на лацкане следователя. Сам он носил точно такую же, но без просвета за ранение.

     - Не стал дожидаться, пока оформят спецрейс, и прибыл грузовым дирижаблем, - пояснил Копалов, пожимая руку Захарчуку.      – Где воевал, ветеран? Кавказ?

     - Нет, конфликт на южной границе.

     - А я на Западном плацдарме и ещё с наёмниками нефтяных магнатов дрался.

     - В Новосибирске?

     - В Томске, - ответил Копалов и прошёл к силовому отсеку. – Там? Ничего не трогали? Кто обнаружил?

     - Ну, я, - сказал Лёха. – Заглянул в кладовку, а он за пультом лежит. И не дышит. Синий весь.

     - Какую ещё кладовку?



Константин Шабалдин

#5414 в Фантастика

В тексте есть: утопия, будущее

Отредактировано: 30.03.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги