Связанные обязательством

Размер шрифта: - +

Глава 27. Битва Теней. Часть I

Иллабис никак не мог понять, каким образом чудаковатый граф был связан с принцем и его братом, но уже пролазил через приоткрытое окно особняка Бифомиса. Незаметно проскользнув мимо низкорослого мужичка, Иллабис в два прыжка преодолел лестницу на второй этаж. Он уже бывал в этом доме однажды и прекрасно знал, куда нужно идти. Миновав длинный коридор и завернув за угол, Иллабис остановился у третьей двери слева и повернул ручку. Бифомис сидел за своим столом и делал какие-то записи. При виде Иллабиса его лицо не выказало ни тени удивления. Он отложил перо, опёрся локтём о стол и положил подбородок на тыльную сторону руки.
      — Не ожидал тебя так скоро увидеть, друг мой. Как продвигается твоё расследование?
      — Спасибо за очередную наводку, — раздражённо начал Иллабис, — она мне очень помогла. Но в друзья я к Вам не набивался, граф.
      — Как грубо, — Бифомис изобразил наигранную обиду. — А я его ещё пред патрульными прикрывал.
      — О чём Вы?
      — Ко мне тут недавно наведались господа, расспрашивали о тебе, — объяснил граф, пару раз взмахнув перед собой рукой, чтобы выказать всю неважность данного происшествия. — Вели они себя, мягко говоря, бестактно, так что свой визит они запомнят надолго…
      — В любом случае, я здесь по другому поводу, — перебил его Иллабис.
      Он уже собирался подойти и разъяснить ситуацию, как его остановил глубокий мужской голос, раздавшийся за спиной.
      — Прошу меня извинить, хозяин. Я не заметил, что у нас гость, — манерным тоном сообщил дворецкий, показавшийся в дверях. — Прикажете проводить гостя к выходу?
      — О нет, Лудер, всё в порядке, — поспешил успокоить его граф. — Ты можешь быть свободен.
      Дворецкий поклонился со сдержанным достоинством и покинул кабинет с неизменно поднятым к верху подбородком. Граф захлопнул книгу и элегантным жестом предложил гостю присесть в кресло. Однако Иллабис проигнорировал приглашение, оставшись на прежнем месте.
      — Принца схватили, — без предисловий заявил он, дабы увидеть реакцию графа.
      — О, неужели? — Бифомис вскинул брови вверх. — Значит, на дно залечь у него не вышло. — Граф тяжело вздохнул и в задумчивости закусил нижнюю губу. — Одни проблемы…
      Иллабис насторожился. Получается, граф был осведомлён даже лучше, чем он предполагал. А значит, про Кэсси ему тоже должно быть известно. Но не успел Иллабис продолжить, как книжный шкаф-стеллаж, стоявший у стены по левую сторону от рабочего стола графа, с щелчком отъехал в сторону и в проходе появился босой мужчина, одетый в кожаные штаны и просторную серую рубаху с плетёными шнурками на глубоком вырезе под шеей. У него был нездоровый вид, лёгкая испарина на лице и отдышка. Он был очень слаб и еле держался на ногах. Одной рукой он облокотился о полку, а другой вцепился в ткань рубашки на своём боку.
      — Что с моим братом? — задыхаясь, выдавил он.
      Бифомис сорвался с места и подхватил его под руку, пока тот обессилено не свалился на пол, и аккуратно усадил в кресло.
      — Твоё тело ещё слабо. Зря ты поднялся.
      Сибус схватился за горло и скривился от боли.
      — Дышать больно…
      — Это пройдёт. Ты постепенно привыкаешь к телу. Скоро всё войдёт в норму, потерпи, — заботливым тоном успокоил его граф, мягко похлопав друга по плечу. — Знаешь, я буду скучать по твоей кошачьей шкурке, — ухмыляясь, добавил он.
      Сибус злобно сверкнул на графа взглядом и поёжился от воспоминаний.
      — А я уж точно не буду.
      Иллабис знал о незаконнорожденном сыне Владыки Теней, но им ещё ни разу не доводилась пересекаться. Сказать по правде, Иллабис ожидал увидеть Сибуса более зрелым и грозным. Исходя из своих сведений о том, что Амареон-Пэй скрывал своего первенца не только из-за происхождения его матери, которая была обыкновенной дворцовой служанкой, но и из-за невероятной внешней схожести, что он унаследовал от отца — это-то и было главной причиной. Вероятней всего, если бы сходство было не так велико, то Сибус мог бы свободно разгуливать по королевству, а не томиться в катакомбах всю свою жизнь.
      Даже несмотря на его нынешнее состояние, лицо Сибуса сохраняло в себе черты Владыки Теней. Особенно его родословную выдавали насыщенные янтарные глаза.
      Иллабис не понимал, что происходило с сыном Владыки. Его лихорадило, он явно боролся с каким-то недугом, но на болезнь это похоже не было. Зрение Иллабиса улавливало сгустки энергии, исходящие от тела Сибуса, они то вырывались наружу, то резко вгрызались обратно. Каждый раз жгучий янтарь глаз сына Владыки то тускнел, то пылал жёлтым.
      — Реабилитация, — сказал Бифомис, заметив лёгкое недоумение на вечно серьёзном лице Иллабиса.
      — Биф… где брат? — с трудом произнёс Сибус, вцепившись в предплечье графа, не дав тому возможности объяснить всё как следует. — Что с Кэсси?
      — Кэссиди в опасности, — тут же вмешался Иллабис, обратив на себя внимание. — Она умирает. Её тело больше не может удерживать в себе Силу.
      — Но Канненсис…. он же должен был успеть забрать Силу, — с ужасом прокряхтел Сибус.
Иллабис с трудом удержался от пренебрежительного фырканья.
      — Твой брат не сделал ровным счётом ничего, — заявил он ледяным тоном, выдерживая на себе тяжёлый взгляд янтарных глаз Сибуса.
      — И что же ты предлагаешь? — с вызовом спросил тот.
      — Альтиор уже приготовил зелье, что сможет вытянуть Силу без вреда для Кэсси. Но…
      — Альтиор? — перебил его граф. — Давненько не слышал этого имени! Ещё с тех пор, как его лишили титула и изгнали из дворца за…
      — Биф! — повысил голос Сибус и тут же закашлялся. — Продолжай, — велел он Иллабису. — Что за «но»?
      — Есть проблема. У нас осталось совсем мало времени. И поскольку принц временно недоступен, необходим новый сосуд, который бы вобрал Силу в себя. Нельзя дать этой энергии выбраться наружу.
      — Новый, значит… — протянул граф. Он задумчиво потёр подбородок и его губы растянулись в безумной улыбке. — Это не проблема. Есть одно тело, которое Сила безоговорочно примет как своё родное.
      Граф и Иллабис, словно мысля на одной волне, одновременно повернули головы в сторону незаконного наследника Владыки Теней.

      Паршивый. Невероятно паршивый день! Канненсис и не думал, что когда-нибудь этот день снова повторится. Но вот Он перед ним, величаво восседает на своём троне. Тиран и беспощадный убийца. Сколько жизней Он погубил! Принц много раз прокручивал у себя в голове, как отец предстаёт перед его верховным судом. Стоит на коленях, жалкий и беспомощный, совсем как Канненсис в тот злополучный день в Зале суда. Если бы Сибус не подоспел вовремя, он был бы изгнан из королевства раз и навсегда. А это хуже самой смерти. Лишиться всего: титула, привилегий, силы… И что дальше? Трущобы. Голод и нищета. Безысходность.
      — Говори! — в очередной раз прогремел Амареон-Пэй, требуя от пленника объяснений. — Как ты попал в этот мир?
      Парень с призрением смотрел в глаза своему отцу, который даже не догадывался, кто перед Ним сидит. Уголок его губ поплыл вверх по окровавленному лицу.
      — А есть варианты ответа? — невинно поинтересовался принц.
      Рык, разлетевшийся по всему Тронному залу, мог бы сравниться с рёвом двигателя самолёта. Канненсис невольно поёжился. Подобные представления пусть и не были для него в новинку, но за всё это время он успел отвыкнуть от импульсивных выходок Владыки Теней. В следующее мгновение, когда эхо ещё не успело затихнуть, огромная рука, способная с лёгкостью обхватить шею Канна, подняла его за грудки с колен, и принц оказался лицом к лицу со своим отцом.
      — Ты, маленькое ничтожество, похоже, совсем не понимаешь, куда попал, — презрительно прошипел Амареон-Пей своим утробным голосом. — Я вытяну твою хилую душонку за один глоток! Такие, как ты, всего лишь расходный материал в моём мире. Говори всё, что тебе известно, если хочешь остаться в живых! — Он смотрел пленнику прямо в глаза. Его хищный взгляд был суров и напорист. Он давил со всей силы, въедался в голову пленного. Владыка видел страх в его непокорных глазах, которые глядели в упор и не желали сдаваться. Для Амареон-Пэя этот жест был крайне возмутителен. Где это видано, чтобы пленник смотрел на Владыку Теней и не отводил смиренно взгляд!
      Амареон-Пэй раздражённо фыркнул и швырнул Канненсиса в сторону, словно тряпичную куклу. Канн попытался подняться, но не вышло. Тяжело дыша, он приподнялся на руках и застыл на месте. Гладкая янтарная поверхность пола отражала его израненное лицо, изо рта потянулась тонкая кровавая струйка. Ладони принца сжались в кулаки. Он чувствовал себя слабым, очень слабым, и понимание этого жутко бесило его. Не так он должен был предстать пред своим лютым врагом. Только не так.
      За спиной раздался цокающий звук каблуков, мерно отбивающий шаг. Звук приближался, но с каждым разом становился всё более неуверенным. Он смолк где-то в метре от принца. По его спине прошла нервная дрожь.
      — Наконец-то явилась, — недовольным тоном произнёс Владыка. — Когда я говорю «срочно», это значит, что ты должна явиться ко мне немедленно!
      — Я пришла, как только мне сообщили, повелитель, — раздался спокойный горделивый голос Адоры.
      — Разъясни-ка мне кое-что. — Амареон-Пэй вновь подошёл к пленному и рывком поднял его за шкирку на ноги, повернув лицом к главе Королевских Ищеек.
      Принца встретил холодный безразличный взгляд, в котором так и читалось: уж не обессудь, но с этой секунды каждый сам за себя. Его поимка не входила в их планы. Адора выполнила свою часть уговора, а принц оказался настолько жалок, что даже не смог тихо посидеть в сторонке, не попавшись на глаза Владыке. Девушка сузила глаза, проводя в голове жестокий расчёт. Канненсис пал в её глазах, как только примерил человеческую шкуру, и всё же он был ей куда приятнее, чем Амареон-Пэй. Но теперь она окончательно для себя решила целиком и полностью перейти на сторону Владыки.
      — Ещё никогда ни один человек не мог проникнуть в Мир Теней, — продолжил тот, возвращая внимание Ищейки к себе. — И что же я вижу сейчас? Передо мной человек! Как ты это объяснишь, Адора?
      На долю секунды девушка растерялась, не ожидая обвинения в свою сторону. Она поймала довольный взгляд Канненсиса, и на его лице появилась еле заметная ухмылка, смазанная кровью. Ему терять было нечего. Если сейчас Адора скажет, что узнала его, она не слабо себя подставит. Ведь она знала, что принц теперь не бесплотный дух, блуждающий по мирам, а человек. Такое Владыка вряд ли простит. И тогда Его гнев обрушится и на неё.
      Позволив себе поразмыслить, испытывая терпение Владыки, Адора послала принцу ответную улыбку, давая понять, что не так-то просто наступить ей на хвост.
      — Я не могу знать, как этот человек проник в наш мир, Ваше Величество. — Адора подалась вперёд и приблизила лицо вплотную к Канненсису. Глядя прямо ему в глаза, она глубоко втянула в себя воздух. — Но я знаю, кто это, — с победным ликованием, которое мог слышать только принц, сообщила она.
      Владыка Теней одарил её взглядом, полным нетерпения и раздражения, давая понять, что с ответом тянуть не стоит.
      — Ваше Величество, это Ваш сын, Канненсис, — твёрдо произнесла она без тени сомнений.
      Амареон-Пэй не сразу понял, о чём говорит Ищейка. Как это может быть Его сыном? Статным благородным принцем, который мог бы стать достойным наследником трона, если бы ни его безрассудность, наивность и непокорность. Владыка отступил на шаг, не отрывая взгляда от девушки, силясь не смотреть на жалкое существо рядом с Ним, еле стоявшее на ногах.
      — Что? Как такое возможно? — Амареон-Пэй не мог и не желал признавать, что это может быть правдой. — Ты лжёшь.
      — Это правда, — вмешался Канненсис. Эти слова всё же заставили Его взглянуть на израненного пленника. — Давно не виделись, отец, — добавил он, вложив в последнее слово всю свою ненависть и презрение.
      Верхняя губа Владыки приподнялась, оголив острые зубы, а нос сморщился от отвращения.
      — Вижу, ты рад меня видеть, — продолжал принц. Он хотел сдать Адору со всеми потрохами. Сказать, что она с самого начала знала, кто он, но всё это время плела интриги. Но он сильно сомневался, что после всего отец поверит ему. Да и оправдываться перед заклятым врагом было бы жалко.
      Владыка выглядел растерянным, сам не понимая злиться Ему или негодовать. Спустя все эти годы Он видит своего сына в теле человека, избитого и обессиленного. Уж лучше бы он умер. Лучше бы Он казнил его ещё тогда в Зале суда.
      — Да. — Владыка наконец совладал с собой и вновь обрёл голос. — Я рад тебя видеть. Рад, что наконец смогу наказать тебя раз и навсегда.
      Принц узнал ложное спокойствие в голосе своего отца. Так было всегда, когда Владыка избавлялся от ненужных людей. Сейчас можно ожидать чего угодно. И самое страшное, что как бы он ни старался, он не сможет противостоять отцу без Силы.
      Владыка величаво встал напротив своего трона. Адора поняла — Владыка готов вынести приговор. Она толкнула принца на ковровую дорожку и вновь усадила его на колени, удерживая за плечи.
      — Ты больше не имеешь права называть меня отцом, — Владыка резким движение обнажил меч и направил его на Канненсиса, — изменник! В тот раз я посчитал, что смерть стала бы для тебя избавлением. Думал, изгнание будет самым страшным и унизительным наказанием. Но ты решил осквернить мой род, став этим! И теперь только твоя смерть сможет очистить меня от этого позора!
      Амареон-Пэй повернулся к Канненсису спиной и отошёл на пару шагов назад, но лишь для того чтобы с резкого разворота полоснуть сына мечом. Алая кровь тут же пропитала одежду. Он почувствовал, как горячие ручейки побежали по рёбрам и животу. Вместе с кровью его медленно покидали и силы. Канненсис пошатнулся и упал набок, схватившись за рану на груди, будто это смогло бы остановить кровотечение.
      Увидев жалкие старания человеческого существа ухватиться за свою жизнь, Владыка лишь рассмеялся.
      — Ты же не надеялся, что смерть будет быстрой? — Владыка Теней величаво стоял над умирающим, упиваясь каждой секундой его страдания. Он замахнулся, чтобы нанести последний удар.
      В глазах темнело. Канн слышал только биение своего сердца. В ушах звенело. Тело отказывалось шевелиться, хотелось просто закрыть глаза и заснуть. Но чутьё подсказывало, что спать сейчас не время — в зале что-то происходило.

      Амареон-Пэй не смог осуществить задуманное. Створчатая дверь Тронного зала с грохотом отворилась, и по помещению разлетелся дикий пронзительный крик. Не успел Владыка Теней повернуть голову, как перед самым его лицом пролетело мерзкое создание с массивным клювом и горящими красными глазами. Оно едва не задело Амареон-Пэя крылом, к счастью, он успел прикрыть лицо рукой.
      — Повелитель… — прошептала Адора, но достаточно громко, чтобы Владыка её услышал.
      Вид у неё был растерянный и в то же время настороженный. Мышцы её напряглись, словно она хотела двинуться с места, но не могла. Амареон-Пэй проследил за направлением её взгляда и понял почему. В дверях стоял его старший сын. Но это был совершенно не тот бесхребетный мальчишка, что беспрекословно подчинялся любому его приказу, лишь бы отец не прогнал его. Перед Владыкой Теней предстал величавый противник, готовый дать отпор. Сибус был облачён в распахнутый длиннополый плащ из плотной чёрной кожи с бронзовыми вставками, левое плечо его покрывало тяжёлое оплечье. Его обнажённый торс крест-накрест стягивали ремни, а ноги поверх штанов обнимали бронзовые рёбра. Владыка не только видел в своём сыне угрозу, но и кожей ощущал мощь, бурлящую в его теле. Но когда глаза Сибуса заискрились расплавленным янтарём, а в его руке материализовалась двусторонняя глефа, Амареон-Пэй понял, что это была за мощь.
      Сибус чувствовал себя уверенным и сильным, как никогда. Чувствовал власть. Он отгородил свой разум стеной, чтобы не дать Древней Силе одурманить рассудок. Поначалу добиться этого было очень трудно — непонятно, как Канненсис со своим вспыльчивым характером с этим справлялся. И справлялся ли вообще?
      Отцовская глефа возникла в его руке сама собой, когда он увидел своего полумёртвого брата в ногах у Амареон-Пэя. Прежде чем вступить в бой, Сибус планировал поговорить с отцом, убедить его сдаться, но при виде этой картины в нём будто что-то взорвалось. Черты его лица ожесточились, высвобождая звериное начало. Всё пространство вокруг полыхало от ярости, исходившей из его тела густыми потоками.
      — Вытащи отсюда брата. — Эти слова были адресованы Бифомису, что стоял в тени позади него. Он не мог пропустить столь важное событие — Владыка Теней против собственного сына. Новая запись на страницах истории Мира Теней! Это нужно видеть своими глазами.
      Бифомис кивнул, не подавая голоса, и двинулся вперёд. Но приблизиться к Канненсису ему так и не удалось. Преодолев неожиданно нагрянувшее остолбенение, Адора вновь вернула себе способность двигаться и в момент преградила графу дорогу. Острый клинок просвистел в каком-то жалком миллиметре от глаз Бифомиса, застав его врасплох.
      — Фьюх, это было близко, — прокомментировал он, отшатнувшись на шаг назад. — Но, кажется, у тебя немного сбился прицел.
      — Не волнуйся, — процедила в ответ Адора, — в следующий раз я не промажу. — Она перекинула извилистый кинжал в левую руку обратным обхватом и поднесла её к плечу, приняв стойку для очередной атаки. Она самодовольно ухмыльнулась, когда заметила, как взгляд графа тревожно метнулся в сторону Канненсиса. — Даже не думай, что я позволю тебе пройти.
      Остреё кинжала расчерчивало всевозможные серебристые узоры в раскаляющемся воздухе. Бифомис неустанно уклонялся от каждой новой атаки, чем всё больше и больше злил главу Ищеек. В этом дисгармоничном танце граф с каждым своим движением пытался пробраться ближе к принцу, но Ищейка упорно отрезала ему пути.
      Адора видела, что граф не горит желанием с ней сражаться, и это не только злило её до зелёных чертей, но и оскорбляло её самолюбие. Что ж, придётся прибегнуть к уловке, чтобы растормошить этого самодовольного графа. Битва не должна быть такой скучной!
      Ищейка отскочила в сторону. Она прошлась по графу оценивающим взглядом и наигранно-заинтересованным тоном произнесла:
      — Что же ты не трансформируешься? Ах да, — протянула она, — наверно, боишься снова потерять контроль?
      По телу Бифомиса пробежала ледяная дрожь.
      — Что ты имеешь в виду? — недоверчиво спросил он.
      — Ты прекрасно понимаешь что. — Адора принялась медленно расхаживать вокруг графа, не сводя с него неизменно холодных глаз. — Или ты забыл, кто я? Мои глаза повсюду! Я знаю о твоей «маленькой проблеме». Точнее о трёх. — Она остановилась на месте, с предвкушением ожидая реакцию Бифомиса.
      Серая кожа графа побледнела. Рука дрогнула и сжалась в кулак, однако это не сильно помогло унять дрожь. Но глаза цвета насыщенного аметиста по-прежнему с недоверчивым сомнением глядели на девушку.
      — Знаешь, тебе стоит лучше избавляться от тел, граф. Или хотя бы проверять, может, жертва всё ещё жива.
      Бледные губы Ищейки растянулись в улыбке, её глаза смеялись. Она торжествовала, глядя на то, как расширяются глаза Бифомиса, как к нему приходит осознаннее.
      — Именно, граф! — Она снова принялась медленно идти вокруг Бифомиса, словно дикая кошка вокруг добычи. — Тебе, конечно, удалось каким-то образом замять шумиху вокруг дела о пропавших патрульных, что наносили тебе визит. Но вот незадача, одному из них удалось сбежать из твоей лаборатории. Это чудо, что он всё ещё жив. Был жив. — Девушка снова позабавилась над реакцией ошеломлённого графа. — Его сведения оказались очень полезны. Но он мог сболтнуть лишнего ненужным ушам, так что я его ликвидировала. Теперь я более чем убеждена, что сын почтенного маркиза Фероса — психопат.
      Бифомис поднял голову кверху, закрыв глаза, и шумно втянул в себя воздух. Он пытался успокоить бешенный марафон сердца, которое он ощущал уже у самого горла. Гнев струился по венам и раздирал графа изнутри. Но нужно было держаться. Ищейка была права. Запечатанная внутри него третья личность уже два раза вырывалась наружу. В последний раз он потратил слишком много сил, чтобы усмирить этого зверя. Но если это произойдёт снова, скорее всего, зверь возьмёт верх над остальными личностями. Нельзя этого допустить.
      — Вот, значит, как…
      Граф открыл глаза, окрас которых стал более светлым, и устремил их на девушку.
      — Что ж, я покажу тебе, что психопат легко справится с тобой и без трансформации. — Бифомис поднял руку вверх и щёлкнул пальцами.
      Под арочными сводами высокого потолка снова пронёсся жуткий въедливый крик, и огромная мерзкая птица молниеносно бросилась на Адору. Когти вцепились в голову, намереваясь содрать с девушки скальп.
      Граф решил воспользоваться моментом и подобраться к Канну. Ему почти удалось коснуться принца рукой, как вдруг голову пронзила острая и одновременно ноющая боль. А через мгновение что-то тяжёлое со всей силы врезалось ему в спину. Бифомис еле устоял на ногах, поймав равновесие. Обернувшись, он оцепенел от ужаса.
      Так вот откуда возникла эта внезапная боль: под ногами графа с зияющей кровавой раной вдоль шеи лежало его любимое творение, связи с которым он больше не ощущал. Без сомнений, Страж был мёртв.
      «Почему же ты не излечился? Для тебя подобная рана не смертельна!» — в панике думал граф.
      — Кажется, я случайно пришила чью-то милую зверушку! — истерическим тоном завопила Адора.
      Он с трудом оторвал взгляд от своего питомца и поднял голову. Белый цвет волос Ищейки окрасился в липкий багровый. Девушка была в бешенстве. О чём свидетельствовали не только хищный оскал и отсутствие искры разума в широко распахнутых глазах, но и два серповидных рога, концы которых достигали плеч. Её грудь натужно вздымалась и опадала при каждом вздохе. Она чуть ли не задыхалась от гнева. Не мешкая, девушка кинулась на графа с разъярённым воплем. Бфомис выставил руку вперёд, чтобы избежать удара ножа по горлу. Как только лезвие кинжала полоснуло по коже, всё тело до кончиков ушей охватила жгучая боль. Зажав кровоточащую рану, он интуитивно отпрыгнул в сторону. Кровь не останавливалась, рука просто горела. Не было даже намёка на начало регенерации. Как такое возможно?
      — Как же приятно видеть твою озадаченность, алхимик! — Казалось, безумные глаза Адоры стали ещё шире. Тонкий хвост Ищейки резко метался из стороны в сторону, разрезая воздух, словно плеть.
      — Что… что ты со мной сделала?
      



Летта Мюллер

Отредактировано: 17.03.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги