Суженый для ведьмы

Размер шрифта: - +

Глава 8

Наира Водопьянова сидела на краю беломраморной беседки, козырьком нависшей над озером, и болтала в воде ногами. Ей было грустно и не понятно. Месяц назад она впервые увидела красавца Мирослава и с первого взгляда поняла, что хочет его: на его фоне она будет выглядеть уже не принцессой – королевой. Когда она узнала, кто он, то решила, что Рося уже у неё в кармане, достаточно дать ему понять, что она обратила на него внимание, и он прибежит, высунув язык, как щенок и готовый служить. Все они готовы, когда слышат, что она сама Водопьянова, дочь той самой….

Однако Мирослав повёл себя иначе, и это оставалось за гранью понимания Наиры. Для себя она быстро решила, что он просто непоправимо глуп, и при удачном стечении обстоятельств Наира бы выбросила его из головы. Дураки ей ни к чему.

Обстоятельства сложились неудачно. Наира увидела Мирослава впервые, когда рядом находились её верные подружки, и она не придумала ничего лучше, как указать девочкам на красавчика и обсудить его с макушки до пяток, похихикать. В запале она пообещала, что парень будет её со всеми потрохами. И теперь отказаться от него она просто не может. Подружки ей этого не простят. Так подставиться из-за какого-то идиота. Позор! Наверное, Мирослав от того красивый, что природа пыталась компенсировать недостачу мозгов.

Сначала Наира пыталась кокетничать, потом пустила в ход тяжёлую артиллерию – привороты, но всё тщетно. От присухи Мирослав оказался защищён. Вчера Наира пошла на крайность.

Две недели назад она подкараулила Мирослава на улице, попыталась приворожить через поцелуй, но ничего не вышло. Защита, чтоб её. Зато Мирослав в тот день совершил ошибку: он смачно сплюнул на тротуар и ушёл, оставив ей возможность навести порчу. Этой ночью Наира использовала свой шанс, и по всем прикидкам выходило, что Мирослав давно должен был позвонить ей и умолять спасти его, но телефон молчал. От досады хотелось плакать. Нет уж, найдётся на Мирослава управа. Должна найтись.

Наира решительно встала.

- Айда! – звонко произнесла она, и в беседке тотчас появился чертёнок. Он, принюхиваясь, поводил пятаком, дёрнул левым ухом, процокал на копытцах три шага вперёд и радостно оскалился:

- Чем могу быть полезен, Хозяюшка?

- Айда, я хочу знать, где сейчас Мирослав Бестужев.

- Проклятый? – уточнил чертёнок.

- Он.

- Хозяюшка, весь мир обегу, Мирослава найду и тотчас доложу.

Чертёнок собирался исчезнуть, но был остановлен властным:

- Стой! – Айда послушно замер, и Наира пояснила, - Я наслала на Мирослава порчу. Я хочу знать результат. Теперь иди.

Чертёнок, крутанувшись вокруг себя и на прощание махнув кисточкой хвоста, исчез. Наира постояла с минуту. Через час придут девочки, нужно привести себя в порядок и подготовиться. Снова будут спрашивать, где же обещанный Мирослав у ног. Придётся снова уверенно улыбаться и уверять, что скоро, просто пока она хочет его помучить за то, что смел не сразу согласиться. Наира вздохнула.

На секунду ей представилось, что Мирослава ей не победить. Стало страшно. Над ней будут смеяться, начнут показывать пальцем. Это будет позор! А мама? Мама бы не позволила какому-то смерду пренебрегать собой. И она не позволит. Наира нервно рассмеялась. Что на неё нашло? Конечно, Мирослав будет её. Она Водопьянова, а он просто никто.

Наира отряхнула невидимую пылинку и по дорожке зашагала к дому. В то время как многие ведьмы селились в обычных городских квартирах по соседству с людьми, Водопьяновы оставались верны традиции и жили в лесу. Нет, в Москве у Наиры тоже имелась квартира, но служила она не жильём, а модным атрибутом, которым можно похвастаться перед подружками или воспользоваться от случая к случаю.

Домом Наира считала деревянный расписной терем, надёжно скрытый от людских глаз чарами её прабабушек и стараниями лешего, не подпускавшего случайных путников к заколдованному месту.

Если бы не Мирослав, Наира бы позвала девочек в квартиру, но из-за него ей пришлось пригласить их домой, потому что врать о скором успехе получается убедительней, когда за спиной высится красавец-дворец.

В комнате Наира покрутилась перед зеркалом, распустила волосы, отбросив ставшую ненужной заколку в угол. Больше всего в себе ей нравился цвет волос, данный природой. Почти блондинка, но несколько прядей чуть отличаются по оттенку и кажутся золотистыми. При удачном освещении создаётся впечатление, что в волосах запутался солнечный луч.

Наира надула губы, вглядываясь в собственное отражение. Красавица! И как он мог отказаться? Идиот. Или он просто понял, что она слишком хороша для него? Наира покрутила новое объяснение странному поступку Мирослава, но отбросила его как нелогичное: если бы у Бестужева была хоть капля ума, он бы понимал, что ей не отказывают. Значит дурак, что и требовалось доказать.

Наира надела новенькие джинсы в стразах, натянула синюю водолазку, так удачно подчёркивающую её голубые глаза. Пожалуй, она готова. Наира продолжала улыбаться зеркалу, когда в дверь постучали.

- Да, - откликнулась она, добавив в голос повелительных ноток.

Дверь открылась. На пороге стоял Айда и смущённо прикрывал пятачок шестипалой лапкой.

- Хозяюшка, - виновато сказал он, - Я нашёл проклятого Мирослава Бестужева. Он в поезде. Едет в Минск. И на нём, хозяюшка, нет никакой порчи. Зубы целы.



Нелли Видина

Отредактировано: 02.03.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться