Суженый-ряженый

Размер шрифта: - +

Глава 10. Новый поворот – новая жизнь, новая жизнь – новая Астра, новая Астра – новые проблемы.

Глава 10. Новый поворот – новая жизнь, новая жизнь – новая Астра, новая Астра – новые проблемы.

Я ошарашено переводила взгляд с бабули на мужчину, который волей случая считался моим мужем. Мне что, проблем мало было? Хотя… а с чего бабуля вообще решила, что он в меня влюблен? Глупости какие! Мы с ним и не общались практически, пересекались пару раз и не больше! А один единственный раз, когда у нас случился диалог, он вообще испепелял меня убийственным взглядом! Прокрутив в голове такую цепочку, я даже дышать смогла полной грудью. И чего я так сразу всполошилась? Бабуля либо сама все не так поняла, либо шутит неудачно. Об этом я и поторопилась ей сказать.

- Бабуля, неудачная шутка, - скептически посмотрела я на нее.

- Это не шутка, - смотря мне в глаза, серьезно произнесла бабуля.

- Ну да, конечно, - наигранно согласилась я. – Да такого и быть не может! Я вообще сомневаюсь, что этот черствый калач любить умеет! – как всегда, не подумав, произнесла я. Только сказанного не вернуть.

Я осторожно посмотрела на Сансариона, чтобы увидеть его реакцию на слова. Он скрежетал зубами и еле себя сдерживал. Неуравновешенный он какой-то… Почти все время на взводе, и почему все говорили, что он хладнокровный и невозмутимый? Врут, понятное дело. Вот и сейчас я не смогла увидеть его в привычном для других состояний. Он только и делал, что скрежетал зубами и несколько раз порывался что-то сказать. А потом махнул на все рукой и ушел через портал.

- Астра! – укорызнено произнесли мои родственнички хором.

- Что? Я уже и без вас поняла, что язык у меня как был без костей, так и остался, - пробурчала я в ответ, пытаясь игнорировать их недовольные взгляды.

- Но сейчас был перебор! – это от мамы.

- Ты совсем не следишь за своим языком! – это от папы.

- Хамка и грубиянка! – припечатала бабуля.

- Во-первых, не хамка и грубиянка, а прямолинейная! – не согласилась я, выражая свою позицию. – А во-вторых, чего вы от меня хотите? То есть вы мне тут феерические проблемы устроили, и еще ждете от меня вежливости и послушания?

- Ты сама создала себе проблемы! Тебя никто не просил создавать артефакт для поисков истинной пары. И уж тем более никто тебя не просил этот артефакт использовать! – высказал мне отец. – Когда уже научишься признавать свои ошибки? Я не прошу, чтобы ты решала сама свои проблемы…

- Вот поэтому я и безответственная! Вы же всегда за меня все делали! И не давали возможности самой принять решение! – перебила я его. – Вот поэтому я и веду себя как ребенок, потому что знаю, что папочка с мамочкой всегда помогут!

- Да ты и есть еще ребенок! – немного повысил он тон.

- Нет! Да мне уже давно пора вырасти, а вы этого не поймете! Печетесь обо мне, как о хрустальной вазе! Да у Рива в моем возрасте свободы было порядком больше. Намного больше!

- Рив – мужчина! Он наследный принц! Будущий император! Ему свойственно больше свободы!

- Хватит! – остановила нас мама. – Хочешь свободы? Прекрасно! Действуй.

- Правда? – не поверила я.

- Алес! Не говори ерунды! – прикрикнул на нее отец. – Она еще совсем ребенок!

- Если мы будем ограничивать её, она взбунтуется и сделает только хуже! Вспомни меня! Моим приключениям ты не препятствовал! И все было хорошо! Так почему же и в её благоразумность сейчас не поверить?

- На тебе были следилки, плюс обручальное кольцо давало дополнительную защиту! Но даже это не помогло! Ты все равно вляпывалась в неприятности! И твоя любовь к неприятностям в Астре только удваивалась! Эту егозу ни одни следилки и защитники не остановят! – попытался достучаться до мамы отец.

- Это надолго, да? – спросила я у бабули, кивая на родителей. – Ну, тогда я пошла. Напомни им, чтобы о своем решении меня оповестить не забыли.

Выскользнув из аудитории, я остановилась посреди коридора и задумалась. Извиниться перед Сансарионом или нет? Я ведь не права. Ни за что, ни про что обидела человека. Он отнесся ко мне с пониманием той ночью. Но с другой стороны, чего он ждал? Что я сразу же влюблюсь в него, несмотря на то, что этот союз был вынужденный? Черт! Я запуталась! Так, я ведь решила повзрослеть и самостоятельно решать свои проблемы, так? Взрослые люди не боятся признать свои ошибки или бояться? В любом  случае, я научусь признавать свои ошибки и исправлять их. В том, что я опрометчиво высказалась о чувствах Сансариона я не права. Значит, нужно извиниться.

Как только я приняла решение, я пошла его непременно реализовывать. Сказать легче, чем сделать. Сначала препятствием к осуществлению моих взрослых поступков стало отсутствие самого магистра. И где его черти носят? В кабинете нет, в комнате нет, по расписанию у него занятий нет. И где его теперь искать? Я уже все облазила, кроме одного места – ректора. Точно! Он же принимает дела у ректора! Вполне вероятно, что он сейчас там. Стоп. И почему я всегда забываю, что могу легко перемещаться сразу к нужным людям? Вот что значит поздно появившийся дар. Я к нему до сих пор привыкнуть не могу. Сетовать на свою глупость можно бесконечно, сейчас главное - дело. Я поторопилась представить лицо своего то ли мужа, то ли недомужа… Ну вы поняли в общем.

- Я ожидала увидеть тебя у ректора, но никак не здесь, - недоуменно протянула я, оглядывая своего… своего, в общем.

- Что-то еще хочешь добавить черствому калачу? – язвительно спросил он меня. В руках он держал бокал спиртного, не знаю какого, я в нем не разбираюсь. В глаза он мне смотреть избегал.

- Я это… ну… - извиняться оказывается намного сложнее, чем представлять это себе. Особенно мне, которая никогда практически не извинялась.



Наталья Беглец

Отредактировано: 30.06.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги