Статуэтка

Размер шрифта: - +

глава 12

Видя, что он не смотрит ей в глаза, и помня о его прошлом домогательстве, Снежана продолжила выяснение:

— Но почему ты считаешь, что можешь так обращаться со мной?!

— А как я должен с тобой обращаться?! — изумился он, недоумевая: «Разве ты не собиралась использовать меня как развлечение?! Это ты, наверное, считаешь, что я железный!».

— Не так грубо! — снова упрекнула она.

— Ну, извини! Не знал, что ты заслуживаешь по-другому!

Эта фраза, удесятерив оскорбление, повергла Снежану в шок. Не представляя, почему он так грубит, она, опустив глаза, дрожащим голосом спросила:

— Макс, я ничего не понимаю…. Зачем же ты тогда позвонил мне?

— За этим и позвонил! — сгоряча «брякнул» он.

Снежана дернулась, взглянув на него, и вся сжалась:

— Только за этим?! — еле сдерживая обиду, попыталась уточнить она.

Макс, чувствуя, что, наверное, перегибает, стоял на своем:

— Снежана, хватит допытываться! Лучше прекрати истерику!

— Это не истерика… — виновато поправила Снежана.

— А что?

— Я действительно так не могу.

— Ты думаешь, я могу? Я должен делать вид, что мне все это нравится!

— Что нравится?

— Такие отношения! То, что я должен развлекать тебя!

— Макс, да о чем ты говоришь?!

— А ты сама не понимаешь?! Строишь из себя недотрогу! Мне это неинтересно! — и, видя укор в ее застывшем взгляде, спросил: — Ты ведь хотела, чтобы я отвлек тебя от Флора?!

— Да, но не так!

— А как?

— Ты будто делаешь мне одолжение!

— А ты хочешь, чтобы я делал это от души! Не слишком ли…?!

Это оскорбление перекрыло все пределы. Снежана, опустив голову, долго не могла побороть обиду: «Он снова на меня кричит и в чем-то упрекает! — боясь даже осмыслить суть последнего упрека, она попыталась оправдать его несдержанным характером Максимилиана: — Похоже, он просто не может по-другому! — и, чуть поразмыслив, предположила: — Может, это из-за вывода, о котором говорил старичок? — но отмахнулась от такого заключения. — Сомнительно! Ну что такого особенного Максимилиан мог подумать обо мне?! То, что я неискренняя? Даже если так, это ведь не повод так относиться ко мне! Нет, скорее всего, это просто я у всех вызываю такое отношение!» — и, застыв от осознания этого, тихо сказала:

— Макс. Отвези меня домой.

Вся спесь сошла с Максимилиана, когда он услышал эти слова. С полминуты он сидел, сознавая, что возможно действительно перегнул, но главное, что у него нет сил расстаться с ней: «Если она сейчас уйдет, то я вряд ли потом позвоню ей!».

Подвинувшись к ней, он, чуть раскаиваясь, осторожно взял ее за руку:

— Ну, хорошо, Снежана, успокойся! — и еле слышно добавил. — Извини… Возможно, я поступил грубо….

«Ты опять извиняешься, — грустно подумала она, робко взглянув на него. — Надолго ли этого хватит?» — и некоторое время была не в силах ответить ему. Потом тихо сказала:

— Макс, если ты делаешь мне одолжение, то мне этого не надо.

Он тоже долго молчал, прежде чем ответить.

— Это не одолжение, — чуть сжимая ее ручку, задумчиво пояснил он. — Вряд ли я бы стал делать такое одолжение….

— А что? — печально спросила она.

Он остановился, не находя ответа. Вспомнив о своих уже осознанных чувствах к ней, он был не в состоянии признаться в них.

Но все-таки отозвался, отводя глаза:

— Не знаю! — и подумал: «Это можно было бы назвать одолжением, если бы я не влюбился в тебя до такой степени!».

Ощущая, что она немного успокоилась, он подвинулся к ней совсем близко и слегка обнял. Не встретив возражения, дотронулся губами до ее волос: медленно и нежно, надеясь, что она не заметит этого.

— Снежана, скажи, ты любишь Флора? — осторожно спросил и замер в ожидании, боясь ответа.

Она предельно медлила, понимая, что он затронул пугающую ее тему, потом, собравшись с духом, ответила:

— Да, наверное, я люблю его, — и, вспомнив свою проведенную с Флором ночь, сильно покраснела.

— Тогда зачем ты встретилась со мной? — после болезненной паузы устало спросил Максимилиан.

Снежана не придала значения явной горечи его вопроса, так как размышляла о Флоре и, думая только об этом пояснила, немного извиняясь:

— Я люблю его почти как отца, — и дополнила, с трудом произнося эти слова. — Но физически принадлежать ему мне тяжело….

Макс, помолчав, грустно спросил:

— Однако ты не прекращаешь это?

— Я не знаю, как это прекратить….

— И ты решила отвлечься со мной?

— Да. Мне нужно как-то отвлечься.

— Ты думаешь, я клоун? — затосковал он, услышав подтверждение ее намерений.

— Нет. Но я думала, ты хотя бы что-нибудь посоветуешь… — оправдывалась она.

— Знаешь! — Макс вновь заволновался. — В этом вопросе из меня плохой советчик! — чувствуя, как больно ему от этого разговора и насколько тяжело находиться с ней так близко, он почти хотел, чтобы их встреча поскорее закончилась. — У тебя, наверное, советчиков и без меня хватает! — в сердцах заключил он.

— Нет, мне не с кем посоветоваться! — помня о своем одиночестве, печально опровергла она.

««Не с кем посоветоваться!» Ты же не в тундре! Есть Интернет, в конце концов!» — подумал Макс, не поверив ей, но, стиснув зубы, посоветовал:



Ассоль Фьюжен

Отредактировано: 03.10.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться