Статуэтка

Размер шрифта: - +

Глава 2

Он будто шел по длинному пути из далекого неведомого леса… и вот оказался рядом с кроватью Снежаны. Это происходило плавно, словно во сне. Снежана испытала не страх, а восхищение, такое же она ощутила, когда увидела свет, идущий от статуэтки. Только тогда, возле помойки, она не отдавала себе отчета в этом восторженном чувстве. А сейчас не отличала сон от реальности, и это чувство не омрачалось никакими устоявшимися представлениями об этом мире. Оно было единственным, естественным и упоительным. Старичок воспринимался теперь, как живой. Поймав внимание Снежаны, стал медленно удаляться, маня за собой. И она… «пошла» как по воздуху: по странному белому пути. Они дошли до такого же белого леса, и старичок остановился. Повернувшись к Снежане, поднял руку, желая остановить спутницу. Боясь прервать восхищение, овладевшее ею, Снежана сделала еще шаг, и старичок «сказал»:

— Нет. Дальше тебе пока нельзя, — он говорил не словами, а мыслями. И Снежана слышала их. Удивляясь этому, также… мысленно «спросила»:

— Почему?

— Еще рано.

— Рано?

— Да. Войти сюда может не каждый…. Но ты можешь! Только не сейчас….

— Почему?

— Для тебя путь сюда пока закрыт….

Их телепатическое общение было медленным и плавным, как небесная мелодия. Снежана слушала ее со стороны - из космоса и замирала от восторга. Даже не огорчаясь, что старичок не разрешает войти.

— Ты должна найти ключ, — продолжал старичок.

— Ключ?

— Да.

— Но где я найду его?

— Он уже близко, скоро он будет рядом с тобой.

— Со мной?

— Да.

— А какой он?

— Ты узнаешь его.

— Узнаю?

— Да. Если будешь правильно думать.

— Правильно думать?

— Да. Ты задаешь много вопросов…. У нас мало времени… — старичок стал таять - исчезая. И белый путь, по которому она пришла, стал таять. Все исчезало, и Снежана ощутила, что висит ни на чем в полной темноте - в космосе. Ей стало холодно и страшно,… она забеспокоилась, стремясь обрести опору. Помня тот восторг, который только что испытала, и который сулил безмятежную защиту, желала оказаться в нем. Спастись от темноты и страха. И она крикнула изо всех сил:

— Как он выглядит? Ключ! Как он выглядит?!

Холод и неизвестность подступили ближе, сковав, но до нее долетели остатки слов, а точнее мыслей:

— …омни выемк…. — слова резко приблизились к ней, заставив вздрогнуть. Космическое пространство отпустило, отшвырнув - она резко полетела, повторяя странные слова.

И, опомнившись, громко произнесла, удивившись этому:

— …омни выемк…!

Несколько минут Снежана лежала, пораженная странным забытьем и этими последними словами, не понимая, что она… в своей комнате.

Когда забытье рассеялось, Снежана осознала, что лежит в своей постели, и наступило утро.

«Вот это да! — подумала она в изумлении. — Что это было? Я спала? Или это и вправду происходило?».

Она посмотрела на статуэтку и вспомнила последние слова, сказанные старичком:

— Омни выемк, — проговорила она, прислушиваясь к себе. — Странно.... Интересно, что это может значить? — задумалась, но не нашла объяснения и, не придав этому значения, заключила с сожалением:

— Конечно, это был лишь сон…. А статуэтка и, правда, похоже, волшебная…

Впечатленная удивительными эмоциями, похожими на чудо, Снежана некоторое время лежала, восхищаясь ими. Чувствуя, что лежит слишком долго, встала. Оделась и отправилась завтракать, не забыв, положить статуэтку под подушку. Спускаясь по лестнице, думала о ночном «приключении». «Если бы это был не сон, я бы не проснулась в девять часов, как обычно» — досадовала она, почему-то желая, чтобы это чудо происходило наяву. Даже заглянула на кухню, перед тем как зайти в ванную, стремясь убедиться, что все как обычно. Флор был на кухне. Снежана умылась и тоже вышла на кухню.

Обычно, утром Флор уезжал по делам, а возвращался в разное время: чаще всего после пяти, но бывало и позже. Перед отъездом отдавал «распоряжение» подопечной, каждый день одинаковое: что никуда нельзя ходить одна. Внушал, что она не выросла, так как несовершеннолетняя. Требовал послушания. Он каждый раз повторял это, словно «кодируя» без того послушную девушку. Если Снежана возражала, что это несовременно и в наше время никто не дожидается совершеннолетия, опекун мгновенно выходил из себя и девушка отступала. Но сегодня ей исполнилось восемнадцать. Следовательно, наступило долгожданное совершеннолетие, поэтому было крайне интересно, что опекун скажет на этот раз.

— Доброе утро, — пожелала она.

— Доброе, — ответил он.

Она налила себе чаю и села завтракать (завтрак стоял на столе, Феликса уже пришла и приготовила). Стараясь не глядеть на дядю, Снежана, опустив глаза, ела и усиленно ждала, что же он скажет.

После примерно десятиминутного молчания Флор изрек:

— Сегодня у нас прием по случаю твоего дня рождения. Приготовься! Я приеду не один.

Это была новость: дядя никогда не приглашал гостей.

— У нас будут гости?

— Да.

— Значит, мое заточение кончилось! — моментально взбодрилась Снежана, с восторгом взглянув на опекуна. До сего дня она вряд ли бы осмелилась сказать такое. Но сегодня, совершеннолетие, постоянно упоминаемое как главный аргумент ее несвободы, наступило, поэтому Снежана чуточку расслабилась.

— Какое еще заточение?! — дернулся, повысив голос опекун.



Ассоль Фьюжен

Отредактировано: 03.10.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться