Статуэтка

Размер шрифта: - +

Глава 11

Спустя полчаса они уже сидели, перекусывая в небольшом, но уютном престижном ресторанчике.

Макс был печален. Он, грустно поглядывая на спутницу, все отчаяннее сознавал, как сильно она влечет его.

— Снежана, извини, что напоминаю, но ты хотела мне что-то рассказать? — спросил он, наблюдая, как она пьет слабоалкогольный коктейль, который он не удержался и заказал для нее.

— Да, я хотела кое о ком поговорить… — подтвердила она, с трепетом осознавая, что настал момент так пугающего ее разговора.

— И о ком же? — Максимилиан слегка напрягся.

— О Флоре… — немного замявшись, тихо ответила она.

Чуть не поперхнувшись, Макс безнадежно вздохнул: «Ну, конечно же, о нем, о ком же еще?» — проглотив досаду и стараясь держать себя в руках, скрепя сердце, согласился:

— Хорошо, давай поговорим о нем! — смирившись с неизбежностью этой темы.

И видя, что Снежана отставив коктейль, мнется и выглядит совершенно беспомощной, собравшись с духом, грустно сориентировал:

— И что ты хочешь рассказать мне о нем?

— Понимаете, Максимилиан, — она медлила: — Флор хочет, чтобы я подчинялась ему во всем… — сильно покраснев, издалека робко начала Снежана, не решившись сразу изложить суть проблемы.

— А ты хочешь, чтобы было иначе? — удивляясь, чуть иронично спросил Макс, полагая, что в этом Флор абсолютно прав.

— Да… мне нужно как-то противостоять ему, — не заметив иронии, серьезно сообщила она, глядя Максимилиану в глаза. — Иначе… — она остановилась, опустив длинные ресницы и глубоко вздохнув, испуганно выговорила:

— Иначе я… стану его бессловесной куклой!

«Интересно, а кем ты считаешь себя сейчас?!» — презрительно подумал Макс, не понимая, зачем она рассказывает ему это, но, чуть помедлив, спросил:

— И как ты собираешься противостоять ему?

— Не знаю... мне надо хотя бы отвлечься. Макс, я хотела бы, чтобы вы помогли мне в этом… — сбивчиво произнесла Снежана и, видя реакцию Максимилиана, запнулась, удивившись.

Он сидел, сжав губы, и выглядел оскорбленным: «Вот оно! — внутренне передернувшись, думал он: — Она, не стесняясь, предлагает мне развлечь ее!», — но, желая испить всю чашу, язвительно спросил:

— И чем я могу помочь?

— Я не знаю, я хотела какой-то совет… — она помедлила, подбирая слова:

— Или… сочувствие….

Не представляя, что ответить Максимилиан с тоской думал: — «Может, и правда повести ее к себе и «посочувствовать»? — ощущая, что несмотря ни на что неистово хочет этой близости. — Похоже, другого варианта отношений с ней все равно нет» — и уже открыл рот, чтобы предложить поехать к нему. Но услышал следующее:

— Флор настолько контролирует меня, что не разрешает ничего без его согласия, не разрешает мне никуда пойти без него, мне нельзя даже одной выйти из дома, — Снежану словно «прорвало»:

— Он и раньше никогда со мной не считался, а теперь хочет, чтобы я… — она остановилась, сильно покраснев и собравшись с духом, продолжила: — физически… подчинялась ему во всем! Но он всегда все решал за меня… и поэтому… я не знаю, как противостоять… — совершенно смутившись, быстро подытожила она.

Выслушав это, Максимилиан затормозил свое предложение, обдумывая то, что она ему сказала: ««Физически подчинялась ему!», — это особенно покоробило его. — Снова постельные подробности! — пытаясь подавить в себе ревность, подумал: — А как же ты хотела, деточка?! Чтобы он только подарки тебе дарил?! Наверное, он чувствует, что рога уже уперлись в потолок!» — мысленно иронизировал Макс, но все же спросил:

— Он что, извращенец?

Снежана, покраснев, с удивлением ответила:

— Нет, — и, подумав немного, опровергла:

— Вроде нет.

— Что значит «вроде»? — допытывался Максимилиан, уже не в силах прекратить это «мытарство»:

— Он предлагал тебе извращенный секс?

— Нет. — Снежана, опустив голову, подумала: «Этого еще не хватало».

Она считала, что сказала достаточно, всего лишь намекнув Максу, что Флор хочет подчинить ее физически. У нее не хватало духа сказать откровенно, что Флор пытается ее соблазнить, но она не хочет этого и не знает, как противостоять.

«Тогда значит, ты слишком много хочешь!» — подытожил Макс, вдумавшись в ее ответы, и сопоставив что-то, спросил:

— Как же он разрешил тебе уйти сейчас одной?

— Его сегодня не было дома. Я ушла без спроса.

— Без спроса! — с горечью повторил Максимилиан и, вспомнив что-то, задал еще вопрос, с сомнением разглядывая Снежану. — Снежана, а почему же ты так долго думала, прежде чем нам встретиться? — это уже давно волновало Максимилиана, и он с напряжением ждал ответа.

— У меня нет ключей от квартиры. Мне пришлось договариваться с домработницей, чтобы она выпустила меня, — сказав это, Снежана резко остановилась и, взволнованно вдохнув, произнесла:

— А-х-х… Феликса! — и, с ужасом глядя на Макса, испуганно спросила:

— Который час?

— Почти четыре, — заметив ее явную тревогу, ответил Макс, взглянув на часы.

— Четыре? — взвинчено переспросила Снежана. — А я обещала вернуться к трем! — она застыла, что-то лихорадочно соображая, но быстро решила:



Ассоль Фьюжен

Отредактировано: 03.10.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться