Статуэтка

Размер шрифта: - +

глава 8

— Нет, он уехал, — не спеша отозвалась домработница.

«Слава богу! — вздохнула Снежана, взглянув на часы: было половина десятого. — Уже темно - значит вечер. Похоже, я проспала целый день» — удивилась она и спросила:

— Он не говорил, в котором часу вернется?

— Сказал, что поздно, к двенадцати,— нехотя ответила Феликса, удивляясь обилию вопросов.

«Значит, у меня есть немного времени. Чтобы хотя бы поесть, не столкнувшись с ним!» — порадовалась Снежана, избегая столкновения с Флором. Однако, помимо этой проблемы, у нее была и другая: она боялась ужинать одна. Взглянув на Феликсу,  неуверенно попросила:

— Феликса, пожалуйста, останьтесь…. Приготовьте мне ужин.

— Ужин на столе! — отрезала та.

Зная, как трудно договориться с их строптивой домработницей и видя, что она сейчас уйдет, Снежана взмолилась:

— Феликса, пожалуйста, посидите со мной!

— Это еще зачем? — проворчала Феликса, с пасмурным недоумением взглянув на Снежану.

Снежана растерялась от вопроса, понимая, что не может рассказать о своих страхах, но не сдалась:

— Феликса, ну пожалуйста, я вас очень прошу….

— Зачем?

— Мне нужно….

— Если не скажешь зачем - можешь не рассчитывать. Мой рабочий день кончился! — с каменным выражением лица домработница направилась к выходу. Снежана готова была, бросится наперерез, преградив  путь, но знала, что это вряд ли остановит своевольную тетку.

— Но Вы обязаны слушаться! — постаралась зацепиться она.

— Я подчиняюсь Флору. Пусть он прикажет! — был ответ.

Чуя, что домработницу не уговорить, Снежана с тревогой смотрела, как та подошла к двери: еще миг и Феликса уйдет. Со страху Снежану осенило. Она вспомнила надежное средство, помогающее добиться своего. Девушка никогда не прибегала к нему, и не знала, подействует ли оно на Феликсу, но выбирать не приходилось. Она рискнула. Сильно покраснев, в полном смущении тихо произнесла:

— Я заплачу вам!

Это подействовало сразу. Феликса начавшая открывать дверь, остановилась:

— Сколько?

Снежана назвала примерно подходящую к данному случаю сумму:

— Пятьсот.

— Тогда плата вперед! — кивнула домработница.

— Хорошо! — возликовав, Снежана подошла к сумочке и достала пятьсот рублей. У нее было немного денег, Флор иногда давал ей на косметику и прочие мелкие расходы. На эти деньги она покупала себе белье или расплачивалась за маникюр.

— Возьмите! — она положила деньги на тумбочку. — И посидите на кухне, — а сама пошла умыться, удивляясь и радуясь, что Феликса так легко согласилась остаться ради денег. — «А казалось, ей нравится только командовать!».

Наверное, мало найдется девушек одного со Снежаной возраста и материального положения, которые станут так церемониться с прислугой. Еще менее вероятно, чтобы служанка вела себя так нагло, как Феликса. Но Снежана в моральном смысле была совершенно задавлена строгим нетерпимым опекуном. А Феликса, чувствуя отношение Флора к подопечной, тоже относилась к девушке с нескрываемым высокомерием, поэтому удивляться было нечему.

Приведя себя в порядок, и быстро перекусив, Снежана отпустила Феликсу. Зайдя в свою комнату, заперлась изнутри. — «Теперь я пленница своей комнаты!» — с горечью констатировала она.

Подошла к кровати и села. Осознавая возникшую ситуацию, закрыла лицо руками. Ей казалось, положение - безнадежно. «Что же происходит? — размышляла Снежана, попытавшись трезво оценить происходящее. — Меня преследует какая-то тень… — подумав об этом, затаила дыхание и осторожно отняла руки от глаз. — Просто мистика какая-то… — с опаской осмотрелась. Убедившись, что все спокойно, продолжила размышления. — Может, я схожу с ума? — обреченно сжалась. — Или уже сошла?».

Некоторое время сидела, с ужасом осознавая такую перспективу, и стараясь понять, как справиться с проблемами.

«Но главная проблема - Флор! — определила она. — То, что я готова уступить ему… — и эта проблема казалась неразрешимой. — Я ведь не хочу этого… — вспомнив его ласки, засомневалась. Ощущая слабость перед этим, оправдалась перед собой. — Он так подходит ко мне, что я не успеваю осмыслить.… И не могу оттолкнуть его. А потом он завлекает меня…. И я… не сопротивляюсь… и это ужасно! Для меня это все равно, что заняться любовью с собственным отцом» — она вытерла слезы, выступившие от отчаяния. Веря в бога, Снежана считала, что спать с родным дядей нельзя: «Сегодня, если бы не звонок, все бы случилось» — с тоской вспомнила она.

«У меня не хватает сил отказать ему…. И, судя по всему, вряд ли хватит. Когда он обнимает меня,… я обо всем забываю. Подчиняюсь ему… и не знаю, как самой остановиться… - не то чтобы остановить его… — ощущая себя грешницей, одновременно чувствовала, как при воспоминаниях о ласках Флора, хочет продолжения.



Ассоль Фьюжен

Отредактировано: 03.10.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться