Связанные тайной

Размер шрифта: - +

Глава 3

Психиатрическая лечебница Кингс-Парк стояла в запустении уже второй десяток лет. Когда-то это место использовалось исключительно по назначению — для лечения умственно и душевно больных. Местные даже окрестили её «Убежищем Лунатиков» из-за того, что в это место можно было попасть за любое отклонение от нормы, будь то лунатизм или перепады настроения. Теперь же большинство зданий на внушительной территории больницы превратились в никому ненужные развалины, а те, что использовались и по ныне, можно пересчитать по пальцам.
      Ни для кого не секрет, каким ужасным процедурам подвергались пациенты данного заведения. В их число входили лоботомия, лечение электрическим током, изоляция и непосильный труд. Поговаривали, что многие пациенты не выдерживали этих передовых по тем временам методов лечения, сбегали из психбольницы, совершали самоубийство, либо встречали смерть в руках «опытных специалистах» в белых халатах. Одни из сбежавших затерялись в лесах, окружавших территорию лечебницы, другие утонули вблизи острова Лонг-Айленд, где и располагалась сама больница. Все они числились пропавшими и с тех пор не были найдены. Также говорили, что многие тихие психически больные были убиты более буйными пациентами. Всё это врачи держали в большом секрете, дабы не запятнать хорошую репутацию клиники.
      Ныне считалось, что Кингс-Парк была заселена духами умерших и замученных здесь пациентов, которые не смогли найти покой и жаждут отмщения. Поэтому до сих пор не нашлось инвестора, который бы отважился вложиться в проклятую больницу.
      В это место частенько наведывались подростки и прочие искатели острых ощущений. Огромный интерес для них представляло здание под номером 93, которое по удивительному стечению обстоятельств имело тринадцать этажей. Люди прозвали его «Бьющимся сердцем убежища». И своё название это здание получило неспроста. Ведь именно оно — бо́льшая его часть — использовалось для содержания пациентов, страдающих психическими расстройствами, когда больница ещё функционировала. Многие исследователи заброшенных строений утверждали, что они своими собственными глазами видели, как из окон здания 93 на них смотрели призрачные фигуры в белом. А один смельчак из группки пробравшихся на территорию психбольницы подростков решил проникнуть внутрь. Однако не сумел сориентироваться в темноте и заблудился. Слыша человеческие стоны и рыдания, он несколько часов в панике носился по обветшалым коридорам первого этажа, кричал и бился в наглухо забитые и замурованные окна, пытаясь найти выход. Всё же выбраться ему удалось. Бедняга наконец наткнулся на незапертую дверь — путь к долгожданной свободе. Когда же он выбежал наружу, что-то заставило его оглянуться. Он поддался этому странному зову и увидел на двери надпись, написанную чёрной краской: «Зло внутри». В тот день он чудом не сошёл с ума.
      Была ещё страшилка, связанная с пролегающими под зданием туннелями, в которых ещё сохранились остатки тайных карцеров, где пациентов (по всей вероятности, и не больных вовсе) держали против их воли. Один из диггеров, исследовавших туннели, весь путь думал, что идёт по воде, но когда выбрался наружу, вдруг увидел на своих ботинках кровь. Правда это или же разыгравшееся воображение, но на снимках исследователя была зафиксирована довольно странная субстанция, заставляющая задуматься.
      Многих подобные истории заставляли одних людей обходить это место стороной, другие же просто хотели испытать себя на прочность и, не заметив ничего сверхъестественного, находили для себя новое место для сборищ и посиделок. На таких ребят и наткнулась в книжном магазине Молли Свонсон. И ей показалось странным, что даже они заговорили о призраках.
      Верила ли Молли в приведений? Нет. И пока эта новость попахивала дешёвой сенсаций из второсортной газетёнки. Но то самое журналистское чутьё, которым без лишней скромности обладала Молли, подсказывало ей, что заброшенная психиатрическая лечебница могла скрывать нечто большее, чем просто слухи про призраков. Вполне вероятно, там прячется какой-нибудь бездомный или что хуже беглый преступник.
      Молли оторвала взгляд от монитора, откинулась на спинку стула и устало потёрла переносицу, зажмурив глаза. Она просидела за компьютером в поисках целый час, а то и больше. Сообщения о странных существах, терроризирующих город, буквально заполонили все новостные источники. Капнув глубже, она обнаружила, что пик «аномальных» проявлений приходился на осень, когда малолетние искатели приключений, однако скептически настроенные, вдруг в один голос затвердили, что видели странные тени на верхних этажах той самой психушки.
      Звучало неубедительно, ведь эти тени вполне могли принадлежать и другим таким сталкерам, но Молли решила, что терять ей всё равно нечего, почему бы не наведаться в плачевно известную заброшенку и не проверить всё самой.
      Девушка поднялась из-за рабочего стола и начала сборы. Новая квартира Молли казалась неприветливой и пустой, за исключением минимального количества мебели и кучи нераспакованных коробок. Может, когда она их наконец распакует и разложит всё по своим местам, квартира приобретёт более дружелюбный вид, и из неё перестанет хотеться поскорее уйти. Что ж, в любом случае, теперь это бездушное пространство называлось её домом. Придётся привыкать, пусть это будет непросто. Ведь каждый раз, когда она переступала порог, её накрывала печаль — разлука с отцом и расстояние в тысячу километров ещё долго будут давать о себе знать.
      Вооружившись фотоаппаратом, фонариком, перцовым баллончиком (мало ли что) и накинув плащ, Молли выскочила наружу и села в свой пикап. Врубив радио, она в нервном предвкушении отправилась в путь.
      На место девушка прибыла лишь к вечеру, на улице уже начинало смеркаться. Молли въехала на территорию психбольницы без проблем. Миновав табличку «Не входить. Закрыто для общественности» девушка ещё несколько минут ехала вперёд по главной дороге. Затем она съехала на лужайку, припарковалась около широкого раскидистого дерева и вышла наружу. Интернет источники не соврали, территория была невероятно огромна, на ней был расположен целый архитектурный ансамбль, в котором запросто можно заблудиться. Здесь было очень тихо. Даже птиц не было ни видно, ни слышно. Они словно остерегались этого гиблого места, словно чувствовали нависшую над ним отрицательную энергетику. Молли подняла воротник плаща и, с опаской оглядываясь по сторонам, обхватила себя руками. Пройдя по лужайке, она вышла на асфальтовую дорожку покрытую трещинами, которые уже поросли травой, и достала мобильный телефон. Девушка открыла карту комплекса и попыталась сориентироваться на местности. Судя по картинке, она находилась где-то между зданиями 36 и 19. Нужное строение находилось примерно в десяти минутах ходьбы, либо в трёх минутах езды. Молли выбрала машину.
      Приближаясь к цели, девушка проехала мимо крематория с неожиданным названием «Солнышко». Её передёрнуло, то ли от названия, то ли от предназначения этого заведения. В полумраке длинная дымовая труба, устремлённая в небо, смотрелась устрашающе. Неподалёку она заметила двухэтажное здание департамента безопасности, где некогда располагалась полиция и пожарный пункт.
Здание 93 располагалось на возвышенности, из машины увидеть его было проблематично. Пикап пришлось оставить рядом с редкой зарослью деревьев и дальше идти пешком. Пройдя в лесок, девушка увидела полуразрушенную лестницу, ведущую наверх. Она поднялась и оказалась перед высоким секционным забором из сетки Рабица, прямо посреди которой зияла дыра, проделанная кусачками. Обрезанные края были отогнуты в сторону, словно дверца размером с человеческий рост. Сразу за ней через лужайку в паре десятков метров возвышалось тринадцатиэтажное здание из красного кирпича в неоклассическом стиле. Практически все окна были частично разбиты и зарешёчены. Типичная заброшенка, но было в ней нечто, заставляющие обратить на себя внимание — окна на половине здания восьмого этажа были наглухо заколочены, все до единого. Изнутри. Девушка взяла в руки зеркальный фотоаппарат, висевший на шее, и сделала пару снимков. Она уже знала, куда именно ей следует идти. Однако существовало одно препятствие в виде такой же сетчатой ограды, что девушка встретила у лестницы.
      Остановившись у сетки, Молли пару раз чертыхнулась. Она подёргала ворота, на которых висела потёртая табличка «Не входить», чтобы лишний раз убедиться, что цепь плотно заперта.
      — А на что я надеялась? — расстроено произнесла она. Но отчаиваться Молли не стала, тем более что не в её правилах было отступать. Упорство и упрямство достались ей от отца. Двигайся вперёд, несмотря ни на что, лишь тогда твой дух закалится, всегда твердил он.
      Девушка решила пройти вдоль забора. По-любому сталкеры уже как-то проникали внутрь. Когда Молли свернула за угол, её надежды оправдались — через метра два от неё виднелась дыра, так же проделанная кусачками. Часть решётки была вырезана и отогнута книзу. Пробраться на другую сторону не составило труда, Молли даже не задело металлическими прутиками с мест среза. Всё-таки есть свой плюс в маленьком росте!
      Теперь перед ней встал другой вопрос: как проникнуть в здание? Все окна были в железных решётках и вполне вероятно, что дверные проёмы наглухо замурованы, как и в других заброшенных корпусах. Впрочем, рядом со зданием росло много кустарников и деревьев, закрывающих обзор. На форумах девушка что-то читала про полуразрушенный вход в подвал, но уже не помнила, о каком здании там шла речь. Следуя интуиции, Молли решила сначала пройти по левую сторону здания, заглядывая за деревья. Вход нашёлся довольно быстро. За пушистыми ветками высокой размашистой ели девушка вместо окна увидела чёрный проём. Похоже, удача была на её стороне.
      Она приблизилась к дыре и посмотрела в непроглядную чернь. Молли непроизвольно взглотнула. До этого момента ей не было страшно, но теперь… Из оконного проёма веяло чем-то жутким, чем-то необъяснимым. Призраков не бывает, это всё глупые предрассудки, повторяла про себя девушка, готовясь войти внутрь. Холод и темнота могут настроить мозг против себя. Он отключает здравый смысл и выстраивает в голове картинки, иллюзии, основываясь на личном опыте человека, полученном из фильмов ужасов или книг. Как говорят, страх лишает разума. Какая ирония — сойти сума в психушке! А неплохая может выйти статья.
      Молли пошарила рукой в сумке, перекинутой через плечо, в поиске небольшого светодиодного фонарика. Нажав на кнопку и отрегулировав фокус, девушка направила в окно луч света. Его встретила обшарпанная стена с граффити, на котором была изображена большая буква «Z» и прочие трудно читабельные буквы. Молли зажала фонарик между зубов и опёрлась руками о разрушенный подоконник. Она подтянулась и закинула правое колено. Подавшись вперёд, девушка перекинула левую ногу и чуть не свалилась вниз, едва сумев ухватить равновесие. Когда она перелезла и спрыгнула, под её ногами что-то хрустнуло. На полу чего только не было: разрушенная плитка, каменная крошка, грязь, мусор, следы жизнедеятельности местных бомжей и наркоманов, фонарик даже осветил валявшиеся старые джинсы, над которыми белым мелом был подрисован человеческий силуэт. Это выглядело бы довольно забавно, если бы не было так жутко. Молли сделала несколько снимков и, пройдя вдоль тёмного помещения, свернула в коридор. Ветви деревьев прорастали прямо в окна, разбив стёкла. Поэтому даже днём сюда бы проникало минимум солнечного света. В конце коридора находился выход на лестничную площадку. Молли начала двигаться наверх. Стены вокруг были полностью исписаны и изрисованы. Похоже, на лестнице рисовать намного удобней.
      Когда Молли поднялась на третий этаж, растительности в окнах уже не было. Ещё несколько часов назад на лестнице было бы вполне светло, и девушка бы не спотыкаясь добралась до цели. Но сейчас ей приходилось тщательно освещать себе путь и смотреть под ноги, чтобы ненароком не упасть с лестницы и не разбиться.
      — Лифт бы не помешал, — прокряхтела она, наконец-то доковыляв до восьмого этажа. В сущности, лифт-то в здании имелся, только вряд ли он уже когда-нибудь снова заработает.
      Молли вошла в очередной длинный коридор. Здесь было ещё темнее, чем на лестничных пролётах. Девушка абсолютно ничего не видела. Казалось, что весь мир вдруг исчез, провалившись в эту черноту, и что кроме неё и маленького лучика света от фонаря больше ничего не существовало. Девушка сделала глубокий вдох и замерла. Она просто стояла на месте и слушала. Но кроме полнейшей тишины до её слуха так ничего и не донеслось. Тогда Молли подняла фонарик и сделала его свет более рассеянным, чтобы увеличить обзор, затем принялась осматриваться. Вдоль стен, от одного дверного проёма до другого, тянулись металлические поручни. Повсюду снова красовались разноцветные фразочки и рисунки, а на одной из стен рядом с выходом на лестничную площадку, прямо за спиной Молли, была изображена неаккуратная восьмёрка, нарисованная чёрной краской из баллончика. Что ж, этажом она точно не ошиблась. Но вот в чём заключалась странность: Молли заметила, что пол в помещении был, можно сказать, чистым. Неужели кто-то из местных вандалов будет заниматься такой бесполезной для них вещью, как уборка?
      Холл, где стояла девушка, разделялся на два коридора: один с большой дверью с полуразбитым стеклом в решётке, другой с широким арочным проходом. Сначала Молли решила обследовать помещение с дверью, которая отозвалась противным скрипом и дребезжанием оставшегося в ней стекла. Молли прошла вперёд метра четыре, и свет фонаря привёл её в очередное помещение. Оно было довольно просторным с большим количеством забитых окон. Пол здесь тоже был вычищен, а у одной из стен стояло несколько шкафов, на их полках даже что-то лежало. У другой стены располагалась небольшая перегородка, к которой был приставлен потёртый письменный стол со стулом. Складывалось впечатление, что мебель в этом помещении кто-то починил и расставил на нужные ему места. Ещё одна монетка в копилку странностей. Молли снова сделала несколько снимков.
      Местечко это явно кто-то обживал, но зачем забивать окна?
      — Эй, здесь кто-нибудь есть? — громко спросила Молли пустоту, но в ответ раздалось лишь эхо её собственного голоса, разлетевшегося по залу и пустым коридорам. Девушка ещё раз осмотрелась вокруг и решила сходить разведать арочный коридор. Она чувствовала, что вот-вот найдёт подсказку, которая расставит всё на свои места.   
      Выйдя из зала, Молли заметила, что при в ходе проглядела ещё один узкий дверной проём. Самой двери не было. Судя по разрушенному деревянному косяку и раскуроченным петлям, дверь была выломана и, похоже, куда-то вынесена. Девушка перешагнула через порог и прошла внутрь. Свет упал на старую кафельную плитку, которая на стенах местами отсутствовала, либо была покрыта трещинами и сколами, так же дело обстояло и с полом. Это помещение явно использовалось в качестве ванной комнаты или уборной. Пройдя чуть глубже, Молли увидела две высокие, покрытые ржавчиной и грязью ванны. В общем-то, ничего интересного тут не было, поэтому Молли развернулась, чтобы уйти, но тут же передумала. Перед её взором предстала огромная пентаграмма. Она практически достигала потолка и касалась пола. А вот это уже кое-что.
      Девушка подошла ближе, чтобы как следует рассмотреть рисунок. Он был нанесён на голую стену. Вероятно, виртуозному вандалу, создавшему сиё творение, пришлось очень потрудиться, сдирая оставшейся кафель, перед тем как приступить к делу. Работа была проделана очень аккуратно, круги пентаграммы были удивительно ровные, а все линии и символы чёткие. Этот магический знак всем своим видом показывал, что нарисован он здесь вовсе не для красоты. И эта тёмно-красная краска… Молли была практически уверена, что это кровь, и принадлежать она могла кому угодно.
      — Чёртовы сатанисты, — проговорила она, отходя от рисунка, — так вот из-за кого весь сыр-бор. — В голове у Молли уже вырисовывалась картина происходящего и назревал текст для будущей статьи. Конечно, не сенсация, но обыграть эту историю в правильном направлении и дело в шляпе. Жаль, что нет нужных знакомых, кому бы можно было отдать образец «краски» на анализ. Хотя всегда можно обратиться в полицию.
      Молли отошла ещё чуть дальше и положила фонарик на пол так, чтобы изображение оставалось в пределах видимости, и включила зеркалку. Отрегулировав фокусировку через видоискатель, девушка уже приступила к съёмке, как вдруг по спине пробежал холодок. Она чувствовала, что за её спиной кто-то стоит. Стало по-настоящему страшно. В голове сразу промелькнула фраза из какого-то фильма ужасов про приведений: «Если ты в это не веришь, это ещё не значит, что этого нет». Молли хотела обернуться, но тело словно превратилось в камень. Внезапно за спиной послышался приглушённый звериный рык. Разве призраки рычат? Может, сюда просто забежала собака? Рычание становилось громче, оно приближалось и раздавалось откуда-то сверху. Какая… огромная собака.
      Даже если она сейчас обернётся — за спиной сплошная темнота. Но не стоять же столбом и ждать пока на тебя набросятся. Молли собралась с духом, в резком развороте отступила на шаг назад и, направив объектив повыше, нажала на кнопку спуска затвора. Секундная вспышка осветила страшное создание. Молли успела увидеть торчащие из головы рога, звериные зрачки и острые клыки, перед тем как чудовище выставило перед лицом руку, укрываясь от яркого свята. Оно яростно взревело и с размаху ударило девушку по лицу. Молли выронила фотоаппарат, ремень от которого резко дёрнуло вниз, отлетела на пару метров и упала на пол. Шея заныла, а область от основания лба до скулы пульсировала и пылала огнём от боли. Девушка с большим усилием и в сопровождении непроизвольных стонов сумела отползти назад и прижалась к стене с пентаграммой. Непрерывно раздавалось низкое утробное рычание. Монстр приближался, точнее его горящие глаза. Они словно излучали холодный голубой огонь, кроме которого Молли не могла ничего разглядеть в толще темноты, окружающей единственный островок света, в котором она сейчас сидела. Молли не могла поверить своим глазам, но, похоже, сатанисты с помощью этой пентаграммы призвали в больницу настоящего демона!
      Вот уже в свете фонаря метнулся плетеобразный хвост с пикой на конце. Щёки были мокрые от слёз, девушке хотелось кричать, но крик застревал в горле, не успевая вылететь наружу. Единственное, что было у неё для защиты, это перцовый баллончик в кармане плаща. Ели повезёт, она успеет прыснуть им в глаза монстра до того, как его когти достигнут её. При условии, что такое средство вообще сработает против демонической твари. Но так есть хоть какая-то надежда.
      Рука Молли скользнула в карман и крепко сжала баллончик. Но он ей так и не понадобился. Что-то налетело на зверя и сбило его с ног. Он шумно рухнул на пол и зарычал так громко, что от его рыка перемешанного с эхом зазвенело в ушах. На полу слышалась возня, раздавались звуки борьбы. Потом Молли показалось, что кто-то ударился о стену, потому что в тот же момент послышалось, как на пол падает и разбивается кафель, а вместе с ним и резкий звон, словно упало что-то металлическое. Надрывный стон. Бурлящий хрип. Происходило что-то нехорошее, но Молли не могла ничего увидеть. Она дрожащими руками схватила зеркалку и судорожно начала фотографировать то место, откуда издавались звуки. На дисплее возникали ужасающие картины: здоровый демон на расстоянии вытянутой руки сжимал горло человека, одетого во всё чёрное. Он находился навису, у ног не было точки опоры, человек хватался руками за кисть монстра, пытаясь освободиться. Лица его видно не было. Похоже, его скрывала маска, или только его часть. Разглядеть было трудно.
      — Как же давно я мечтал с тобой расквитаться, — вдруг произнёс демон, приблизившись к лицу человека, — предатель.
      От его гортанного пронизывающего до костей голоса Молли стало так жутко, что она плотнее прижалась к стенке, прекратив съёмку.
       — Ты никогда мне не нравился. И эта твоя грёбаная маска… Кем ты себя возомнил, щенок! — проревел он, а человек всё сильнее задыхался. — Хоть перед тем, как ты сдохнешь, взгляну на твою поганую рожу.
      Значит, всё-таки маска. Может, этот человек одни из сатанистов, вызвавших демона? Тогда почему тот назвал его предателем и пытается убить? Молли была напугана, но заинтригована, ей было интересно узнать, что будет дальше и одновременно страшно за свою жизнь. Нужно было выбираться. Но навязчивое любопытство взяло верх. Она решила попытать счастье и убить двух зайцев сразу: взглянуть на человека, который по сути спас ей жизнь, напав на демона, и рвануть из больницы что есть мочи. Выход из ванной комнаты находился практически в двух метрах от этой злобной твари и прижатого к стене человека. Если не мешкать, всё должно получиться.
      Забыв о боли, девушка поднялась на ноги и, проигнорировав внезапное головокружение, кинулась вперёд. Она схватила фонарик, подбежала поближе к дверному проёму и направила его в сторону, где сверкали голубые огни. Свет озарил лицо монстра и… Молли впала в ступор от осознания и сковавшего тело страха. Второй тоже был не человек. Его кожа была практически такого же цвета, что у зверя, и пусть из головы и не торчали устрашающие рога, одни его глаза, в которых гнездилась сама тьма, кричали о том, что он тоже демон. Хотя что-то в его лице на мгновение показалось Молли знакомым, но она тут же отмахнулась от этой мысли.
      — Что ж, сначала я займусь ей! — Монстр вновь устрашающе зарычал и со всей силы швырнул второго демона на противоположный конец помещения. Сощурил глаза, словно любуясь коротким падением своего противника.
      Моли заметила на полу два очень странных клинка и, не раздумывая, схватив один в руку, выбежала из ванной. Она бежала без оглядки, освещая себе путь под ногами. Девушка прошмыгнула через приоткрытую дверь и выбежала в холл, как вдруг эта же дверь пронеслась у неё над головой, разбрасывая в разные стороны осколки стекла. Молли вскрикнула, прикрыв голову руками, но тут же оказалась прижата к полу. Клыкастая пасть была прямо перед её лицом. Сердце Молли отдавалось болью в груди, бешено отбивая ритм. Она приподняла руку и попыталась замахнуться найденным клинком, но он вдруг в буквальном смысле испарился из её руки. В панике она начала задыхаться, а слёзы затмевали ей взор. Внезапно откуда-то издалека донёсся громкий крик на гране утробного рёва, приближающийся с невероятной скоростью, и спустя мгновение нависший над Молли монстр растворился в воздухе, а по обе стороны от её головы приземлились и вонзились в пол те самые клинки. Теперь над Молли нависал демон, которого она по ошибке сначала приняла за человека. В ушах звенело, перед глазами забегали мурашки, и изображение начало стремительно темнеть. Но прежде чем Молли провалилась в беспамятство, она успела увидеть перед собой лицо Аллана.



Летта Мюллер

Отредактировано: 17.07.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги