Светлый темный

Размер шрифта: - +

Глава 2.

Судьба  нас наделяет, а принять это благо или нет,  мы уже сами выбираем.

 

 

Мой, так называемый «талант» темной силы, выразился в том, что я стал черным колдуном. Это, типа, убивец я, по темной силе - проклинать могу, заклинать, словом убивать, калечить, и тому подобное. Регенирация у меня, что удивительно, почему-то хорошая есть, и это плюс. А так, я обычный темный. Мне моя темная сила заготавливать лекарства, и лечить совсем не мешает.

Мой новый опыт в лечении вот только что снова был, потому что меня приняли за светлого лекаря, когда я продавал мази в лесной и дикой деревушке, куда я зашел по пути, чтобы купить сьестного, и где меня попросили одну женщину подлечить….

Глупые людишки!

Хотя и их можно понять, на нас же не написано, что мы черные, и на внешности вид силы особо не отображается. Это только специальные светлые со способностью определять темных ( но они очень редкие с таким даром) нас могут раскусить, или во время лечения темного приглядеться к его силе. Или еще элементарный способ – по поступкам.  Тяжело ли не заметить вреднючего некроманта или злющего темного мага? Не заметить невозможно! Темные обычно проявляют себя быстро. Да и по загнаному виду - одичавших, плохо одетых, боящихся всех людей нас зачастую определяют…  Но тут уже не наша вина, в лесу же живем, кочуем, прячемся…

Так вот, продолжу, а то отвлекся, женщина была с болезнью такой своеобразной, к ней какая-то нечисть присосалась, и паразитировала.

-  Да, умертвил. Нет, не женщину. Нечисть!

Открепил,  погибшую от моего крепкого словца нечисть, и замазал рану. Оказывается убивать вот так – это добро. Ну, не понял я, как эти люди, с их странными восприятиями мира,  разделяют убивство во благо от не во блага. Мне их так сложно понять. Но в этом случае, убив, я оказался не убивцем, а спасителем.

  • Моя мазь идеальна. А недавно совсем не то действие было. Правильно я добавил этот экстракт… Эксперимент прошел удачно! – думал я, наблюдая за абсолютно неожиданным эффектом от моей мази, который выразился в моментальном заживлении раны.

В деревне мне понравилось. Меня так никогда не кормили. Я домашней еды уже и вкуса не вспомню. А тут пир горой, празднуют. Я, как главный герой, в центральном месте у стола был посажен, на самом почетном месте, как мне кажется.

Но меня, как они не стараются, разговорами и вопросами от еды не отвлечешь.

Как вкусно все, по-домашему!

И приятно благодарности выслушивать. На душе так легко становится.

Нагрузили мне в деревне, на подаренную ими же, лошадку еды, и пошел я недовольный жизнью.

- Почему недовольный? – поинтересуетесь вы.

- Да, потому что мы  - темные, страдаем изгоями, а эти светлые всегда так хорош живут!

- Все, теперь я условно - светлый! Буду прикидываться еще старательнее! Я решил. А кто скажет ,что куда ты лезешь темный, тебя раскусят, тот не прав! Проверено наглостью – не видят во мне темного.

И тут же не раскусили!  

                Так моя жизнь сделала снова крутой поворот, и обнаглевший темный, то есть я, начавший выдавать себя за светлого, пошел по пути не уготованному ему судьбой.

Высшие силы этого мира замерли в ожидании, что из этого выйдет. Не думаете же вы, что и высшие силы рады ситуации,  в которую завели мир сами люди, изгоняя и убивая полезных темных после распределения им черных сил?

  • Кто же знал, что идти в компании такая морока? - Я попробовал, мне не нравится.
  • Эта лошадь, какая-то странная…
  • Чего она от меня хочет?
  • Отдай сумки и уходи!

Вообщем, пока я догадался, что на привале ее нужно распрячь, и со рта  ее вынуть те странные штуки, чтобы она могла попастись, она меня не отпустила с поляны, где мы остановились на ночь, ни на шаг не отпустила, даже за хворостом не отпускала…. Смешно сказать, но меня, темного, напугала, затеррорезировала, и не выпускала с поляны лошадь. Если бы знал, что они такие странные, то лучше бы что-то другое взял в награду вместо нее…

Нести самому сумки, которые существенно увеличились, это не то чтобы тяжело, потому что сумки же магические, и тяжелыми и обьемными быть априори не могут, но переложить на кого-то даже эту ношу было вначале приятно…Но потом их отбирать у лошади –это да, это очень  тяжело.

Да, упряжь я так и не смог обратно одеть. Привязал к лошади, и когда буду проходить деревню, то продам. Еще посмотрю что, то ли упряжь, то ли лошадь.

Наметил я себе план, что я живу теперь по-новому - в деревни захожу со смелостью, на постелях мягких сплю, людям помогаю, лечу, благодарность получаю, и скрываю свою темную сущность по-прежнему.

Я озвучил это, чтобы набратися смелости. Легко ли, так резко менять жизнь,  и сформированный столетиями уклад… Раньше я просто за человека себя выдавал, теперь же буду выдавать себя за светлого…

                Но все же лошади странные животные, разумные вроде бы, потому что слушают все, и кивают. Я даже задумался о том, так ли они глупы, как все позиционирут, хотя… не зря же их зовут тягловым транспортом, и оставляют в стойлах, а не селят в номерах? Наблюдая за повадками первого живого существа, что составляло мне компанию, я все решал - оставлю это творение себе или нет. Узнать бы еще, какого оно пола…

                Осознал я свою ошибку в оценке путешествия с лошадью, когда ночь пришла. Я то, как обычно, на дерево залез, привязался, вниз посмотрел, и … понял, что зря. Пришлось слезать, и думать, как ночь пережить на земле, от тварей отбиваясь, и охраняя своего молчаливого слушателя, и почти что собеседника, в виде этой неразумной твари, что даже не боялась ночи в страшном лесу, а стояла травку пощипывала. Все же ее неразумность этим подтверждается. Или она мне так доверяет?



Олеся Калинская

Отредактировано: 27.06.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги