Статуэтка

Размер шрифта: - +

глава 4

Вскрикнув, она столкнулась с пронзительным и жарким взглядом, смотрящим в упор, взглядом готовым поглотить и заставить повиноваться. Замерев, Снежана ощутила беспомощность, - ощутила себя птичкой попавшей в капкан.

— Дядя… — вдохнула она.

— Не пугайся, — Флор, жадно, не отрываясь, глядел ей в глаза.

— Что вы делаете…? — в ужасе прошептала она, чувствуя его объятие на спине.

— Я хочу поцеловать тебя, Снежа, — страстно ответил он.

— Поцеловать???

— Да.… Всего лишь поцеловать… — Ты ведь разрешишь мне поцеловать себя?

— Вы хотите меня поцеловать…?! — как завороженная, переспросила она, чувствуя, как все внутри дрожит от страха перед ним.

Снежана настолько привыкла подчиняться опекуну, что не знала, как возразить.

— Да… я очень хочу этого…. Только… один… поцелуй… — отозвался он.

— Но дядя!

— Лишь один… маленький… поцелуй… — настаивал Флор, и она не успела сориентироваться, чтобы ответить, как он, держа ее за талию, прогнул назад и приблизился к лицу.

— Флор! Не надо! — но его губы настойчиво и жарко коснулись ее рта. Поцелуй был обжигающий, долгий и властный. И настолько испугал и… захватил, что девушка, подчинилась. Флор застал ее врасплох, да и выпитое ей шампанское было ему наруку. И это был первый поцелуй в ее жизни.

Когда Флор остановился, Снежана чувствуя, что все плывет перед глазами, пошатнулась.

Флор же крепко держал, и, не собираясь, отпускать. Он сделал с ней пару шагов и прислонил к стене.

— Ты не стоишь на ногах, — оправдался он.

— Флор… Вы же сказали, только один… поцелуй… — прерывающимся голосом, напомнила она, осознавая себя основательно зажатой.

— Да… только один… — медленно, в такт ей, ответил он, крепко, прижимаясь.

— Дядя! — дернулась, было, она. Но Флор не реагируя, горячо зашептал, касаясь губами виска:

— Сейчас… еще немного… подожди…. Снежа,… девочка моя…. подожди еще немного… — и стал чувственно целовать ее висок, лицо, глаза, ушко. Щупать тело, горячо и страстно - так, что у Снежаны закружилась голова. Власть дяди захватила ее, подчинившись, Снежана замерла, не владея собой.

— Дорогая… моя…, — жарко шептал Флор, и Снежана, не сопротивляясь, растворилась в новых, невероятных ощущениях. Флор будто снова взял ее в плен, еще больший, чем тот, в котором она была до сих пор.

Она не смогла бы сказать, что Флор ей противен, но не могла и определиться в том, что чувствовала во время его ласк. Она подсознательная зависела от опекуна, и это давно психологически сблизило их. Снежана всегда хотела от него любви, но родительской, не предполагающей физического контакта. Из-за недостатка родительской любви она, и обижалась на него.

А сейчас она неожиданно для себя упивалась внезапным проявлением даже такой любви.

Она попыталась слабо возразить, одернув подол, когда рука Флора оказалась под платьем.

— Флор! Этого нельзя! — тяжело дыша, испуганно вскрикнула она.

— Почему? — прерывисто осведомился Флор и мягко, но властно отстранив ручки Снежаны, прижавшей к себе подол, возобновил попытку проникнуть под него рукой.

— Флор! Пожалуйста! Я не хочу этого! Отпустите меня! — не помня себя от смущения, со слезами в голосе вскрикнула Снежана, уворачиваясь.

— Тише! Не волнуйся…. В этом нет ничего страшного…— чувствуя ее смущение и стараясь успокоить, Флор опять жарко припал губами к ее рту. Долго целовал, пока она, подчинившись поцелую, не начала слабо отвечать, забыв о смущении.

Он не собирался насиловать ее - это он мог сделать давно. Он хотел, чтобы она добровольно принадлежала ему, желала близости. Флор намеревался соблазнить ее. Он мог сделать это и раньше, но у него были причины не трогать ее, и сегодня эти причины закончились. Пользуясь неопытностью девушки, Флор рассчитывал подчинить ее, теперь и физически. Чтобы Снежана полностью принадлежала ему и душой, и телом. А еще сам того не осознавая, Флор стремился отдать Снежане родственную любовь, которую, глубоко в подсознании, наверное испытывал к подопечной, поэтому был необычно для себя ласков с ней.

И Снежана забылась, ощущая, как кружится голова, и закрываются глаза. Вся дрожа, она опомнилась, когда осознала, что рука Флора все-таки уже находится у нее в стрингах. Потому что в этот момент Флор, сочтя, что она забылась достаточно, взволнованно прошептал:

— Пойдем, Снежа… Птичка моя…. Ты ведь хочешь этого.... Ты уже вся мокрая…

— и хотел взять на руки, чтобы отнести на кровать.

Она вывернулась, ужаснувшись, что до такого дошло. Последняя фраза дяди отрезвила ее. Отскочив, она в смятении уставилась на Флора.

Он сделал к ней шаг:

— Снежа!

— Нет! Нет! Этого не будет! Не подходите ко мне! — вскрикнула она, и ее взгляд стал твердым и непреклонным. Флор поразился, увидев такой взгляд подопечной. Он считал ее безвольной и податливой.

— Но почему, Снежа? Тебе же нравилось…

— Нет, Флор! Нет! Я не могу! — повторила она, боясь его приближения и ища путь к отступлению.

Пройти в свою комнату не было возможности: Флор стоял рядом с лестницей.

— Снежа, подожди! — Флор шагнул к ней. — Давай поговорим! Я не собирался насиловать тебя.

Снежана, с испугом поняв, что его намерения запланированные, похолодела. Но чувствуя, что не устоит, если он прикоснется к ней, отскочила еще назад.



Ассоль Фьюжен

Отредактировано: 03.10.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться