Статуэтка

Размер шрифта: - +

Глава 15

— Это не сравнение! — дернувшись, уточнил он. — Я спросил, считаешь ли ты себя лучше?!

Не зная, что сказать, Снежана в изумлении сопоставляла, каким образом у Макса появился повод думать о ней настолько плохо. Она помнила свой сон, и что Макс сделал о ней какой-то вывод. Но то, что это вывод такого плана она представить себе не могла. Даже сейчас после вопроса Макса она не связала это. Теряясь в догадках, смотрела на Макса, не представляя, что ответить.

Приняв ее молчание как утверждение, Макс печально усмехнулся и, желая указать на ее прегрешения, намекнул:

— А как же твои отношения с Флором?! А?!

— С Флором?!

— Да.

— А что с Флором?! — переспросила она, собираясь сказать, что не хочет отношений с Флором, и у них пока полностью ничего не было.

Но остановилась, вздрогнув: ««Полностью»! «Ничего»?!» — съязвило воображение, и испуг по этому поводу довершил свое дело, напомнив о Флоре и о том, как она пришла к нему и как отвечала на его поцелуи, и о ночи, проведенной с ним. Вспомнив об этом, Снежана сильно покраснела и опустила глаза.

Грустно наблюдая ее за реакцией, Макс едва заметно усмехнулся и заносчиво спросил:

— Тогда какие претензии ты можешь предъявлять ко мне?!

— Макс, это не одно и то же… Я не думала, что ты будешь упрекать меня за это… — еле шевеля губами, прошептала она и добавила, глядя вниз. — У меня не было выбора….

— Не было выбора! — с иронией повторил Макс. — Все так говорят! — и чуть подумав, с тоской глядя на нее, произнес. — Хочешь, я предложу тебе выбор? Оставайся со мной! Уходи от своего Флора! — сказав это сгоряча, Максимилиан запнулся: «Если она согласится, то где гарантия, что она не будет поступать со мной так же, как с ним? Не будет наставлять мне рога, найдя новое увлечение?». Но осознавая свои чувства к ней, а также, что предложение сделано, с тревогой ждал ответа.

Ощущая, что почти хочет этого Снежана с надеждой взглянула на него и долго глядела ему в глаза. Она понимала, что, как только Флор выйдет из больницы, он продолжит соблазнение. И уйти к Максу казалось выходом, ведь Максимилиан ужасно нравился ей, несмотря ни на что. Но последний его поступок настолько шокировал ее, что было страшно оттого, что он так легкомыслен: «Что если он и дальше будет так себя вести? Кто защитит меня от этого?» — испугавшись такой перспективы, она спросила:

— Макс, ты предлагаешь мне это после того, как только что ездил к проституткам?

— Снежана, тебе не надоело вспоминать об этом? — потеряв терпение, спросил Максимилиан. Он считал, что дал ей понять, насколько они квиты. Он и хотел, чтобы она переехала к нему, и был слишком неуверен в ней, чтобы упрашивать: «Только если сама согласится!» — решил он.

Снежана с досадой услышав его последний вопрос, чувствовала, что ей не хватает решимости согласиться. У нее с Максом пока ничего и не было, и сегодня он первый раз проявил к ней нежность. Но вслед за этим она узнала о его похождениях и теперь не могла отважиться. Ей не хватало от него убедительности и ответственности. Не зная, как добиться этого, она в запальчивости произнесла:

— Нет, не надоело! Потому что ты даже не раскаиваешься!

— Так же, как и ты ни в чем не раскаиваешься! — колко вставил Макс. Его раздражало, что она продолжает требовать от него, а о своем грехе говорит так, будто его не существует.

— А в чем я должна раскаиваться? — не поняла она, но подумала: «Если только в том, что сама пришла к Флору?» — и, сознавая, что не в силах признаться в этом Максимилиану, отвела глаза.

«Ну вот, опять все по-новой!», — усмехнулся он, с горечью поняв, что ей бесполезно что-либо доказывать, а также устав от словесной перепалки. И, решив покончить с бессмысленными выяснениями, предложил:

— Снежана! Давай лучше займемся любовью?! Иди ко мне! — он сделал к ней шаг и услышал:

— Нет! Не подходи! Я не хочу!

— Но ты ведь недавно хотела? — Максимилиан взглянул на нее. Несмотря на наступление, которым он оборонялся от упреков, он готов был раскаяться. Искренне попросить прощения: если бы она дала себя обнять. Или хотя бы не отходила.

Но она отступила еще на шаг:

— А теперь не хочу!

— Значит, во всем виноваты эти девки?

— Не девки, а то, что ты поехал к ним!

— Я же извинился!

Она снова отступила, не веря ветреным извинениям:

— Да, только слишком поверхностно!

— Мне на колени перед тобой вставать? — возмутился Максимилиан, полагая, что это будет слишком: «Для этого ей надо быть, по меньшей мере, девственницей!» — негодовал он. — «Тогда бы я еще понял! Но она такая же шлюха! А требует к себе особого почтения!» — думал он, чувствуя, как больно ему от таких даже мысленных обвинений возлюбленной.

— Не знаю! — покоробившись от его тона, Снежана, отходя, подошла к двери в свою комнату. Она отступала не только из-за цинизма Максимилиана. Ее больно задели намеки о Флоре. Она рассчитывала на сочувствие, а получила осуждение и упреки. Испытывая, насколько ей стыдно за инциденты с Флором, она чувствовала себя виноватой. Это вызывало у нее смятение.

— А ты не слишком многого хочешь?

— Не знаю, может быть! — размышляя о дяде, она отвечала не думая.

Макс находя ее поведение несправедливым, удивлялся ее беспросветному эгоизму. Приблизившись, он попытался взять ее за руку. Она отдернула руку, отступив:

— Не трогай! — вскрикнула она, с отчуждением глядя в сторону.



Ассоль Фьюжен

Отредактировано: 03.10.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться