Статуэтка

Размер шрифта: - +

глава 9

Флор дернулся, проснувшись. Ощущая как все внутри зашлось от избытка эмоций, в изумлении произнес, обнимая ее:

— Снежа, это ты?! Ты пришла ко мне сама?! — стараясь отдышаться от такой невероятной неожиданности, не веря очевидному, говорил он. — Девочка моя! Ты хочешь этого? Я же говорил, что ты этого хочешь!

— Да обнимите меня крепче, я хочу этого! — шептала она, тяжело дыша от волнения. — Я хочу ваших ласк, дядя! И мне все равно каких, только обнимайте меня! Я так боюсь быть одна! — она, потянувшись к его губам, стала целовать, ища защиты от владевшего ею отчаяния.

— Снежа! — Флор некоторое время отвечал на ее поцелуи, обнимая ее. Но…. От такой нежданной внезапности ее прихода, ее поцелуев. Может, от усталости: после вчерашней бессонной ночи он спал всего два часа, а потом был вынужден уехать по делам. А также, возможно, от достаточно сильного подпития Флор с досадой ощущал, что у него нет эрекции.

Безуспешно пытаясь мобилизоваться, он понял, что ничего не получается….

Ему нужно было, чтобы Снежана помогла ему, но она, уяснив проблему,… лишь с облегчением вздохнула:

— Флор, это даже хорошо, — серьезно сказала она. — Не надо этого. Просто полежите со мной.

— Но, Снежа! — попробовал возразить он и понял, что она плачет - тяжело и беспомощно, сотрясаясь от беззвучных рыданий.

Снежана и правда захлебывалась от слез, испытывая душевную боль от сознания собственного безволия. Оттого что, подчинившись страхам или… опрометчивым желаниям, пришла к Флору сама, забыв о своих принципах.

— Я не могу этого! Не должна! — закусывая руку, она старалась подавить истерику.

— Но ты ведь сама пришла, Снежа! — удивленно недоумевал Флор. — Чего ты так расстроилась? Сейчас немного полежим и все получится! Я просто сильно устал сегодня. — видя, как горько она плачет, Флор решил, что она расстроилась из-за его фиаско. Немного удивляясь странной реакции, он неожиданно проникся горем своей «маленькой пташки» и подчинился жалости:

— Тише, Снежа, птичка моя! — успокаивал он, чувствуя, что у нее истерика. — Девочка моя, ну перестань!

Проникаясь ее состоянием, почувствовал в ней не просто соблазнительную девушку, а дочь своей сестры. Племянницу, которую воспитывал с младенчества. В довершении к этому отчетливо вспомнил безвременно умершую сестру. Настолько явственно, что ощутил себя немного виноватым перед ней. Он хоть и исполнил обещание, данное ей, но, на секунду осознав родство, ужаснулся своим действиям. И понял, что сейчас не в силах продолжить занятие любовью со Снежаной. Чуть раскаявшись, Флор обнял Снежану - скорее по-отечески. Прижимая ее к себе (несмотря на интимность обстановки), почти как отец вытирал слезы на ее щеках, говоря:

— Ну, перестань, перестань.… Давай просто поспим… — одновременно ощущая, что начинает чуть заводиться. Но, пересилив себя, заставил успокоиться: не в состоянии избавиться от навязчиво-всплывшего образа сестры. Чувствуя, насколько покоробило это воспоминание, заключил: «Надо поспать немного: хотя бы пару часов, а то в голову лезет всякая сентиментальная чушь» — и Флор, нежно обнимая Снежану, прошептал:

— Давай поспим, дорогая…. Хватит плакать… — обнимая племянницу: немного как отец, а немного как завоеватель, отложивший использование трофея, почувствовал, что отключается.

Снежана перестала плакать. Неожиданно ощутив переменившуюся заботу дяди, удивилась. А когда Флор предложил просто поспать, расслабилась и тихо лежала, засыпая в его объятиях.

 

- - -

Перед тем как заснуть Снежана отрешенно оглядела комнату. Вся мощь картин и статуэток, будто надвинулась на нее. И, несмотря на то, что ничего пока не произошло, Снежана, в шоке от своего поступка, ощутила себя как в темном лесу, на секунду испытав ужас. Но вдруг увидела, как лес расступился, образовав белый путь. И в конце пути увидела все того же старичка со статуэтки, который, приближаясь, постепенно становился человеческого роста.

Приблизившись, старичок остановился, почему-то держа руку прижатой к груди. Чуть грустно и с некоторым осуждением он глядел на Снежану. И Снежана поймала себя на том, что боится посмотреть ему в глаза, но вдруг услышала его мысли:

— Бояться нелогично!

— Но я… — также мысленно начала она и остановилась не в силах продолжить - просто не находя оправдания.

— Я знаю, — ответил старичок. — Ты не веришь в себя, и я почти не должен был помогать тебе.

Теперь удивившись, что кто-то ей помогает, Снежана, пересилив смущение, взглянула на старичка:

— Вы помогаете мне? — робко так же мыслями спросила она.

— Да, хоть ты и не оправдала моих ожиданий….

— Почему же вы помогаете и чем?

— Это сложный вопрос. Пока могу сказать только одно: ты открыла эту возможность.

— Как это? — не поняла Снежана.



Ассоль Фьюжен

Отредактировано: 03.10.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться