Статуэтка

Размер шрифта: - +

глава 1

 

Если сознание путает… вымысел с реальностью, это называется безумием, но иногда - неведомая даль, в которую оно уводит, и правда существует...


— Вы хотите поэкспериментировать с этой маленькой голубой планетой? Как там бишь она у нас называется? id+ego ххх? — где-то далеко-далеко в просторах мироздания, там, где царят гармония и любовь, спрашивал магистр вселенского порядка магистра вселенского усовершенствования.
— Да хочу,— второй магистр разглядывал в огромном специфическом мониторе нашу Землю. — А разве это плохо?
— Нет, но это трудно, — напомнил первый магистр. — Ведь для эффективности испытания нужен чистый материал, а на id+ego ххх с этим напряженка…
— Знаю, — не смутившись, магистр усовершенствования, довольный, сообщил: — и все же один экземпляр мне, кажется, удалось отыскать!
— Что ж, тогда медлить нельзя, — обрадовался магистр порядка:
— Надо поскорее отправлять «посвященного»!

- - -

Вечер был промозглый, холодный и ветреный. Снежана торопливо шла домой, запахнув воротник гламурной кожаной курточки. До дома оставалось пол квартала. Улица была темной и безлюдной, только в помойке расположенной под тусклым фонарем, рылся бомж. Возможно, фриган*, но с виду скорее бродяга: опустившийся, заскорузлый, в грязных лохмотьях.

Снежана неприязненно покосилась на него, проходя мимо. В этот миг помойку осветила вспышка яркого света.
— Ой! — Снежана увидела, что на ограждении мусорных контейнеров засветилась небольшая статуэтка, выполненная в виде фигурки белого старичка. — Что это? — неожиданно для себя, девушка сделала к статуэтке шаг, захотев взять сияющую красоту, но свечение погасло.
Удивившись необычному для себя порыву, Снежана в недоумении остановилась, - прежде у нее не возникало желаний брать вещи с помойки. Заметив уставившегося на нее бомжа, брезгливо поморщилась.
Свет от фигурки повторился.
Девушка вздрогнула, а желание взять статуэтку стало непреодолимым.
— Гы..ы…ы…, — глухо загоготал бомж, увидев как шикарная ухоженная барышня потянула руки к выброшенной вещи.
Фигурка погасла.
Смутившись от реакции бродяги, Снежана, недоумевая, отошла от сверкающей приманки. Собираясь продолжить путь домой, подумала: «Наверное, какая-то игрушка,… на батарейке…», — но статуэтка, не отпуская, засветилась снова.
— Да что же это?… — девушка заметила, что бомж, заинтересовавшись, потянулся к сияющей фигурке. Удивляясь собственной прыти, подскочила к статуэтке и схватила ее, опередив бомжа. Сделав рывок в погоне за диковинкой, тот споткнулся о сверток с мусором, упал, и… проиграл «состязание».
Свет от странной безделушки снова погас, но казалось, что найденная вещь имеет особую, исключительную ценность.
Расстегнув куртку, девушка поместила трофей за пазуху и победоносно взглянула на пытающегося подняться среди пакетов с мусором бомжа. Увидев, что тот никак не встанет на ноги, посочувствовала: «Может помочь?» — однако не смогла преодолеть брезгливость, и пошла домой.
Пройдя пару метров, засомневалась по другой причине: «Я взяла выброшенную вещь. С помойки! Отняла у нищего», — ей захотелось поставить находку обратно, отдать бомжу и очиститься от нее. Она повернулась, но никого не увидела. Вгляделась: «Никого!», — улица была пустой.
— Невероятно! — невозможно было предположить, что за время, пока она прошла пару метров, бродяга успел уйти. За это время можно было только убежать, но допустить, что старый и немощный с виду бомж умеет быстро бегать, было трудно. Решив, было, посмотреть: куда делся незадачливый соискатель - Снежана сделала шаг к помойке, но налетевший ветер растрепал ее длинные распущенные волосы, закрыв ими лицо. Охота возвращаться отпала: «Да какая разница, где нищий? Раз не догоняет, значит, статуэтка ему не нужна», — поправив прическу, вспомнила, что опаздывает и направилась домой.
Поддерживая тяжелую статуэтку у себя под курткой, Снежана шла, и ей казалось, что статуэтка греет, как живое существо, очень слабо, едва уловимо. Поддавшись иллюзии, девушка слилась с ней, словно соприкоснулась… с чудом…. Но… не попытавшись объяснить странные ощущения, решила, что это фантазии.
Мысли были заняты другим: дома ли дядя - ее деспотичный опекун Флор. Сегодня она ушла, не спросив его разрешения, что бывало крайне редко. Поэтому Снежана сильно волновалась, зная, что если Флор дома, ее ждет выговор. Она всегда до дрожи боялась опекуна, вырастившего ее в чрезмерной строгости.
Подходя к подъезду, размышляла: «Может, посмотреть: горит ли у нас свет?», — окна их квартиры, которые выходили в сторону подъезда, были темными, но это ничего не значило. Ведь остальные выходили на противоположную сторону дома, а свет мог быть включен лишь в одной из комнат. Да и свой «Мерседес» Флор оставлял за домом.
Чтобы выйти на другую сторону дома, надо было пройти сквозь темную подворотню, расположенную рядом с подъездом, а это было неприятно и в вечернее время небезопасно. К тому же было слишком холодно. Поэтому Снежана оставила эту идею и зашла в подъезд, набрав код домофона.
Выйдя из лифта, обнаружила, что свет на лестнице не горит, — это было, чуть ли ни в первый раз с тех пор, как они сюда переехали. Испуганно вглядываясь, почти наощупь подошла к двери. «Если дядя заметит статуэтку, то выбросит, а на меня наорет», — думала она, понимая, что надо зайти незаметно.
Разыскивая ключи, долго рылась в маленькой, до отказа наполненной косметикой сумочке. Когда те нашлись, оказалось что в темноте невозможно разобрать какой ключ от какого замка. Замков было несколько, но днем дверь запирали на верхний. Вспомнив, что статуэтка может светиться, подумала: «Так может она поможет мне, подсветив», — вытащила находку из-под куртки. Едва начала ощупывать, ища кнопку включения, как свет на этаже загорелся. Вернее, мигнул: как только девушка вставила нужный ключ в замочную скважину, свет снова погас, но это было уже не важно.
Приоткрыв дверь, Снежана осторожно зашла. Быстро поставила статуэтку в угол шкафа в прихожей, прикрыла пальто. Заметила, что в глубине одной из комнат, в темноте, кто-то медленно прошел, - женщина в длинном, черном одеянии. Вздрогнула, но сразу объяснила себе: — «Это Феликса! Видимо опять подглядывает. Отвратительно!». Феликса была их новой домработницей. Дядя недавно нанял эту мрачную старуху. «Видела ли она, как я зашла?» — гадала Снежана, но делать было нечего. Чтобы возвестить о себе, громко хлопнула входной дверью и включила свет в прихожей.
Дядя отреагировал. Выйдя из кухни, погасил там свет и степенно направился к племяннице. Предчувствуя головомойку, Снежана содрогнулась, - захотелось спрятаться, убежать, исчезнуть, раствориться, только бы избежать разговора с опекуном, но деться было некуда. Подойдя, Флор остановился: немолодой, плотный, чуть выше среднего роста, угрюмый и властный. Он внушал Снежане страх, - деспотичностью, холодностью, высокомерием, и припадками внезапной ярости.
После длинной паузы, присмотревшись к жертве, он презрительно спросил:
— Где шлялась?



Ассоль Фьюжен

Отредактировано: 03.10.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться