Связанные обязательством

Размер шрифта: - +

Глава 25. Спасение

Проходили дни. Нет, они ползли так медленно, что каждая последующая минута казалась ещё более бессмысленной, чем предыдущая.
      Он ушёл.
      Рано или поздно это должно было случиться. И Кэсси это знала. Но голова и сердце всегда плохо ладили друг с другом. Особенно, когда Кэсси начинало казаться, что между ними может что-то быть. Как глупо.
      Жизнь быстро вошла в привычное русло. Утро, автобус (без хмурого незнакомца), метро, колледж. Первые дни однокурсники бередили её свежие раны вопросами о Мэтте. Все решили, что теперь они вместе, и Кэсси обязана знать, куда пропал лучший игрок в баскетбол и любимец первокурсниц. Но всё, что могла сделать Кэсси, это пожать плечами. Для Мэрил была персональная версия: Мэтт уехал. Что по большому счёту было правдой.
      Покрывало из снега укрыло город, готовя его к зимнему сну. Кэсси тоже мечтала уснуть. Навсегда.
      Что теперь будет с ней? Кристалл был всё ещё внутри — единственное болезненное напоминание, что Мэтт реален, и она не сошла с ума. Но раз он сдался, возможно, эта украденная Сила больше не имеет никакого значения. Как и она сама.
      То, чего Кэсси боялась и избегала, настигло её и закружило в разрывающем на части вихре из пустоты. Она позволила себе влюбиться. В самого ужасного и невыносимого человека — точнее даже не человека, — которого она только встречала в своей жизни. Но было в нём что-то непреодолимо влекущее. За маской равнодушия и стеной грубости скрывалось нечто большее. По крайней мере, он заботился о ней. Пусть и в своей манере, но заботился. И она чувствовала себя нужной.
      Раньше Кэсси не знала, что одинока. У неё есть семья, есть лучшая подруга. Каждый день она видит множество людей в колледже… Но лишь однажды ощутив тепло рук Мэтта, прикосновение его губ, увидев желание в его глазах, она поняла, что теперь осталась по-настоящему одна. Мир поблёк, и постоянное чувство, будто чего-то не хватает, поселилось внутри неё.
      После ужина в обществе родителей, когда ей приходилось играть роль жизнерадостной умницы-студентки, она поднялась в свою комнату и обессилено упала на кровать. Белый потолок освещал болезненный оранжевый свет фонаря за окном. Миллионы снежинок кружились в воздухе. Ленивый взгляд девушки скользнул по стеклу. Ей всегда нравилось стоять под фонарём и, запрокинув голову, представлять, будто снежинки — это звёзды, среди которых она летит с большой скоростью. Постепенно её веки начали тяжелеть. Кэсси не сопротивлялась. Сон был единственным спасением от жестокой реальности. Она закрыла глаза, отдаваясь успокаивающей темноте и тишине.

      Его шаги были беззвучны. Канненсис мысленно усмехнулся: Кэсси даже не позаботилась включить свет, что облегчило ему задачу незаметно появиться в её комнате. Он подошёл к спящей девушке и замер. Сердце глухо забилось, вызывая бурю неясных эмоций. Несколько секунд он рассматривал умиротворённые черты лица Кэсси — точно так же, как и в первую ночь. Он всем сердцем желал вернуться в прошлое и никогда не обрекать её на всё то, что ей пришлось… и ещё предстоит пережить. Но пути назад не было, а он должен был довести дело до конца. Его ладонь легла на щёку Кэсси. Ощущая мягкость её кожи, его решимость пошатнулась. Правильный ли выбор он сделал?
      Сквозь хрупкий сон Кэсси почувствовала далёкое тепло на своей щеке и проснулась. Первые три секунды она не верила своим глазам, глядя на Мэтта перед собой. Либо она подумала, что это сон, либо радость вновь увидеть его была слишком сильной, но, поддавшись этому порыву, Кэсси приподнялась и обхватила шею парня двумя руками, притянув его к себе. Он не был готов к такой реакции, поэтому просто позволил себе упасть на кровать рядом с ней.
      — Ты вернулся, — прошептала она, ещё крепче вцепившись в парня.
      На долю секунды он ответил на её объятия, прижав к себе, но вскоре холодно отодвинул Кэсси от себя и поднялся с кровати.
      — Я вернулся не к тебе, — безразличным тоном заговорил Мэтт. — У тебя осталось то, что принадлежит мне.
      Эти слова стряхнули последние остатки сна. Кэсси посмотрела в его ледяные глаза, понимая, что повела себя ужасно глупо.
      — Извини, — её голос звучал хрипло. Что вообще на неё нашло, раз она решила, будто Мэтт вернулся ради неё? Если она не хочет расплакаться прямо у него на глазах, следует выбрать другую тактику. Ненависть и обида ей показались лучшим вариантом. Особенно если учесть, что он явно определился в своём отношении к ней.
      — Вставай. Ты идёшь со мной. — Мэтт отвернулся к окну, чтобы не видеть Кэсси. За время его отсутствия здесь прошло уже несколько дней. Мир Теней всегда выглядел одинаково. Прекрасно, но одинаково. А здесь каждый день был особенным. Солнце, луна, дождь, снег. Люди не понимают, насколько прекрасен их мир.
      — Куда? — спросила за спиной Кэсси.
      Мэтт тяжёло вздохнул, проведя рукой по неизменно взъерошенным волосам. Как бы он не хотел этого признавать, но он привык к человеческому телу. Может, этот сосуд и был излишне хрупким, но лишь в нём он мог познать красоту смены дня и ночи.
      — Всё так же много вопросов, — раздражённо бросил он. — Похоже, ты ничему не учишься.
      Разозлиться на него было легче, чем это казалось сначала.
      — Я имею право знать! — Не ожидая от себя самой, Кэсси подошла к парню и развернула его за плечи лицом к себе. Он был слишком высоким, так что ей пришлось поднять голову, чтобы заглянуть в его глаза. — Проявите хоть немного снисходительности, Ваше долбанное Величество, Высочество или как там тебя! Я никогда не отказывала тебе в помощи, просто скажи мне, что будет со мной, куда ты собираешься меня забрать?
      Лицо Мэтта выглядело непроницаемым. Он пробежался взглядом по тоненькой кофте с рукавами в три четверти и джинсам, которые были надеты на Кэсси, после чего сказал:
      — Советую обуться.
      Кэсси фыркнула и развернулась, чтобы спуститься за обувью в прихожую, но именно в этот момент угодила в чьи-то руки. Тонкие пальцы с длинными ногтями сомкнулись на её предплечьях.
      — Ты задержался, — сообщила Адора, даже не взглянув на «добычу» в своих руках.
Кэсси вздрогнула от её натянутого как струна голоса и попыталась освободиться.
      — Отпусти её, Адора, — спокойным голосом велел Мэтт.
      Несмотря на скользкое недоверие в глазах, девушка послушалась и отпустила Кэсси. Та бросилась к двери и сбежала вниз по лестнице. Она не знала, сколько проспала, но ни в гостиной, ни на кухне родителей не было. Значит, они уже легли спать. Хоть что-то было в её пользу.
      Кэсси натянула ботинки, и тут её голову посетила мысль о побеге. Но здравый смысл быстро выкинул эту идею в мусорное ведро. Она не сможет от них скрыться. Во всяком случае, ненадолго. Да и куда ей идти? К Мэрил? Чтобы подставить под удар её и её семью? И если верить теориям Сибуса, с кристаллом в груди она долго не проживёт. Кэсси смиренно вздохнула и направилась в свою комнату. Возможно, это будет жирной точкой во всей этой истории. Она избавится от кристалла, и Мир Теней оставит её в покое вместе со своими обителями. Если, конечно, она останется в живых…
      С тяжёлыми мыслями Кэсси вернулась в свою комнату. Мэтт стоял на прежнем месте, а Адора переместилась ближе к нему, извиваясь, словно домашняя кошка, просящая еды. Именно домашняя, потому что зрелище было жалким. Кэсси закатила глаза. Как будто у них было мало времени, чтобы насладиться своим воссоединением.
      — Я же сказал, она вернётся.
      — Можно подумать, у меня был выбор, — буркнула в ответ Кэсси.
      Без лишних слов Мэтт взял её за руку. Слишком нежно для сложившихся обстоятельств, но слишком незначительно, чтобы Кэсси уделила этому большое внимание. Он увёл её в самый тёмный угол комнаты.
      — Подожди! — воскликнула Кэсси, вырывая свою руку. Она подбежала к письменному столу и взяла мобильный телефон.
      Мэтт усмехнулся, в то время как Адора звонко рассмеялась.
      — Он тебе не понадобиться, — сказал он.
      Кэсси пожала плечами и с неохотой протянула руку Мэтту.
      — Так спокойней.
      Втроём они растворились в тени, но на этот раз Кэсси не имела ни малейшего понятия, где окажется в следующую секунду.
      Они переместились в ветхое заброшенное помещение. Это Кэсси смогла определить, с трудом разглядев в темноте потрескавшуюся краску на стенах, строительный хлам в углах комнаты и забитые досками окна. Как ни странно, рука Мэтта всё ещё сжимала её ладонь. Раздался отдаляющийся стук каблуков по прогнившим половицам. Адора приблизилась к стене и приложила к ней руку.
      — Aperi! — произнесла она.
      Едва стоящее здание незамедлительно затряслось, обрушивая с потолка штукатурку, а на стене яркими полосами красного света проявилась пентаграмма с совершенно неразличимыми символами. Идеально ровный круг ослепил Кэсси так, что ей пришлось зажмурить глаза, но в следующий раз она открыла их уже в другом месте. Помещение напоминало подземный туннель или катакомбы, чем, скорее всего, и являлось. Покатые потолки, стены, обложенные крупными камнями. Единственным источником света были факелы, закреплённые в стене. И тех было ничтожно мало. Слабый свет кристаллов плавно подрагивал, отбрасывая кривые тени. Кэсси нервно сглотнула, когда её взгляд остановился на железных прутьях, вырастающих из земли и исчезающих в потолке. Ни дверей, ни замков. Ни одного шанса на то, чтобы выбраться... или забраться внутрь. Мэтт опустил руку Кэсси, но лишь для того чтобы грубо взять её за локоть. Не успела она опомниться, как вмиг оказалась по другую сторону этих железных прутьев в тёмной сырой камере. Тем же способом, что Канн поместил её в клетку, он с лёгкостью вернулся обратно.
      — Не пятизвёздочный отель… — саркастично подметил он, — но ведь ты так хотела побывать в моём мире, не правда ли? Наслаждайся.
      Кэсси не верила своим ушам. Он снова стал тем высокомерным и жестоким незнакомцем. А может, он был им всегда. Просто глупое сердце Кэсси оправдывало каждый его поступок, стараясь видеть в нём что-то хорошее.
      — Уже трясёт от восторга, — бросила Кэсси в ответ. Но дрожала она скорее от холода и страха. Что ж, хорошо, что Мэтт хотя бы позволил ей обуться. Но мог бы сказать и насчёт куртки.
      Адора ехидно усмехнулась. Она взяла Мэтта под руку, и они вместе последовали вглубь туннеля, оставив Кэсси совершенно одну.
      Девушка села на холодную землю, притянула к себе ноги и обхватила колени руками. Так на мгновение показалось, что стало теплее. Единственным для неё развлечением стало бледное мерцание факела, на который она уставилась пустым взглядом.
      И во что теперь превратилась её жизнь? В кошмар, думала Кэсси. Не потому, что ей было страшно — хотя ей было, — а потому, что всё казалось слишком нереальным. Если бы здесь не было так холодно, она бы ни за что не поверила в правдивость происходящего.
      Кэсси не знала, сколько прошло времени, когда в камере появился посетитель. Девушка вскрикнула, когда темнота приняла человеческие очертания. Гость приложил указательный палец к губам, точнее к месту, где должны были быть губы, потому что нижняя часть его лица была скрыта чёрной тканью. Он бесшумно шагнул вперёд, попадая под дрожащие лучи света и протянул Кэсси руку. При других обстоятельствах она бы засмеялась над его простотой. На что он надеется?
      Кэсси проигнорировала его жест, но мнимая храбрость быстро испарилась. Она начала заметно нервничать, когда незнакомец недовольно вздохнул и подошёл ещё ближе. Он схватил её за плечи, резким движением подняв на ноги, и не успела Кэсси опомниться, как уже оказалась на свободе. Относительно. По крайней мере, она больше не торчала в этой жуткой темнице.
      — Нет, серьёзно, — раздражённо начала она, — в чём толк от этих камер, если вы, ребята, вот так запросто скачете туда-обратно?!
      — Они и не для нас, — сухо ответил парень в чёрном.
      Кэсси почти подпрыгнула от неожиданности, услышав его голос. Но тут осознание медленно начало заползать холодной дрожью по позвоночнику прямиком в её мысли — эти камеры предназначались исключительно для людей. Она вспомнила, как Мэтт рассказывал ей, насколько вкусной может быть человеческая душа.
      — О Боже…
      — Сообразительная, — с иронией подметил неизвестный.
      — И сейчас… меня?.. — Кэсси не смогла сформулировать свой вопрос.
      — Нет. Если ты пойдёшь со мной.
      — Почему я должна тебе верить?
      Парень долго смотрел на Кэсси двумя чёрными безднами. Потом тьма, наполняющая всю полость его глаз, начала стягиваться в обыкновенный круглый зрачок, в то время как кожа на неприкрытой части лица начала приобретать живой оттенок. Незнакомец поднял левую руку и убрал с головы капюшон, а указательным пальцем правой стянул с носа свою маску. В его тонких, почти идеально пропорциональных чертах лица — без каких-либо признаков существа из Мира Теней — девушка узнала Аллана. Того самого темноглазого юношу, который напоил её в баре необычным коктейлем. Он доставил немало проблем. Особенно если учесть, как ловко он притворялся, делая вид, что она ему симпатична. Женская обида захлестнула Кэсси, и она залепила парню сильную пощёчину. Глухой звук отразился от стен, разорвав тишину.
      — Что ж, — он потёр ушибленное место, — пожалуй, я это заслужил. У тебя хороший удар. — Он довольно улыбнулся, будто она его только что погладила, а не врезала со всего размаху. Это раздражало.
      — Хочешь сравнить с кулаком?
      Теперь Аллан рассмеялся.
      — Кажется, я начинаю понимать, что такого в тебе нашёл принц, — небрежно сказал он, направившись вглубь туннеля.
      От упоминания Мэтта, сердце Кэсси забилось быстрее, разгоняя остывшую кровь по венам. Но на этот раз он не спасёт её от Аллана.
Кэсси поплелась вслед за парнем. В любом случае, это лучше, чем оставаться одной в этом жутком месте.
      — И… куда мы идём, Аллан? — осторожно спросила она. Кэсси была уверена, что это имя не его. Мэ… Канненсис тоже представился иначе.
      — Вон туда. — Он указал пальцем в чернеющую даль туннеля. Только крохотные и редкие огоньки факелов вдали напоминали светлячков.
      — Точно. Как я сама не догадалась.
      Парень хмыкнул.
      — Наберись терпения, я хочу помочь тебе.
      — О, как мило с твоей стороны. В баре, я полагаю, ты тоже пытался мне помочь? — язвительно напомнила Кэсси.
      — Да.
      Она лишь фыркнула в ответ.
      Спустя минут десять пути в полной тишине и молчании девушка не выдержала.
      — Долго ещё?
      — Нет.
      — Может, скажешь конкретнее?
      — Нет.
      — Ты всегда отвечаешь «нет»?
      — Нет.
      — Ты издеваешься? — разозлилась Кэсси. — Даже не вздумай отвечать!
      На лице парня появилась удовлетворённая ухмылка. В его планы не входило издевательство над девушкой, но её реакция оказалась такой забавной. Он уже давно не чувствовал себя так раскованно.
      Кэсси тяжело вздохнула, замолчав на некоторое время. Она уже устала от собственного голоса, но, кажется, в этом мире отвечать на вопросы не принято.
      — Могу я хотя бы узнать твоё имя? — вновь заговорила она.
      — Это настолько важно? — Он скрылся за очередным поворотом, и Кэсси окончательно сбилась, каким по счёту он был.
      — Честно? Нет. — Она пожала плечами. — Я могу звать тебя и Алланом.
      — Как тебе угодно.
      Аллан оказался непробиваемым. Кэсси замолкла и решила, что из него собеседник ещё хуже, чем из Мэтта. Несколько метров они двигались в полной темноте. Факелы перестали гореть ещё два поворота назад. Только тусклый свет от экрана мобильника помогал Кэсси спотыкаться чуть реже. Она почти гордилась, что догадалась взять с собой телефон, хоть сигнала, естественно, здесь и не было.
      — Иллабис.
      — Что, прости? — не поняла Кэсси.
      — Моё имя Иллабис. Мне не нравится Аллан.
      — Вот и познакомились, — пробормотала девушка.
      Иллабис неожиданно остановился.
      — Что случилось?
      — Тихо. Убери телефон. — Иллабис насторожился. Его глаза вновь затянула чернота, вернув коже болезненно-бледный оттенок. Он накинул на голову капюшон и натянул на нос маску.
      Судя по тяжёлым шагам, которые эхом отбивались от стен, в темноте определённо кто-то был, но Кэсси не могла ничего разглядеть. Она вновь хотела обратиться к своему спутнику, но обомлела, когда поняла, что его нет рядом. Иллабис словно исчез, растворился во тьме. Где-то поблизости послышался треск, а потом что-то тяжёлое рухнуло на каменный пол. Уже через пару мгновений парень в чёрном снова возник перед Кэсси.
      — Идём. Мы почти у цели.
      Кэсси сделала пару шагов, но Иллабис преградил ей путь рукой.
      — Осторожно, не споткнись. — Он взял её за руку и отвёл чуть левее, но её нога всё равно что-то задела. От неожиданности и испуга она громко вскрикнула.
      — Тс-с. — Ладонь Иллабиса накрыла её рот. — Это всего лишь охранник. Мы почти добрались до тайного выхода из катакомб.
      Кэсси подавила повторное желание закричать, осознав, что споткнулась о чей-то труп, и кивнула Иллабису, давая понять, что будет вести себя тихо. Он убрал свою руку и продолжил путь. Кэсси ещё несколько секунд стояла, замерев на одном месте, но когда поняла, что Иллабис не собирается её ждать, поспешила следом.
      В конце тоннеля появился долгожданный свет. Желудок сжался от волнения. Вот-вот Кэсси увидит тот мир, о котором ей рассказывал Мэтт. У неё словно открылось второе дыхание, и она прибавила шаг, чуть ли не обгоняя Иллабиса. Но снаружи её ждало разочарование.
      Это были настоящие трущобы в полном понимании этого слова: ветхие неприметные жилища, тесно прижатые друг к дружке и заросшие каким-то диким растением, похожим на плющ, резкий и настойчивый запах тухлятины, вонь от продуктов жизнедеятельности. Повсюду царила суматоха. Каждый был чем-то занят. Дети возились в грязи, играли в кучах мусора. Кто-то развешивал на натянутой от одной крыши дома до другой верёвке сушиться старые лохмотья, кто-то, скрестив ноги, сидел на бочке, возвышаясь над растянутой на земле тканью со старым хламом — видимо, на продажу. Небольшие огоньки, установленные на столбах и по бокам некоторых крыш, пронзая темноту своим салатовым сиянием, нагнетали какую-то кладбищенскую атмосферу, а люди с бледно-серой запачканной кожей и расстилающийся по земле туман только добавляли ещё более мрачных красок этой страшной картине.
      — Мэтт по-другому описывал свой мир, — скорее самой себе сказала Кэсси, с тяжёлым сердцем рассматривая творившуюся вокруг нищету.
      — Ты имеешь в виду принца? Он сказал, что повсюду скачут единороги, а по небу плывут розовые облака? — съязвил он, подходя к изумлённой девушке.
      — Нет, — всё ещё хмурясь, ответила Кэсси, не обращая внимания на тон Иллабиса. — Он не говорил, как бедно живёт его народ.
      Иллабис вновь стал серьёзным. Казалось, глаза, сквозь которые смотрела сама бездна, помрачнели, когда он взглянул на Кэсси.
      — Принцу нет дела до обычных людей. Как и его отцу. Этот самовлюблённый придурок никогда не покидал своих владений и даже не ведает, что творится за стенами его роскошного замка.
      Эти слова кольнули сердце Кэсси. В очередной раз Мэтт представляется ей далеко не в выгодном свете. Но это было даже к лучшему. Возможно, так ей будет легче пережить расставание с ним навсегда.
      Они шли вдоль мрачных улиц, освещённых слабым светом огней, от которого у Кэсси вскоре заболели глаза. Девушку сопровождали любопытные и подозрительные взгляды, которые то и дело бросали на неё жители. Проходя под очередной верёвкой с бельём, Иллабис вытянул руку и сорвал первую попавшуюся одежду.
        — Надень, — скомандовал парень, небрежно кинув лохмотья Кэсси.
      Девушке вовсе не понравился этот тон, но кротко окинув взглядом таращащихся на неё жителей, решила не мешкать и тут же накинула затхлую накидку на плечи и посильней надвинула на лицо капюшон.
      Их путь окончился около тяжёлой деревянной лестницы, которая вела вверх к большому раскидистому дереву, на срубе которого возвышался невзрачный дом с небольшой пристройкой рядом. Это был чуть ли не единственный дом, который стоял в отдалении от других. Спутники поднялись по лестнице и без стука прошли в дом. Как только за ними захлопнулась дверь, волна страха накрыла девушку. Отступать было некуда. Лучше бы она осталась в маленькой «уютной» камере, где никто бы её не нашёл.
      То была мрачная лачуга, всё пространство которой обволакивал странный запах сухих трав и мокрой шерсти. От почти догоревшей свечи, стоявшей посреди массивного деревянного стола, исходил тусклый ореол света. Кэсси могла различить лишь тёмные силуэты домашней утвари.
      Из соседней комнаты им навстречу вышел высокий мужчина крупного телосложения. Трудно определить возраст обитателя Мира Теней, но по человеческим меркам Кэсси дала бы ему лет пятьдесят с небольшим. Лёгкая седина покрывала его волнистые волосы и густую бороду, а на строгом лице выделялись неглубокие морщины. Если бы не серый оттенок кожи, звериные скулы, когти и заострённые уши, концы которых были еле видны из-под копны спутанных волос — он в целом походил на обычного человека. Заметив Иллабиса, строгое выражение его лица тут же смягчилось, а напряжённые плечи слегка опустились. Он что-то неразборчиво пробормотал, и единственным знакомым словом для Кэсси оказалось «Иллабис». Мужчина подошёл к нему, коротко приобнял и похлопал по плечу. Тот в свою очередь ответил на этом же неизвестном диалекте, и тогда на лице мужчины появилась улыбка. Он обратил свой взор на девушку и заговорил уже на понятном ей языке:
      — Здравствуй, Кэссиди, — голос его был размеренным и очень спокойным.
      — З-здрасте, — запинаясь ответила она, бросив удивлённый взгляд на Иллабиса. На его лице появился призрак улыбки, и он одобрительно кивнул.
      — Я Альтиор. Отец Иллабиса. И не смотри на меня такими большими глазами, мы не сделаем тебе ничего плохого. — Мужчина хрипло посмеялся. — Я пойду всё подготовлю. А ты, Илл, угости девушку чем-нибудь, она же совсем худая. И сними ты уже, наконец, эту ужасную маску! Ты же дома. — Всё ещё немного посмеиваясь, Альтиор скрылся в другой комнате. Хоть кому-то было весело.
      Иллабис нехотя спустил с лица чёрную ткань. Стянул с шеи шарф, что служил ему капюшоном, высвободив чёрные как смоль волосы, сплетённые в свободную косу. Кэсси подметила, что уши его были самой обыкновенной формы, совсем как у человека. Иллабис уже собирался исполнить просьбу отца и накормить девушку — в конце концов, он и сам понимал, что ей пришлось просидеть в катакомбах не один час, — но Кэсси наотрез отказалась, вместо этого на Иллабиса обрушился шквал вопросов:
      — Что это был за язык?
      — Наш язык, — без энтузиазма ответил Иллабис. Он уселся за деревянный стол на толстых ножках и посмотрел на догорающую свечу. На его бледное лицо угрожающе легли тени, а в чёрных бездонных глазах забегали жёлтые искорки.
      — Но… — Кэсси медленно опустилась на такой же массивный стул. — Откуда тогда вы все знаете человеческий язык? И эта свеча…
      Иллабис незаинтересованно пожал плечами.
      — У всех свои источники.
      — И какие же у тебя?
      Парень поднял свои ничего не выражающие глаза и долго смотрел на Кэсси, пока та не выдержала и не отвела взгляд в сторону. Ещё ни один смельчак не смог побороть невероятный напор тьмы, обитающей в этих глазах. Судя по молчанию, отвечать Иллабис не собирался. Не то чтобы это сильно её расстроило. Скорее здоровое любопытство и желание узнать о мире Мэтта заставляло её задавать эти вопросы.
      — Это не имеет никакого значения, — всё-таки отозвался он.
      — Почему все вокруг решают, что для меня имеет значение, а что нет?! — сорвалась Кэсси.
      — Потому что ты и понятия не имеешь, во что втянул тебя этот недоумок, — тут же ответил Иллабис, сделав это резче, чем следовало бы. Его ноздри раздулись от гнева, а лежащая на столе рука сжалась в кулак.
      Кэсси замолкла. Темы, касающиеся Мэтта, определённо должны быть под запретом — Иллабис, мягко говоря, недолюбливал его. Да и для неё так было бы лучше. Упоминания о Мэтте слишком болезненны. С ним она чувствовала себя уверено. Она знала, что как бы он к ней ни относился, он сделает всё, чтобы уберечь её. Но теперь она была в чужих руках, а значит, надо играть по чужим правилам. Хотя было бы неплохо для начала узнать причину.
      — Почему ты помогаешь мне?
      — Тебя что-то не устраивает? — Иллабис задал встречный вопрос, и по его тону было понятно, что сложившаяся ситуация ему не нравится. Он однозначно не был похож на того, кто собирается кому-то помогать.
      — Мы не враги людям, Кэсси, — заговорил появившийся словно из неоткуда Альтиор. От неожиданности девушка пошатнулась на стуле и посмотрела в его сторону.
      Альтиор успокаивающе похлопал её по плечу. Он подошёл к столу и заменил истлевшую свечу.
      — Ты, наверное, мне не поверишь, но моя жена и мать Иллабиса — человек.
      Челюсть Кэсси отпала вниз. Она была настолько шокирована, что потеряла всё самообладание. Шок, в котором она прибывала, очевидно, был слишком заметным, потому что Альтиор по-доброму рассмеялся, и даже на непроницаемом лице Иллабиса появилась улыбка.
      Но ведь это означало, что у неё есть шанс быть с Мэттом… если бы её чувства были взаимны, разумеется.
      — Вы, люди, удивительные создания, но такие беззащитные. Ни рогов, ни когтей, знаешь ли, — он рассмеялся собственной шутке, а Кэсси неуютно поёжилась. Он говорил о людях, как о каких-то зверюшках в зоопарке. — Ну а теперь серьёзно. Пошли, дитя моё, я всё подготовил.
      Иллабис тут же поднялся с места и последовал за отцом. Даже в своём собственном доме он двигался плавно, бесшумно, словно тень во плоти. Они привели Кэсси в какое-то сумрачное помещение. Воздух в нём был сухим и тяжёлым — у Кэсси слегка запершило в горле. Один единственный факел слабо освещал небольшое пустое пространство вокруг себя, поэтому сложно было что-либо разглядеть. По ощущениям оно напоминало небольшой погреб. Но вот Альтиор прошёл внутрь, скрывшись в темноте, и всё помещение озарил призрачный свет. Это действительно оказался своеобразный погреб, который отличался от катакомб разве что своим размером. По позвоночнику прополз ледяной холодок страха. Она молилась, чтобы это не оказалось ловушкой, и они не заперли её в этом странном месте, где пахло пылью, сухими травами и какими-то маслянистыми веществами.
      Кэсси обвила себя руками и огляделась по сторонам. У стен стояли шкафы и стеллажи, плотно заставленные всевозможными банками, мешочками, маленькими коробочками и флакончиками. Слева находился стол, на котором лежала открытая толстая книга с пожелтевшими от времени страницами. Рядом стояли всевозможные склянки, пробирки, котелки и большие ступки с пестиками для измельчения трав. В котле стоящем в небольшом камине что-то бурлило и дымилось. Кэсси вдруг ощутила себя в доме у старой колдуньи.
       Иллабис прочитал в её глазах назревающий вопрос и поспешил ответить:
       — Мой отец известный в трущобах знахарь. А это его мастерская. Всё, что ты видишь вокруг — лекарства.
      Кэсси ещё с большим любопытством принялась рассматривать дивные предметы, но больше её внимание привлекали действия самого знахаря. Альтиор подошёл к столу и потянулся к подвешенной над ним полке. Взял пару флакончиков, наполненных жидкостью странного цвета. Открепил одну из засушенных веточек с листьями от натяжной нити. Затем быстро растолок в пыль листья и смешал порошок с зельями из флакончиков.
      — Остался последний ингредиент, — объяснил он Кэсси, которая не сводила с него напуганных глаз. — Но его нужно добавлять непосредственно вместе с твоей кровью.
      — С моей кровью? — прохрипела Кэсси, чувствуя, как та самая кровь отливает от её лица.
      — Не бойся. Нужно всего несколько капель.
      — А, ну раз несколько капель… — сказала она, стараясь скрыть иронию в голосе.
      — А потом просто выпьешь получившуюся настойку и проснёшься заново родившейся, — продолжал Альтиор, не обращая внимания на недовольный комментарий девушки.
      Травы, настойки, ингредиенты... Теперь Кэсси стало ясно, как Иллабису удалось развязать ей язык. И как после этого можно им доверять?
      — Ингредиент, что я добавлю в отвар, — продолжал знахарь, — вытянет из тебя всю чужеродную тьму, а остальные травы излечат твой измученный организм. Так что ты сразу почувствуешь себя намного бодрее.
      — Что это за чудо-ингридиент такой? — недоверчиво спросила Кэсси.
      — Пыльца цветка из Мира Света, — ответил Иллабис за отца.
      — Света?
      — Именно, дитя моё! — гордо воскликнул Альтиор. — Эта пыльца — звезда моей коллекции. Этот ингредиент было невероятно трудно достать, в отличие от трав Промежуточного Мира. Для нас, жителей Мира Теней, при прямом физическом контакте она смертельна, ибо эта пыльца впитала в себя столько чистого света, что невозможно и представить.
      Старик подошёл к открытой книге и с хмурым видом уставился на страницы.
      — Сын, — задумчиво сказал он, — тут сказано, для энергии нужен новый сосуд. В противном случае, ничего не выйдет. Такая энергия не может просто так испариться в воздухе. Я даже не представляю, какими будут последствия, если она останется на свободе.
      — Ты хочешь, чтобы я взял эту ношу на себя? — Иллабис изумлённо вскинул бровь к верху. — Нет уж, я пас.
      — Но тело девочки долго не выдержит. — По-отцовски заботливый взгляд скользнул на Кэсси и обратно. — Рано или поздно эта Сила погубит её.
      На вечно спокойном лице Иллабиса появились сомнения. В чёрных глазах читалось сожаление и безысходность.
      «Только не это, — думала Кэсси, — не после всего, через что мне пришлось пройти».
      — Я найду Канненсиса, — твёрдо сказал он.
      — Сын мой, ты готов отдать в руки врага такую Силу? — по-настоящему удивился знахарь.
      — Он заварил эту кашу, ему и расхлёбывать. В любом случае, принц и рядом не стоял с Владыкой, будь он с Силой или без неё. Это меньшее из зол.



Летта Мюллер

Отредактировано: 17.03.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги
  • Подростковая проза Ангел Гладкая Юлия
    Бесплатно
  • Фэнтези Сновидец Диёра Нарбаева
    Бесплатно