Сумеречный Беглец

Размер шрифта: - +

Глава 5

  
  - Сейчас мы находимся на третьей палубе, или проще говоря, третьем этаже, - комментировал мужчина, держа девушку за локоть и ведя ее по коридору.
  Здесь было значительно больше помещений, чем на других палубах. Большинство дверей имели одинаковый размер, и были расположены симметрично и на одинаковом расстоянии друг от друга. И только две двери сильно отличались от остальных - они были выше, шире, и почти прозрачные. За ними виднелись движущиеся силуэты людей.
  - Если я правильно понимаю, на этом этаже живут твои люди, - Гостья движением руки охватила одинаковые двери. - Это их каюты?
  - Верно, - согласился капитан.
  - А что там? - она кивком головы указала на большие, похожие на стеклянные, двери.
  - Есть собственные предположения? - вместо ответа наемник одарил девушку загадочной улыбкой.
  - Ну, - протянула гостья, - я сначала подумала, что здесь что-то наподобие спортзала. Вам ведь наверняка, приходится сражаться, следовательно вы должны где-то тренироваться, - она на мгновение замолчала, потом продолжила: - Но меня смущают прозрачные стеклянные двери.
  Лейтанец рассмеялся.
  - А если я скажу, что это не совсем стекло, и оно не всегда прозрачное?
  - Это как? - она вскинула на него большие серо-зеленые глаза.
  Мужчину поразил их необычный цвет - он никогда не видел такого. На Лейтане у всех женщин глаза были желтые.
  - Материал, из которого сделаны, как ты выразилась, стеклянные двери, называется сиррулин, - пояснил он. - Его добывают из слюнных желез глуриканов - насекомых, обитающих на нескольких планетах системы Брога.
  - Сколько же нужно насекомых, чтобы сделать одну такую дверь?
  - Ну, - Каракуш улыбнулся, - это о-о-очень большие насекомые. К тому же сиррулин самый прочный из известных материалов. При застывании слюна глуриканов, действительно, прозрачная. Но даже при незначительном повышении температуры, становится мутноватой.
  - Стало быть, такую дверь нельзя случайно разбить, - тут же сделала вывод девушка. - А во время тренировок тела, выделяющие тепло, повысят температуру в помещении, что сделает дверь непрозрачной.
  - Ты начинаешь мне нравиться, - удостоил Грасс свою гостью сомнительной похвалы. - Эти два помещения - зал для тренировок и игровой зал, где команда может отдохнуть в свободное время. Хочешь зайти?
  - Ты еще спрашиваешь? Конечно!
  От прикосновения руки капитана дверь разделилась на две одинаковые части, которые исчезли в глубине стены. Несколько мужчин, находившихся внутри, застыли по стойке смирно при появлении начальства. Девушка узнала Тачвиза, Остерли и Бранвена. Имен еще четверых членов экипажа она не смогла вспомнить.
  - В этом зале мы тренируемся и доводим до совершенства различные боевые техники, - гордо заявил Каракуш.
  - Капитан, покажите гостье Вашу технику капейра, - высказался кто-то из команды.
  - Нет-нет, я не в том настроении, - постарался отнекиваться Грасс. Но чем больше он отказывался, тем сильнее настаивали его люди.
  - Ну, что же Вы, капитан, команда просит, - подмигнула Гостья. - Покажите класс!
  - Будь по-вашему, - сдался Грасс, - Уговорили!
  Люди столпились вокруг Каракуша, отделив тем самым часть пространства для лейтанца. Он стянул с себя рубашку и бросил ее на пол в центр образовавшегося круга. Подошел к Тачвизу, присел широко расставив ноги и вдруг пружиной взмыл вверх, прочертив ногой ровную линию над головой медика. Под одобрительное улюлюканье команды Грасс задвигался по кругу. Каждое движение было четким, уверенным и грациозным и напоминало что-то среднее между борьбой и танцами. Кувырок, прыжок вверх в шпагате, плавное движение вправо одновременно с приземлением, поворот, резкий выпад руки влево, поворот, и одна нога мужчины взлетает высоко вверх, упор на обе руки, затем только на левую. Внезапно Грасс замирает в таком положении на месте, потом резко подпрыгивает, перевернувшись в воздухе и, наконец, опускается на ноги прямо перед судовым врачом.
  - Тачвиз, по-моему, это принадлежит тебе, - он протянул небольшую карту из полупрозрачного пластика. - Сколько раз повторять, носи своп-карту на шее, а не в кармане. Иначе однажды останешься без денег.
  Наемники, продолжая галдеть, разразились аплодисментами. Девушка, не пытаясь скрыть восхищение от увиденного, не отрывала взгляда с обнаженного по пояс инопланетянина. При этом она радостно подпрыгивала и хлопала в ладоши вместе со всеми. Капитан улыбнулся ей, отмечая, как на ее губах появилась ответная улыбка. Он поднял с пола рубашку, быстро оделся.
  - Как ты это сделал? - с любопытством разглядывая подошедшего мужчину, спросила Гостья.
  Он пожал плечами и предложил:
  - Ну, что продолжим исследовать корабль дальше?
  - Да, если будет так же весело, - и когда они снова оказались в коридоре, девушка поинтересовалась: - И все-таки, как ты смог вытащить карту из кармана Тачвиза? Я внимательно следила за тобой, ты даже не приближался к нему.
  - Уверена, что хочешь знать?
  - Конечно.
  - Тогда не скажу. Открою тебе свою тайну, и твой интерес ко мне угаснет, - он расплылся в улыбке, за что получил шлепок ладошкой по груди.
  - Ну тебя, Грасс Каракуш, - надулась девушка. - Ты просто не хочешь признаваться, что жульничал. Да, заранее договорился со своим людьми, и вы все дружно морочили мне голову.
  Капитан откровенно расхохотался.
  - Теперь ты нравишься мне еще больше. Быстро соображаешь, - он, наконец, просмеялся и вытер выступившие слезы. - Извини, просто хотел поднять тебе настроение. Через такой вот маленький розыгрыш проходят все, кто попадает на корабль впервые. Это давняя традиция. Ты не первая, кто попался. Но первая, кто вот так запросто разоблачил меня. А вообще, знаешь, все, кроме трюка с картой, было по-настоящему.
  - Я так и думала. Пожалуй, я прощу тебя, если научишь таким же движениям.
  - Никогда и ни за что! - капитан хмыкнул и втянул девушку в как раз раскрывшуюся лифтовую капсулу. - Еще ненароком зашибешь кого-то из команды.
  - Нахал! - обиделась несостоявшаяся ученица, треснув мужчину в грудь на этот раз кулаком.
  Он поймал обе ее руки и крепко зажал в ладонях, притянув к себе так, что тонкие девичьи пальчики касались его тела. Гостья почувствовала, как быстро бьется сердце мужчины. Хотя, кто их, инопланетян, разберет, может, так и должно быть? Она заглянула ему в глаза, и увидела две ярко-желтые точки, которые постепенно увеличивались, приобретая вид колышущихся языков пламени. Это было необычно и завораживающе красиво.
  А вот, то, что ощутил в тот же момент Грасс, было серьезно. Биение сердца становилось все громче и быстрее. Не в силах противиться разгорающемуся огню, капитан начал медленно склоняться над девушкой. Она, словно зачарованная, стояла, не шевелясь, и не пыталась сопротивляться. И когда их волосы соприкоснулись, а губы были опасно близки, раздался предупредительный звук, и лифт открылся. Грасс резко распрямился, а Гостья растерянно уставилась на капитана. Огоньки в его глазах затухали, возвращая прежний темно-карий цвет.
  - Идем, - он взял ее за руку и потянул за собой, словно ничего не произошло, словно мгновение назад он не пытался поцеловать ее.
  Девушка, обиженно уставившись в пол, молча тащилась за мужчиной по коридору верхней палубы. Она уже знала, что на последнем четвертом этаже располагались каюты самого капитана и его помощника Сайса. Но сейчас они двигались в противоположную сторону.
  Лейтанец легонько подтолкнул гостью к высокой, широкой двери, едва различимой на фоне стены.
  - А здесь сердце корабля - командный отсек, - гордо известил Грасс, прикоснувшись к двери и открывая ее, - Только ничего не трогай.
  Девушка удивленно посмотрела на него.
  - Я и не собиралась, - он считает ее глупым ребенком, который из любопытства кинется нажимать разные кнопочки... или что у них там?
  Двое мужчин обернулись на звук незнакомого голоса, переглянулись и с удивлением и любопытством уставились на незнакомку.
  - Э... привет, - поздоровалась она, втянув голову в плечи, явно не ожидая такого интереса к своей персоне.
  - Гриакас - наш навигатор, а Трифл - один из пилотов, - пояснил Каракуш специально для девушки.
  Дежурившие члены команды повскакивали с мест, приветствуя зашедшего следом за незнакомкой капитана.
  - За время дежурства происшествий не было. Погони или чего-то подозрительного не замечено, - отрапортовал пилот.
  Капитан чуть наклонил голову, давая понять, что принял информацию к сведению
  - Садитесь. Хочу представить вам мою гостью, - он указал на девушку. - Прошу относиться к ней с должным уважением.
  Она отметила про себя, что на этот раз капитан, представляя ее, не добавил "личная". Обрадовал ее этот факт или расстроил Гостья не знала. Точнее, никак не могла понять. С одной стороны, ей было приятно и лестно, что Грасс проявлял к ней внимание и стремился защитить от возможных посягательств других мужчин. Но с другой стороны, она не его собственность, а фраза "личная гостья" звучала как-то уж слишком... двусмысленно. Не хватало еще, чтобы посчитали, что между ней и капитаном что-то есть. Хотя... учитывая, что она живет в одной с ним каюте, наверняка, именно такое мнение и сложилось у экипажа.
  Грасс приблизился к главному экрану и обратился к пилоту:
  - Когда заканчивается твое дежурство?
  - Завтра утром, капитан. Будут распоряжения? - уточнил Трифл.
  - Перед тем как сдать вахту, отключишь режим невидимости.
  - Слушаюсь, капитан. Что-то еще?
  - Это все. Гриакас, - теперь он повернулся к навигатору, - нужно будет заскочить на денек на Астру-21. Проложи маршрут, которого будем придерживаться после отбытия с Фроста.
  - Сделаю, капитан.
  Раздав указания, наемник оставил мужчин в покое и направился к небольшому возвышению, на котором располагались два кресла. Перед каждым из них, словно в воздухе висел экран. Грасс жестом подозвал Гостью, указывая на одно из кресел.
  - Можешь занять место помощника, - предложил он, усаживаясь. - Отсюда будет лучше видно то, что я хочу показать.
  Девушка недовольно фыркнула в ответ на столь не галантное приглашение, и все-таки осторожно присела. Кресло оказалось очень удобным. Оно как будто подстраивалось под сидящего в нем.
  Как только лейтанец и его гостья устроились в креслах, сами собой включились оба экрана. Капитан сделал странное движение руками, будто сдвигал две части чего-то невидимого. И на глазах у изумленной Гостьи экраны соединились в один.
  - Сейчас начнется. Такого не увидишь больше нигде. Смотри внимательно, - восторженно произнес Каракуш и, схватив соседнее кресло за спинку, одним рывком придвинул его ближе к своему.
  Девушка оторопела от подобной наглости и возмущенно засопела и захлопала глазами, но Грасс, казалось, выпал из реальности и растворился в экране. Гостье ничего не оставалось, как тоже вернуться к созерцанию иссиня-черной бесконечности по ту сторону экрана. Вдруг где-то далеко-далеко посреди пустоты вспыхнула ярко-зеленая звезда. Она медленно вытягивалась, словно распушаясь с одного конца, пока не стала похожа на огромное перо. Рядом тускло замерцала похожая звезда, только уже бледно-розовая. Она словно пульсировала, становясь все больше и ярче, пока не приобрела такую же форму, как и предыдущая. В конце концов, два "пера" слились воедино. И почти сразу же поблизости появилась маленькая голубая звездочка, которая вскоре присоединилась к зеленой и розовой. Четвертая звезда цветом походила на расплавленное золото. Девушка боясь моргнуть и, кажется, даже забыв дышать, следила за этим чудом природы. Соединившись, все четыре "пера" как будто ожили и начали переливаться, меняя свои цвета.
  - Так красиво! - глаза Гостьи горели от восторга. - Что это, Грасс?
  - Это ледяное сияние, - охотно пояснил капитан. - При добыче льда на поверхности Фроста, мельчайшие частички его поднимаются высоко в воздух, а некоторым удается покинуть атмосферу спутника и забраться сюда. Когда солнечный свет попадает на ледяную пыль и преломляется, получается такой эффект.
  - А скоро мы прилетим на этот Фрост? - сквозь опущенные ресницы девушка внимательно наблюдала за наемником.
  Вместо капитана ответил пилот:
  - Через десять дней.
  - Спасибо, Трифл, - недовольно буркнул лейтанец.
  - А что будет, когда мы прилетим? - подобралась гостья к интересовавшему ее вопросу. - Я смогу покинуть корабль и прогуляться?
  - Нет, тебе придется остаться на "Беглеце", - как-то уж очень резко заявил наемник, хмуро глядя на девушку.
  - Но почему? - скорчила она недовольную рожицу. - Боишься, что сбегу?
  - Не льсти себе, - хмыкнул мужчина. - А останешься ты потому что, во-первых, на поверхности очень холодно и нет ничего кроме льда и снега - особо не погуляешь.
  - Но вы же как-то собираетесь там ходить, - расстроилась девушка, - и не боитесь замерзнуть.
  - Мы привычные. К тому же на нас будут специальные комбинезоны, - и предупреждая следующий вопрос, Грасс добавил: - А вот подходящего тебе по размеру у нас нет.
  Гостья совсем сникла.
  - Понятно. А во-вторых?
  - Во-вторых, мы пробудем на Фросте недолго. Бранвен поможет установить привезенное оборудование, проверит и по необходимости отремонтирует старое. Тачвиз займется осмотром, а если понадобится, то и лечением добытчиков и их семей.
  - А ты? Что будешь делать ты? - с подозрением покосилась на Каракуша девушка.
  - Ну, я же капитан, - он довольно мило улыбнулся, - поэтому буду командовать.
  Гостья пожала плечами. Почему ей так трудно понять, когда этот человек говорит серьезно, а когда пытается шутить?
  - Капитан! - отвлек голос Трифла. - Получено сообщение со звездолета "Звезда". Просят связаться при первой же возможности. Что ответить?
  От девушки не укрылась реакция Грасса на слова пилота. Лицо лейтанца вмиг стало напряженным, было видно как бьется кровь в висках. Он откинулся на спинку кресла, закрыл глаза и помассировал виски.
  - Ничего, отправь сигнал, что сообщение не доставлено. И дай команду системе связи автоматически блокировать любые сигналы и сообщения "Звезды".
  Пилот удивленно посмотрел на Каракуша, потом покосился на Гостью, не зная можно ли обсуждать при ней дела.
  - Но ведь груз... - начал было он.
  - Трифл! - гаркнул лейтанец на подчиненного. - Мои приказы выполняют, а не обсуждают!
  - Как скажете, капитан.
  - Вот и отлично, - Грасс, наконец, смог взять под контроль свои эмоции и, улыбнувшись, встал с кресла и подал девушке руку. - Идем, не будем мешать Гриакасу и Трифлу.
  Гостья, в недоумении уставившись на наемника, все же протянула руку. Капитан практически выдернул ее из кресла, слегка не рассчитав силу, и девушка, по инерции пролетев разделявшее их друг от друга расстояние, налетела на мужчину, уткнувшись ему носом в грудь. Она потерла ушибленный нос и проворчала какие-то ругательства в адрес инопланетянина. Но лейтанец не расслышал ее. Он целиком и полностью был поглощен собственными мыслями, размышляя о том, куда отправится "Сумеречный Беглец" после Фроста. Это будет сюрприз для Гостьи.
  - Я провожу тебя до каюты, и буду занят некоторое время. Если хочешь, могу включить галанет, чтобы ты не скучала, - мужчина вопросительно посмотрел на девушку.
  Она чуть повела плечами, но не произнесла ни слова. Весь путь от командного отсека до капитанских апартаментов проделали молча. Прежде чем оставить девушку одну, наемник показал, как пользоваться галанетом, за что был одарен убийственным взглядом серо-зеленых глаз.
  - Грасс, я потеряла память, а не мозги, - не удержалась Гостья от шпильки в адрес мужчины. - Разберусь, так что с чистой совестью иди занимайся своими делами.
  Капитан проглотил вертевшиеся на языке язвительные слова, вместо них выдавив:
  - Увидимся за ужином.
  Девушка согласно кивнула, проводила мужчину взглядом и, услышав звук заблокировавшейся двери, немного расслабилась. Что ж, если она вынуждена сидеть здесь взаперти, почему бы не посвятить время себе любимой и не привести себя же в порядок. Она скинула мягкие туфельки на плоской подошве и единственную имевшуюся у нее в наличии одежду - платье из блестящей ткани, оставив его на кровати. Босая, в одном нижнем белье она зашла в отсек личной гигиены, встретивший ее приятным запахом свежести.

  ***

  Грасс быстрыми шагами дошел до лифта и спустился на второй этаж, где располагался медицинский отсек и прилегающий к нему лазарет. При приближении капитана дверь, блокирующая проход в вотчину Тачвиза, автоматически открылась, и в помещении зажегся свет. Внутри было пусто, тихо, а в воздухе витало характерное для подобных мест амбре. Большое овальное окно, искусственно затемненное, не позволяло разглядеть почти ничего из происходившего снаружи, но, будто зеркало, полностью отображало весь отсек. Скрестив руки на груди, капитан подошел вплотную к окну и задумчиво уставился куда-то вдаль. Где носит Тачвиза, когда он нужен? До отбытия на Фрост необходимо решить один вопрос, касающийся Гостьи. При воспоминании о девушке все остальные мысли каким-то чудным образом сразу же улетучились из головы Грасса, а взгляд затуманился. О, небеса! Почему он подобным образом реагирует на нее? Отчего так часто думает о ней? Еще совсем недавно он собирался высадить ее при первом же подвернувшимся случае на ближайшей пересадочной станции. И было совершенно наплевать, что с ней будет дальше! И вот прошло всего несколько дней, а он уже не хочет ее отпускать. Готов в ущерб собственным интересам, изменить маршрут корабля и лететь туда, куда совершенно не собирался ранее. А все ради нее. Ей ведь, наверняка, необходимы какие-то вещи - средства гигиены, обувь, одежда, в конце концов. Не может же она все время ходить в одном и том же платье... слишком откровенном, чтобы разгуливать в нем по кораблю, где столько мужчин... Что это?! Ревность?! Невозможно! Она ему - никто. В жизни лейтанца может быть всего одна женщина. Это закон! Закон не только морали, не просто принятый уклад жизни. Это закон физиологии любого лейтанского мужчины - она сама выбирает для него женщину. Один раз и на всю жизнь. И этой женщиной никак не может быть Гостья! Нет, случается, конечно, иногда мужчина и женщина выбирают друг друга по иным критериям: будь то расчет или просто нежелание ждать, когда проснется физиология. Капитан тряхнул черными волосами, пытаясь отогнать навязчивые мысли. Его взгляд наткнулся на отражение в окне собственных глаз. Они полыхали ярко-оранжевым пламенем. Проклятье! Вот что имел в виду Сайс, спрашивая, видел ли он свои глаза... Вот почему, ему хочется быть как можно дальше от девушки, когда она рядом, но стоит не видеть ее какое время, и он готов перевернуть мир, чтобы оказаться ближе к ней. Она перестала быть просто Гостьей в его жизни, теперь она - его Ханисса.
  Наемник отошел от окна и присел на край подвесной кушетки. Ну, и что ему теперь делать со всей этой ситуацией? Отвергнуть девушку, острая необходимость в которой не пройдет и никуда не исчезнет, и обречь себя на вечное одиночество? Ведь другую он никогда уже не сможет принять и полюбить. Но и удерживать девушку рядом с собой насильно он тоже не может. Можно, конечно, попробовать влюбить ее в себя, но вдруг там откуда она, у нее есть жених или даже семья. Возможно, сейчас она не помнит... но ведь однажды память вернется. И к тому же не стоит забывать о Ландро - капитане "Звезды". Вряд ли пират так просто откажется от попыток заполучить предназначавшийся ему "груз".
  - Капитан! - Грасс, погрузившись в размышления, не заметил, как вернулся доктор. - С Вами все в порядке?
  Каракуш встрепенулся.
  - Где ты ходишь?! - раздраженно вскинул руки лейтанец. - Я уже час жду тебя.
  - Нужно было кое-что взять в каюте, - спокойно ответил Тачвиз. - Что случилось? Почему Вы не связались со мной, если это срочно?
  Проигнорировав речь медика, Грасс сразу же перешел к делу:
  - У нас еще остались биомаячки?
  - А... - вопрос застал судового врача врасплох. - Конечно. Хотите за кем-то проследить?
  - Хочу всегда быть в курсе, где моя гостья.
  - Простите, капитан, но боюсь, я Вас не совсем понимаю. Вы не доверяете ей?
  - Дело не в этом, - замотал головой Каракуш. - После Фроста я решил побывать на Астре-21 вместе с Гостьей. Неизвестно ведь сколько она пробудет на "Сумеречном Беглеце". Мне кажется, для нее будет полезно немного развеяться, а заодно посетить Центр Межгалактической торговли. Как считаешь?
  Доктор почесал макушку и сел в кресло напротив капитана.
  - Вы правы, но как это связано с биомаячком? Боитесь, что Ваша гостья сбежит или потеряется?
  - Тачвиз, - Грасс почувствовал, как отступившее раздражение возвращается, - надеюсь, тебе не надо объяснять, откуда вдруг на корабле посреди космоса взялась девушка?
  - Не надо, капитан, я способен сложить два и два.
  - Тогда ты понимаешь, что кто-то похитил ее и поместил в криокамеру в качестве груза. Случайно ли для перевозки был выбран наш грузовик или нет, уже не важно? Важно другое - рано или поздно "груз" захотят вернуть. И не стоит забывать о таинственных крейсерах, обстрелявших нас при попытке передать этот самый "груз".
  - Другими словами, Вы опасаетесь, что пираты или кто-то еще попытаются ее похитить, а то и вовсе убить? - подвел итог медик.
  - Именно, Тачвиз. Поэтому я и хочу, чтобы ты ввел Гостье биомаячок.
  - И как, я это сделаю? Сомневаюсь, что она согласится, - покачал головой доктор.
  - Нет-нет, это нужно сделать так, чтобы она ничего не знала. Может, сказать, что по результатам осмотра ей необходима прививка?
  - Хорошо, капитан, я попробую, - задумчиво произнес медик.
  - И не тяни. Отправляясь на Фрост, я должен быть уверен, что девушка в безопасности.
  После этих слов Грасс встал с кушетки.
  - Выполни мою просьбу как можно скорее, - еще раз повторил он, развернулся и вышел, оставив Тачвиза в легком недоумении.

  ***

  Следующие девять дней прошли относительно спокойно, без каких-либо внештатных ситуаций. Если не принимать во внимание, что на пятый день корабль попал в астероидный пояс, за что навигатор получил серьезный нагоняй от капитана. Каракуш долго и громко кричал, и экипаж старался по возможности не попадаться ему на глаза. А потом выяснилось, что ни в одном справочнике и ни на одной карте этот пояс не обозначен. Не было его и в прошлое посещение "Сумеречным Беглецом" Фроста около полугода назад. Посему напрашивался вывод: астероидный пояс появился здесь совсем недавно, и знать о его существовании навигатор не мог. В результате Грасс немного успокоился и, учитывая тот факт, что корабль и команда не пострадали, в конце концов, простил Гриакаса. Даже не стал лишать жалования.
  Когда до входа в атмосферу Фроста оставались примерно сутки, к столику, за которым Гостья мирно обедала в обществе капитана и его помощника, подошел судовой врач. Грасс с другом оторвались от поглощения очередного шедевра в исполнении повара и переглянулись. Доктор поприветствовал мужчин кивком головы и обратился к капитану:
  - Могу я ненадолго похитить Вашу гостью? - спросил он наигранно шутливым тоном.
  - Что-то серьезное? - с озабоченным видом поинтересовался Каракуш.
  - Видите ли, я еще раз просмотрел результаты анализов девушки, и я подумал... - он запнулся, но едва заметный кивок капитана заставил его продолжить: - Вы же какое-то время проведете на Фросте, общаясь с рабочими, а среди них могут быть больные. Вернувшись на корабль, Вы можете заразить свою гостью, ведь в отличие от всех нас она не привита.
  - Вы хотите сказать, что мне нужна какая-то прививка? - переспросила девушка.
  Сайс посмотрел на друга, потом перевел взгляд на медика. Что за ерунду они городят? Ведь каждый раз при возвращении на звездолет откуда бы то ни было, любой из членов команды сразу же попадает в изолированный бокс, где проходит осмотр и при необходимости мгновенное лечение в медицинской капсуле.
  - Именно так, - подтвердил врач.
  - Я зайду к Вам после обеда, Тачвиз - согласилась Гостья, продолжая трапезничать и не обращая внимания на удивление, отражавшееся на лице Сайса.
  Помощник капитана еще раз в недоумении воззрился на развернувшегося и спокойно шагавшего к выходу доктора, потом снова уставился на Грасса. Тот невозмутимо жевал кусок мяса и, кажется, вообще не проявлял никакого интереса к короткому разговору Гостьи и врача.
  Прошло еще примерно около получаса, прежде чем девушка спокойно доела обед. Почти начисто очистив тарелку от остатков соуса кусочком лепешки, она запила витаминным отваром и, аккуратно отставив на край горку пустой посуды, вышла из-за стола. Капитан и помощник одновременно замерли, перестав есть, и подняли на нее взгляды. Девушка улыбнулась и кивнула обоим, то ли попрощавшись таким образом, то ли разрешая вернуться к еде. Мужчины снова как ни в чем не бывало продолжили обед.
  Чтобы добраться от пищеблока до медицинского отсека необходимо было пройти до конца коридора и повернуть направо. Тачвиз встретил девушку лучезарной улыбкой.
  - Вы пришли очень быстро, - не без восхищения сказал он.
  - Я же понимаю, что речь идет о моем здоровье, - Гостья была очень серьезна.
  - Конечно, присаживайтесь, - медик указал ей на кушетку, а сам исчез за дверью смежной комнаты, откуда крикнул: - Я сейчас подойду.
  На мгновение Тачвизу стало жалко девушку. Она ведь даже не будет догадываться, что за ней следят. Но и ослушаться приказа он не мог. К тому же в некотором смысле капитан прав: введение биомаячка, который к слову сказать, совершенно невозможно обнаружить, а следовательно и удалить, необходимо для безопасности гостьи. Разумеется, это не спасет от похищения, но с другой стороны, если девушка исчезнет, ее всегда можно будет найти по сигналу. А собственно, наличие сигнала будет указывать на то, что она все еще жива.
  Доктор вернулся с медицинским пистолетом в руке.
  - Не бойтесь, это быстро и совсем не больно, - заверил он. - Расслабьте руку.
  - Почему все считают меня трусихой, и капитан, и Вы? Ай...
  - Ну, вот и все. Немного пощиплет, но зато теперь Вы защищены. А трусихой Вас здесь никто не считает, тем более капитан, - Тачвиз ободряюще улыбнулся девушке. Похоже из всей команды, он самый улыбчивый и дружелюбно настроенный. Это слабо вязалось с привычным представлением о суровости и безжалостности наемников. Хотя, наверное, доктор и не должен быть злым.
  - Почему Вы так думаете?
  - Вы пережили похищение, в результате которого оказались, наверняка, слишком далеко от дома одна на грузовом корабле посреди космоса в окружении грозных наемников. И несмотря на это Вы не жалуетесь, не бьетесь в истерике. Вы определенно не трусиха.
  - Мне команда "Сумеречного Беглеца" не показалась такой уж грозной, - не удержалась от небольшой лести девушка.
  Судовой врач усмехнулся, глядя на Гостью. Он, кажется, начал понимать, почему капитан так печется о ее безопасности. У девушки напрочь отсутствует инстинкт самосохранения, как и у самого капитана. Кому как ни ему понимать, какие это может иметь последствия.
  - Поверьте, Ваше мнение было бы совершенно иным, если бы капитан не дал понять команде, что Вы под его защитой.
  - А почему он защищает меня, Тачвиз?
  - Лучше спросите об этом у самого капитана, - доктор стушевался, сообразив, что чуть не сболтнул лишнее. - Вы извините, но у меня еще есть дела...
- Ухожу-ухожу, - Гостья соскочила с кушетки. - Было приятно пообщаться с Вами.
  Девушка вернулась в каюту, с ногами залезла на капитанскую кровать и опустила часть стены, закрывавшую смотровое окно. На иссиня-черном фоне в искрящейся разноцветной пелене виднелся кусок огромного бело-голубого шара. Наверное, это и есть Фрост, на который спешит Грасс Каракуш. При мысли о мужчине девушка вздохнула. Почему же он так рвется туда? Может, у него на спутнике семья? Тогда выражение, появлявшееся в глазах капитана при упоминании об этом куске льда, было бы логически объяснимо.
  Дверь открылась, и на пороге появился хозяин каюты, сияющий ярче звезд.
  - Хорошие новости! - сообщил он, совершенно не скрывая радости. - К утру мы войдем в атмосферу Фроста.
  - О-о... - многозначительно протянула Гостья. - Так быстро?
  Грасс бросил взгляд на пейзаж за окном.
  - Ты уже видела, - прозвучало скорее как утверждение, а не как вопрос.
  - Возьми меня с собой на Фрост, - умоляющим голосом попросила девушка, вставая с кровати и приближаясь вплотную к капитану.
  - Я уже говорил, это невозможно, - не поддался мужчина. - Но обещаю, чуть позже мы обязательно устроим прогулку.
  - Из твоей каюты в столовую и обратно?
  - Нет, но не могу сказать сейчас, это сюрприз, - он приобнял Гостью за плечи и заглянул в глаза. - Ты злишься?
  - Пусти, я хочу пройтись.
  - Из каюты в столовую? - передразнил наемник, копируя интонацию девушки.
  Она одарила его полным ненависти взглядом и, оттолкнув, выбежала из каюты.
  - Ханисса! - крикнул он вслед, но входная дверь заблокировалась, отделяя его от беглянки.

  ***

  Сплошь покрытая льдом и снегом поверхность Фроста затрудняла посадку такого большого корабля как "Сумеречный Беглец". Поэтому все необходимое - продукты, медикаменты и оборудование - загрузили в полетный модуль, а сам звездолет завис в атмосфере спутника, ожидая возвращения капитана и сопровождавших его членов экипажа.
  Изначально Грасс планировал пробыть на Фросте около недели. Но учитывая вчерашние события, передумал и принял решение не задерживаться так надолго. Дня на три-четыре максимум. Мало ли, что может произойти на корабле во время его отсутствия? Своему помощнику и другу детства он, конечно же, доверял, как самому себе - безоговорочно. Но гостья... мысли о ней не оставляли в покое. Почему она ведет себя так странно? Что в его словах обидело или разозлило девушку? Наверное, он должен был броситься догонять ее, немедленно попросить прощения. Но он решил дать ей время успокоиться. Он собирался извиниться - пусть даже не знал за что - вечером, когда она вернется в каюту. Ради этого даже попросил Сайса подежурить вместо него в командном отсеке. Каракуш почти всю ночь не сомкнул глаз, но девушка так и не пришла. В голове наемника уже одна за другой начинали зарождаться совсем нерадостные картины. Потом он вспомнил так своевременно внедренный в тело Гостьи биомаячок. Девушка обнаружилась в столовой, где судя по всему и проспала до утра и только потом пошла в каюту, точно зная, что Грасса там нет. Садясь в полетный модуль, наемник до последнего вглядывался в проход и искал глазами свою Ханиссу. Тщетно...
  Уже, кажется, в сотый раз капитан достал коммуникатор и, повертев его в руке, активировал. Гостья по-прежнему находилась в каюте. Как только он снова окажется на звездолете, первое, что сделает попросит у Ханиссы прощения. И еще обязательно расскажет ей о себе, НИЧЕГО не скрывая... и о своих чувствах тоже. А там пусть сама решает, готова ли связать свою жизнь с Каракушем. Да, он так и поступит, вручит ей в руки свою судьбу, и либо станет самым счастливым во всей Вселенной, либо его сердце будет разбито окончательно.
  Включив автопилот, Грасс, заложив руки за голову, вытянулся в кресле командира и закрыл глаза, пытаясь совладать с собственными эмоциями. Ни доктор, ни техник, наблюдавшие за своим капитаном и принявшие его за спящего, не подозревали, что на самом деле происходило в его душе.
  А лейтанца по мере того, как модуль приближался к спутнику, все сильнее охватывала эйфория, он ведь почти дома. Но чем дольше он об этом думал, тем сильнее становилась щемящая тоска в сердце. Более десяти лет он не видел родителей, с того самого момента, когда в страхе за свою жизнь сбежал. Нарушив закон, покинул планету, бросил дом, семью, друзей, навсегда перечеркнув уготованное ему великое будущее, поставив под угрозу само существование рода.
  - Капитан, - Бранвен тронул его его за плечо, выдергивая из водоворота мыслей, вынуждая открыть глаза, - Пора одеваться.
  Грассу хватило одного беглого взгляда в окно, чтобы понять, что до посадки оставалось не более пятнадцати минут. Оба его спутника уже успели облачиться в комбинезоны из тонкого, но очень теплого меха. Капитан встал со своего места, снял с вешалки оставшуюся спецодежду. Он быстро оделся, вернулся в командирское кресло и переключился в режим ручного пилотирования.
  Полетный модуль медленно снижался на белоснежную равнину, казавшуюся бесконечной. С каждой из четырех сторон днища с шипением выдвигались посадочные "ноги". Когда они плавно коснулись поверхности спутника, вокруг модуля взметнулись хлопья снега. Дверь опустилась, превращаясь в движущуюся дорожку, на которой стояли трое мужчин в одинаковых комбинезонах.
  - По-моему нас не ждут. Или же мы сбились с курса и не там сели, – Тачвиз выдохнул облако пара.
  - Управляющий Найриер не такой человек. Увидишь, он скоро появится, – успокоил капитан Каракуш.
  А третий мужчина – техник Бранвен – молча поежился от холода. Он вздрогнул от неожиданности, когда буквально в пяти шагах от него прямо из-под земли выскочила огромная кабина грузового лифта, из которого, прихрамывая, выбежал невысокий мужчина.
  - Господин, - он поклонился прибывшим, но обращался явно к капитану, - как хорошо, что вы прилетели. Когда Ваш помощник сообщил, что вы скоро будете на спутнике, все несказанно обрадовались. Мы почти потеряли всякую надежду.
  - Я тоже рад, наконец-то, посетить Фрост. Мы немного задержались в пути. И к сожалению, из-за нападения лишились взрывчатки для льда.
  - На "Сумеречный Беглец" напали? - Найриер был искренне взволнован и возмущен. - Я слышал, в последнее время пираты ведут себя все наглее.
  - Не уверен, были ли это пираты. Нападавшие не пытались пристыковаться или каким-то иным способом отнять груз. Их целью было явно уничтожить нас.
  - Какой кошмар! - ужаснулся Управляющий. - Хорошо, что Ваши родители не знают.
  - Найриер, не вздумай им сообщить, - пригрозил капитан кулаком.
  - Что Вы! Не волнуйтесь, господин. Я не скажу. Идемте скорее внутрь. Сегодня прохладнее обычного, - сменив тему, он махнул рукой в сторону лифта. - Я прикажу, чтобы модуль загнали в ангар.
  Грасс одобряюще похлопал мужчину по спине.
  - Спасибо, Найриер. И распорядись, чтобы разгрузили ящики с оборудованием, провизией и медикаментами.

  ***

  Сайс окинул взглядом столовую. На время отсутствия Грасса звездолет и экипаж полностью переходили под его командование. У Сайса, конечно же, не было безоговорочного авторитета Каракуша, но и конфликтовать в открытую с другом капитана никто никогда не решался. Убедившись, что на корабле царят спокойствие и порядок, помощник направился к аппарату выдачи еды, с интересом изучил меню. Йоши сегодня, как впрочем и всегда, был выше всяческих похвал. И где он только выискивал рецепты всех своих шедевров? Взяв пюре из морукса - сладковатого корнеплода, выращиваемого на многих планетах, где развито сельское хозяйство, и запеканку из овощей, сдобрив все это двойной порцией соуса из древесных грибов, Сайс проследовал к их с Грассом отдельному столику. На месте капитана, сгорбившись и понуро опустив голову, сидела Гостья, вяло ковыряясь ложкой в почти идеально полной тарелке.
  - Ты не притронулась к еде, не вкусно? - поинтересовался мужчина, присаживаясь напротив.
  Девушка, не отрываясь от своего бессмысленного занятия, покачала головой.
  - Просто нет аппетита.
  - Хм. А это никак не связано с отлетом Грасса на Фрост? - как бы между прочим спросил помощник, отправляя в рот приличный кусок запеканки.
  Гостья на секунду застыла с ложкой в руке, потом подняла на Сайса свои серо-зеленые глаза. В них легко читался ответ.
  - Не переживай, он там в большей безопасности, чем где-либо, - успокоил помощник. - О нем позаботятся.
  Девушка вовсе отбросила ложку, сцепила руки в замок и, навалившись грудью на стол, шепотом спросила:
  - Он не взял меня с собой, потому, что у него на Фросте кто-то есть? - она уставилась на мужчину в ожидании ответа.
  Помощник капитана поперхнулся и закашлялся. Девчонка не так давно на корабле и уже...задает подобные вопросы?! Еще и Грасс за прошедшие двое суток раз пятьдесят, наверное, связывался, чтобы узнать, все ли в порядке. А ведь раньше, он мог за неделю отсутствия на "Сумеречном Беглеце" не напомнить о себе ни разу. Что, во имя небес, происходит между этими двоими?
  - Э... Я не совсем это имел в виду, говоря, что о нем позаботятся, - он уже пожалел, что затронул тему личной жизни Каракуша. Она никогда никем не обсуждалась, и вообще была под запретом.
  Девушка продолжала вопросительно смотреть на Сайса, и он неожиданно для самого себя выпалил:
  - Вообще-то все добывающие и плавильные предприятия на спутнике, как и сам спутник, принадлежат родителям Грасса, - он осекся, глядя по сторонам боясь, что его мог услышать кто-то из команды. Однако, кажется, обошлось. Потом добавил совсем тихо: - М-да, и ему совершенно не нужно знать, что я тебе это сказал.
  - А...Ясно. Понятно, - только и смогла пробормотать Гостья.
  - Теперь, когда мы все выяснили, ешь, - в приказном порядке мужчина ткнул своей вилкой в тарелку Гостьи, при этом отнюдь не по-доброму зыркнув на девушку. - Не хватало еще, чтобы капитан оторвал мне голову за то, что ты заморила себя голодом.
  Девушка послушно зачерпнула ложкой немного каши, поднесла ее ко рту и снова обратилась к мужчине:
  - Сайс.
  - Ну, что еще? - не скрывая раздражение спросил помощник капитана.
  - Ты ведь знаешь Грасса с детства?
  - И что? - он насторожился. К чему она клонит?
  - Скажи, у Грасса есть семья?
  Сайс вздохнул. Ох, не закончится добром этот разговор!
  - Родители, как у всех, - он демонстративно набил в рот побольше еды. Может, это заставит девушку помолчать, давая ему возможность поесть в тишине.
  Не тут-то было.
  - А я вот даже не помню, есть ли у меня родители, ну, или хоть какие-то родственники - грустно сказала она.
  - Сочувствую, - буркнул мужчина, надеясь, что уж теперь тема разговора исчерпана.
  - Сайс, а у капитана есть жена или невеста? - выдала через мгновение Гостья и, видя, как вытянулось лицо помощника, быстро добавила: - Ну, или может, была раньше?
  Кусок застрял в горле, и наемник снова закашлялся. Девушка, видя как мужчина багровеет, испуганно вскочила и потянулась к нему, чтобы похлопать по спине. Но Сайс жестом остановил ее, показывая, что будет правильнее, если она останется сидеть на своем месте.
  - Тебе лучше спросить об этом у него самого, когда вернется, - отмахнулся он, справившись, наконец, с приступом кашля. - Доедай скорее, дежурному еще нужно навести здесь порядок.
  С этими словами он, отодвинув свою тарелку, вышел из-за стола и, не проронив больше ни слова, покинул столовую.
  - Да что ж они все сговорились? - девушка топнула ногой, не обращаясь ни к кому конкретно.

  ***

  Грассиор бродил по городу, не задумываясь куда и зачем идет. Просто шел, не видя ни дороги перед собой, ни приветствовавших его поклонами прохожих. И причина тому - очередная ссора с родителями. В последнее время они совсем перестали его понимать. Любой разговор, с чего бы он не начался, сводился к тому, что молодому человеку необходимо жениться. И если мать старалась вразумить и уговорить, но никогда не давила, то с отцом становилось все сложнее находить общий язык. Они оба, кажется, уже забыли чем совсем недавно чуть не закончилась свадьба их единственного сына. А вот сам Грасс запомнил это на всю оставшуюся жизнь.
  Потеряв счет времени он бродил и бродил, пока не удалился от центра Сарнады - столицы планеты - настолько, что большие дома зажиточных горожан сменились редкими одноэтажными домиками рабочих и мелких земледельцев. За домами, на сколько хватало взгляда, простирались ламбуриновые сады.
  Оказавшись в этой не слишком густо населенной части города, Грассиор, наконец, опомнился. Он посмотрел на фруктовые посадки. Солнце почти коснулось верхушек деревьев - скоро начнет темнеть. О небеса! Что он здесь делает, так далеко от дома? Нужно возвращаться, родители, наверняка, переживают и, возможно, уже ищут своего скорого на необдуманные поступки сына.
  Полностью поглощенный своими мыслями, молодой человек не заметил, как от самого дворца, держась на некотором расстоянии, за ним следовали трое, закутанные в темные шерстяные плащи.
  От резкого удара в спину молодой лейтанец не устоял на ногах и повалился лицом в дорожную пыль. В первые несколько мгновений Грасс растерялся и не успел отреагировать. Это сыграло на руку нападавшим, двое из которых с невероятной силой прижали жертву к земле, засунув в рот какую-то тряпку. Молодой человек изо всех сил старался вырваться или хотя бы перевернуться, за что его сперва приложили головой об землю, а потом несколько раз пнули острым носком сапога.
  Грасс перестал сопротивляться, понимая, что это не приносит результатов, а лишь усугубляет его положение. Звать на помощь мешал кляп. Надеяться, что увидит и спасет кто-то из местных жителей или просто прохожих, тоже не имело смысла - люди, живущие здесь, допоздна работали либо в садах, либо в центре столицы.
  В голову пришло единственное верное, как ему тогда казалось, решение. Сосредоточившись, Грассиор впервые в жизни попытался использовать полученный от предков Дар древнего гена - способность оказывать влияние на любое живое существо. Но уже через минуту по его собственному телу разошлась слабость; голова разболелась так, что казалось, вот-вот лопнет; а руки и ноги стали неметь. Во всей Вселенной была лишь одна раса, способная противостоять воздействию носителя древнего гена. Склизоиды. Грасса охватила паника, переросшая в леденящий ужас. Значит, принцесса Ларинелла все же решила завершить начатое. И похоже, сегодня ей это удасться.
  В доказательство неутешительного открытия мужской голос проскрипел:
  - Переверните его и держите крепче, - лейтанец узнал знакомый с детства язык жителей планеты Склиз.
  Грасса перекатили на спину, и теперь он мог видеть напавших. Двое мужчин в плащах силой удерживали его лежащим на земле. Третий, присев рядом на корточки, рванул рубашку на груди лейтанца. Он снял с рук перчатки из тонкой кожи, положив их в карман плаща и демонстрируя молодому человеку свои ладони, чуть пошевелил пальцами. Из расширявшихся пор одна за другой стали появляться небольшие бледно-розовые присоски. Мужчина, словно издеваясь над Грассиором, как можно медленнее опускал ладони ему на грудь.
  Молодой человек глухо зарычал от переполнявшей ярости и осознаваемой безысходности.
  Он почувствовал покалывание в том месте, где обнаженной кожи касались ладони склизоида. Прикосновение длилось всего пару минут, но они показались Грассу вечностью. Когда мужчина отнял свои руки от груди молодого лейтанца, покалывание усилилось.
  - Уходим, - скомандовал склизоид.
  - Может, припрятать его подальше от дороги, хозяин? - уточнил у него один из державших Грасса.
  - Пустое, - ответил тот, глядя на заходящее солнце, - когда его найдут, он будет уже мертв.
  Грассиор не слышал, сказал ли его убийца что-то еще, поскольку вокруг больше не существовало иных звуков, кроме замедлявшихся ударов его сердца. Яд тягучей волной растекался по венам, вызывая спазмы во всем теле...

  ...Грасс замычал от боли и проснулся. Он вытер ладонью капли холодного липкого пота со лба. В груди застряло неприятное ноющее ощущение. Все еще находясь под впечатлением сна, наемник, с трудом осознав, где находится, спустил ноги на пол и прислушался. Дом, в котором жил Управляющий с семьей, и где разместили гостей, спал, погруженный в темноту.
  Первой мыслью, пришедшей ему в голову, стала мысль о Ханиссе. Наемник схватил лежавший рядом коммуникатор и включил его. На экране мигала зеленая точка. Стало быть, с девушкой все в порядке. Грасс дотронулся до изображения, и оно увеличилось в несколько раз, показав план верхней палубы "Сумеречного Беглеца". Гостья находилась в каюте Сайса. В душе капитана поднялась невообразимая буря. Он пружиной подскочил с кровати и заметался по комнате, как загнанный зверь по клетке. Потом активировал передатчик вживленный в ухо.
  - Грасс? - удивился друг столь раннему сеансу связи. - Тебе не спится?
  - На корабле все в порядке? - капитан не решился прямо спросить о девушке.
  - Тебя интересуют дела в целом? Или конкретно дела твоей гостьи? - ехидно поинтересовался помощник, переходя с на родной для обоих лейтанский язык. - Если первое, то все отлично. Если второе, то девушка спит в моей каюте.
  - Что она там делает, Сайс? - едва сдерживаясь, чтобы не сорваться на крик, процедил наемник.
  - Что я слышу, Грасс! Ты ревнуешь? - в голосе прозвучала усмешка. - Не стоит, я в командном отсеке. А девушка просто не хотела оставаться в твоей каюте.
  - Интересно, чем же ей не подходит моя каюта? - недовольно зашипел капитан.
  Помощник вздохнул.
  - Не знаю. Но думаю, вам двоим надо сесть и обсудить свои отношения.
  - У нас нет никаких отношений, Сайс.
  - Давай начистоту, Грасс, - повысил голос помощник капитана. - Я вижу, как вспыхивают твои глаза, когда ты смотришь на девушку. Вся команда видит, что она тебе нравится. И только ты один не хочешь себе в этом признаться.
  - Замолчи, Сайс!
  Но тот проигнорировал друга, продолжая свою гневную речь:
  - Перестань за каждым углом видеть Ларинеллу, мечтающую убить тебя! Прошло десять лет, Грасс! Оставь свои страхи в прошлом! Повзрослей уже!
  Капитан отключил передатчик и снова лег. Он знал - Сайс прав, но страхи были сильнее.
  С трудом дождавшись утра, капитан умылся и отправился на кухню, где Тачвиз как раз развлекал сказками о космических путешествиях двух непоседливых близнецов - хозяйских детей - пока мать пыталась накормить их завтраком.
  - Доброе утро всем, - выдал дежурное приветствие лейтанец и обратился к жене Управляющего. - Алурна, Ваш муж уже встал?
  - Доброе утро, господин, - поздоровалась женщина с гостем. - Найриер ушел в хранилище проверить, как идет заготовка воды для Вашей команды.
  - Отлично, пойду к нему, - наемник испытал легкое раздражение, хоть на это не было особых причин. - Тачвиз, если ты закончил завтрак, хватит забивать детям голову своими рассказами. Идем со мной.
  - Капитан, а Вы разве не будете завтракать? - доктор отвлекся от близнецов, чем вызвал их недовольство.
  - Нет времени. До наступления ночи мы должны вернуться на корабль.
  Тачвиз переглянулся с Алурной и, не понимая, чем вызвана спешка, сказал:
  - Я думал мы пробудем здесь хотя бы дней пять.
  - Планы изменились, - коротко бросил Грасс.
  - Но я не могу улететь сейчас. Одна из женщин беременна, ей нужна срочная госпитализация. Но она напрочь отказывается отправиться на Лейтану, потому что не хочет покидать мужа.
  - Что будет, если она в ближайшее время не покинет Фрост? - посуровел лейтанец.
  Медик украдкой бросил взгляд на хлопотавшую на кухне женщину.
  - Ничего хорошего, капитан, ни для нее, ни для ребенка, - пояснил он шепотом, чтобы жена Управляющего не услышала. - Необходима серьезная квалифицированная помощь и более комфортные условия.
  - Ладно зайдем к Найриеру, потом навестим твою пациентку и попробуем переубедить ее.

  ***

  Пока Грасс находился на Фросте, у девушки было время подумать и разобраться в своих чувствах к капитану. По крайней мере попытаться. И по всему выходило, что она вела себя глупо. Нет, чтобы поговорить и раз и навсегда выяснить, как же относится к ней наемник. Вместо этого она упорно избегала разговоров с ним на волнующую тему. Спряталась, как последняя трусиха. Даже не вышла проводить лейтанца, предпочитая пересидеть в столовой. Все эти мысли и переживания подтолкнули ее к еще более глупому поступку - признаться Грассу в своих чувствах. Но не абы как, а в стихах и на родном для него языке. Во время обеда девушка подошла к помощнику капитана и спросила, есть ли у лейтанцев какие-нибудь стихи о любви. Сайса удивил вопрос, но он не решился спросить, зачем Гостье поэзия, которую она, не зная языка, даже прочитать не сможет.
  - В моей каюте есть парочка книг, - сузив глаза, мужчина смотрел на нее с нескрываемым любопытством. - Я до утра дежурю в командном отсеке. Так что можешь зайти и покопаться в моей скромной библиотеке.
  Девушка, улыбнувшись, благодарно кивнула. И тем же вечером воспользовалась любезным предложением Сайса. Она была уверена, что жилье помощника являло собой точную копию капитанского. Максимум чего ожидала - это полки с книгами. Но в каюте Сайса оказалось целых две комнаты, одну из которых полностью занимала "скромная" библиотека. И разумеется, почти все имеющиеся в ней книги были на неизвестном языке. Но к счастью, человечество когда-то придумало галанет, где можно найти все, что угодно, даже словарь-переводчик с языка незнакомой планеты на общегалактический. И кроме всего прочего, у девушки определенно выявился талант к языкам. Уделив всего одну ночь изучению непонятных закорючек из книги, к утру она читала, почти не заглядывая в словарь.
  Вот и сейчас Гостья расположилась на капитанской кровати с книжкой в руках и увлеченно читала запавшую в душу лейтанскую балладу о несчастной любви. Романтическая история настолько захватила, что девушка пропустила ужин. Она перевернула очередную страничку книги, позаимствованную накануне у Сайса. И ощутив легкий толчок, от неожиданности выронила сборник стихов и машинально глянула в смотровое окно. "Сумеречный Беглец" как раз покидал атмосферу бело-голубого спутника. Как, уже? Так скоро? Значит, Грасс вернулся на корабль? Но почему тогда до сих пор не пришел? Где же он? С ним ведь ничего не могло случиться? Внезапно возникшее желание увидеть капитана заставило девушку отложить чтение и встать с кровати. Она на носочках подошла к двери и прислушалась. Из коридора не доносилось ни единого звука. Набравшись смелости, Гостья осторожно выглянула. Пусто. Несмотря на позднее время она проскользнула через открывшуюся дверь и, надеясь не встретить никого из команды, пошла по коридору в сторону командного отсека. Почему-то ей казалось, наемник именно там. Но когда девушка проходила мимо каюты Сайса, голос капитана, доносившийся из-за двери, заставил ее остановиться:
  - Вот так мы с Тачвизом с трудом уговорили ее лететь на Лейтану, - он вздохнул, переведя дух. - Ну да ладно, время уже позднее. Не буду тебе мешать, переночую в командном отсеке.
  - Грасс, хватит вести себя, как неразумное дитя, - на повышенных тонах заговорил помощник. - Послушай меня, своего лучшего друга, человека, которого считаешь старшим братом. Ты знаешь, я с самого начала был против идеи оставить девушку на корабле. Мне и теперь это кажется самой большой ошибкой. Но я вижу, как вы оба мечетесь и не находите себе места на расстоянии друг от друга. Так почему бы вам не обсудить ваше дальнейшее общение, как это делают взрослые люди?
  Капитан молчал, никак не реагируя на эмоциональную речь друга.
  Гостья, замерев, стояла под дверью, боясь даже дышать и переживая, чтобы мужчины не услышали, насколько громко колотится сердце в ее груди.
  А помощник продолжал:
  - Не глупи, Грасс, иди к себе и поговори, наконец, с ней. Выясните все раз и навсегда и не мучайте друг друга, - он выдержал короткую паузу, потом почти выкрикнул: - О, небеса, иди же! Или клянусь, я насильно закрою вас двоих наедине в каюте и не выпущу, пока вы не выясните отношения!
  За дверью послышалось какое-то шевеление, и девушка, испугавшись, сорвалась с места и поспешила поскорее вернуться в каюту.
  Почти прыгнув на кровать с разбега, она схватила книжку, но даже открыть ее не успела. Дверь, издав сигнал предупреждения, разблокировалась, пропуская в комнату капитана. Он остановился в нескольких шагах от кровати, не зная, что делать дальше.
  - Здравствуй, - произнес нарочито бодро. Никогда еще слова не давались ему с таким трудом.
  От его голоса и горящего, в прямом смысле, взгляда в животе у девушки защекотало.
  - Привет, - ответила она, нервничая и оттого теребя ни в чем не повинную книжку. - Как прошла поездка?
  - В целом неплохо. Пополнили запасы питьевой воды на корабле. И еще отправили беременную женщину в больницу на Лейтане. Два часа вместе с Тачвизом уговаривали ее. Еле смогли убедить, что так лучше для нее и ребенка, - сумбурно заговорил он, пытаясь скрыть волнение.
  Гостья машинально закивала.
  - А я думала, ты пробудешь на Фросте дольше, - признается ли капитан, почему вернулся так быстро?
  - Я..., - короткая заминка, и он сказал: - закончил все дела, и не было причин оставаться. И еще, я хотел...
  - Твои глаза, - вдруг прервала девушка уже готовое сорваться признание.
  - Что? - растерянно переспросил лейтанец.
  - Они... - не сразу подобрала нужные слова Гостья. - В них как будто огонь горит. Так необычно.
  Грасс неожиданно для себя расслабился и улыбнулся.
  - Да, такая вот особенность, - он выдохнул и решился на первый шаг. - Знаешь, ты извини, если я чем-то обидел тебя.
  - Нет-нет, это ты прости, я вела себя глупо, - она засмеялась. - Хорошо, что мы это выяснили, да?
  Мужчина кивнул, к нему вернулись веселость и хорошее настроение, почти потерянные за последние дни.
  - Почему бы нам это не отметить? Как думаешь?
  - Согласна. Но каким образом? - она удивленно захлопала глазами.
  Наемник загадочно подмигнул.
  - Скоро узнаешь. А пока - это сюрприз, - он хлопнул себя по лбу, увидев, как девушка зевнула. - Я совсем не подумал, стою тут и болтаю, а ты, наверное, хочешь спать.
  Гостья виновато пожала плечами. Усталость и правда навалилась как-то внезапно.
  - Я пойду, а ты спи.
  Он уже хотел развернуться и уйти, но девушка его остановила:
  - Грасс, только не пойми меня не правильно, но зачем тебе все время уходить? Это ведь твоя каюта. И кровать такая большая, мы вполне поместимся вдвоем, - она почувствовала, как начинает краснеть, и поторопилась добавить: - если обещаешь не приставать и... спать одетым.
  Это было так странно. Лейтанец отдал бы все на свете за возможность остаться, чтобы просто видеть девушку, пусть даже не имея права прикоснуться к ней. Никогда не думал, что она сама предложит ему то, о чем он мог только мечтать.
  - Ханисса... - он не нашел уместных слов и просто сказал: - я обещаю.
  



Ирина Горячева

Отредактировано: 16.01.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги